Почти брат

Сторінка 1 з 2 1, 2  Наступне

Попередня тема Наступна тема Донизу

Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:13 pm

Дорогие читательницы, выкладываю обещанный роман. Я таки его дописала)))
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:13 pm

Аннотация
 
Ксения рано осталась без матери. Отец занимался лишь своей личной жизнью, пытаясь угодить новой жене. Проблемы девочки волновали только одного человека. Он стал ей почти братом, помогая и оберегая. Но потом она выросла, и они расстались. Чтобы встретиться снова.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:14 pm

Пролог:

Сеня заправила за ухо прядь волос, выбившуюся из косы, и, прищурившись, взглянула на небо. Там, собравшись косяком над многоэтажками, улетали в теплые края журавли. До лучших времен.
Ей тоже хотелось куда-нибудь отправиться, хотя бы к бабушке, но отец строго-настрого приказал быть дома не позже трех по полудни. Их класс отпустили с последнего урока – учительница географии заболела, однако Сеня не торопилась.
Бросив школьный рюкзак на скамью у подъезда, девочка решила дожидаться назначенного времени на улице подальше от суеты, перевернувшей с ног на голову их квартиру. Да и видеть светящимся от радости отца она не могла.
Со дня смерти мамы прошел только год, а он уже нашел себе другую женщину. Сегодня эта особа усядется за стол, накрытый скатертью, вышитой мамиными руками, станет накладывать еду на тарелки, подаренные бабушкой на свадьбу родителей, а главное примется претендовать на внимание отца.
Считаясь достаточно взрослой в свои двенадцать, Сеня понимала: рано или поздно папа все равно женится. Мужчине нужна женщина. Однако она не ожидала, что это случится настолько быстро. Во всяком случае, для нее – слишком, но исправить сложившуюся ситуацию не могла.
Сеня посмотрела на дверь. Ей не хотелось встречаться с незнакомкой, но она обещала.
Пять минут. Еще целых пять минут. Успеется.
Дверь подъезда открылась, и из нее вышел долговязый, светловолосый парень. Устроившись рядом с Сеней, он достал из кармана кожаной куртки пачку «Camel» и протянул ей.
 – Будешь?
 – Нет. Спасибо.
 – Как хочешь. Я закурю?
Сеня пожала плечами, показывая, что ей безразлично, однако тайком наблюдала, как жесткие губы сжали сигарету в уголке рта, в длинных пальцах щелкнула зажигалка, а затем пронзительные серые глаза скользнули по ее лицу.
Смутившись, Сеня отвернулась. Возможно, ей следовало уйти, но почему-то совсем не хотелось нарушать мирное молчание, воцарившееся между ней и незнакомым парнем.
 – Ксюша, мы тебя заждались.
Отец вышел, чтобы встретить ее. Наверное, заметил из окна на пятом этаже. Он подошел к скамье и встал перед ней – еще молодой мужчина, седина лишь начала прокладывать себе путь на висках. Теперь другая женская рука будет ерошить темные блестящие волосы.
Сеня снова вспомнила маму, но заставила себя сдержать слезы. Она никогда не плакала перед отцом.
 – Извини. Не заметила, как пролетело время.
 – Ничего. Смотрю, вы уже познакомились.
Сеня взглянула на соседа.
Познакомились?
 – Нет еще. – Парень затушил сигарету о бордюр и выбросил в урну. Представился: – Сергей.
Сеня потрясенно смотрела на него, еще не до конца осознав истину, но уже догадываясь о многом.
 – Пап, он тоже будет жить с нами?
 
Год спустя…
 
 – Так мы едем или нет?  –  Сеня заглянула в спальню. Отец утюжил белую рубашку. Она не могла без жалости смотреть на его неуклюжие движения. Зина, новая папина жена, уже давно не баловала мужа такими мелочами. – Отойди, я тебе помогу.
Отец с удовольствием уступил ей место, а сам присел на кровать, наблюдая за дочерью.
 – Ксюш, почему в черный?
 
Она выкрасила в черный цвет свои толстые косы. Назло Зине. В те редкие мгновения, когда мачеха обращала на нее внимание, ехидная женщина всегда находила во внешности падчерицы какие-то недостатки. Зина громко вздыхала, закатывала глаза и начинала воспитывать Сеню, а если попросту – пилить. Полная, прыщавая, заучка, без вкуса, косноязычная – обычные эпитеты, адресованные ей, но далеко не полный список. Еще многое другое не нравилось стерве под личиной очаровашки, что она и комментировала с видимым удовольствием.
Однажды Зина заглянула в комнату падчерицы, когда Сеня заплетала свои длинные косы, и поджала губы, словно съела что-то кислое.
 –  Косы давно не в моде. Цвет ничего, но форма! Ксения, тебе обязательно стоит сходить к моему стилисту. Возможно, хоть он сумеет сделать что-то приличное с твоей внешностью.
Сеня терпеть не могла этот лживо-сочувствующий взгляд.
 – Идите вы… туда сами.
Лишь на миг в голубых глазах мачехи вспыхнула ненависть, но Сеня заметила. Взаимное чувство.
 – Я все расскажу отцу, и он тебя заставит.
Сеня промолчала, а Зина развернулась и выплыла из комнаты с оскорбленным видом.
Разговор состоялся позавчера. До сегодняшнего дня отец не говорил с Сеней на эту тему, но девочка точно знала – мачеха ему пожаловалась.
Вечером после неприятного события в ее комнату зашел Сергей – редкое событие, уселся на стул у стола и закурил. Сеня открыла форточку, чтобы сигаретный дым не задерживался в маленьком помещении. Зина никому не разрешала курить в квартире, и этот маленький протест со стороны ее сына странным образом объединял Сеню и Сергея.
 – Мать сердится. Говорит, что ты ее послала.
 – Угу. К парикмахеру.
 – Это не считается.
 – А… кому говорит?
 – Михаилу.
 – Понятно.
 – Острижешь?
 – Нет, не дамся. Только под наркозом.
Сергей поднялся, выбросил окурок в окно, подошел к ней и взял в руку одну косу. Какое-то время смотрел, как на диковинку. Сеня смущенно потупилась, но не сдвинулась с места.
    – Красивые.
Сергей вышел, а Сеня так и осталась сидеть, заворожено глядя на дверь.
Они никогда не ссорились. Наверное потому, что почти не разговаривали. Сергей Гладун жил своей жизнью, а она  –  своей, хотя и в общей квартире. Однако подобное сосуществование оказалось значительно лучшим, чем Сеня ожидала год назад.
 
Вчера она выкрасила волосы в черный цвет – самой черной краской, какая нашлась в магазине. Однако отец обратил внимание на изменения в ее облике только сегодня. Или увидел раньше, но не хотел об этом говорить. Как бы там ни было, он молчал, а Сеня не интересовалась, нравится ли ему. Они с отцом больше не разговаривали по душам, как раньше.
И тут вдруг:
 – Ксюш, почему в черный?
 – Захотелось. Так мы едем на кладбище или нет? Сегодня же два года со дня маминой смерти.
Отец отвернулся к окну. Было заметно, что объясняться ему трудно.
 – Сегодня не получится. Мы с Зиной идем в ресторан на юбилей ее подруги.
Мачеха. Ну конечно, куда ж без нее!
 – Так мы быстро – туда и обратно!
 – Уже не успеем. Нужно еще подарок купить. Мать хочет, чтобы мы вместе выбрали.
Ее отец стал подкаблучником. Слабым, буквально за год постаревшим подкаблучником!
 – Могли вчера купить.
Ей хотелось кричать, но она не могла – только не в такой день. Мама так сильно его любила. Да что там! И сама Сеня  –  тоже. Как же достучаться до него, как вернуть ее прежнего папочку?
 –  Не могли. Зина только сегодня узнала. Извини. Поедем в другой день.
Сеня не сомневалась, что мачеха знала обо всем заранее, в том числе и о том, куда они с папой планировали съездить.
Смяв только что отглаженную рубашку, Сеня бросила ее на кровать.
 – Маме важно сегодня. А эта – мне не мать.
 
Через три года…
 
Ее одноклассницы давно вытянулись и похорошели, а Сеня в свои шестнадцать все еще выглядела пышечкой с округлыми детскими щечками и ямочками на коленках. Ухажеры обходили ее стороной, и Зина обожала напоминать об этом падчерице – наедине и в присутствии гостей. В последнем случае – с особым удовольствием.
Сеня упорно делала вид, что ей безразличны бесконечные намеки мачехи, однако невнимание парней потихоньку начало задевать ее самолюбие. Юбка девушки становилась все короче, а количество краски на лице увеличивалось в геометрической прогрессии. Это не помогало привлечь к себе внимание, но Сеня продолжала экспериментировать с облегающими джинсовыми юбчонками.
В один из обычных дней, возвращаясь из школы, Сеня не сразу заметила, что группа развязных соседских ребят разместилась на скамейке у ее подъезда. Сразу захотелось развернуться и скрыться, переждать в другом месте, пока они уйдут. Раньше сорвиголовы тусовались ближе к магазину и у гаражей. Сеня не раз видела их, но обходила десятой дорогой. Сегодня не повезло. Задумавшись, она увидела парней слишком поздно, чтобы позорно бежать и этим вызвать ненужные разговоры, или еще хуже – желание догнать.
Стоило ей подойти ближе, как поглощавшая пиво компания загоготала, разглядывая Сеню, как какую-то забавную или уродливую зверушку. Она напряглась и ускорила шаг, желая проскочить мимо как можно быстрее. Когда девушка поравнялась со скамьей, смех резко прервался, и удивленная Сеня невольно посмотрела в сторону подвыпившей компании.
Главарь дворовой банды Мирон – угрюмый юноша с татуировками на руках и шее, резво соскочил со спинки скамьи на землю. Ловким, почти неуловимым движением он схватил Сеню за руку и потянул к подъезду.
Сеня понимала, что нужно кричать, звать на помощь, но звуки застревали в горле. Она могла лишь молча упираться пятками об асфальт, пытаясь свободной рукой разжать жесткие пальцы. Это не помогало.
Они неумолимо приближались к двери, но то, что это – ее подъезд, не успокаивало. Неизвестно, сколько пройдет времени, пока кто-то выглянет из квартиры или пройдет мимо. До конца рабочего времени оставалось несколько часов. Во всяком случае, ее квартира точно пустовала.
Мирон легко отцепил ее пальцы от дверной рамы, вталкивая глубже – в темноту коридора, прижал спиной к почтовым ящикам. Лишь почувствовав грубую руку под юбкой, Сеня сумела завопить. Ее крик заглушила ладонь, а затем губы, прошипевшие над ухом: «Еще раз крикнешь – убью».
Сеня молча боролась, но тяжелое тело не давало возможности пошевелиться. Тогда девушка попыталась согнуть в коленке ногу – как в книге по самообороне для женщин, но Мирон наступил на ее кеды, лишая надежды. Постанывая, он мял ей ягодицы, а Сеня в ужасе ждала, что будет дальше. Казалось, время тянется бесконечно. В тот миг, когда она почувствовала, что неумолимая рука пробралась между ее ног, и подумала, что вот-вот потеряет сознание от страха и унижения, насильник не только отпустил ее, но и вывалился на улицу, скатившись по бетонным ступенькам.
Дрожа, моргая от непролитых слез, еще не понимая, что произошло, она медленно сползла на пол. Спаситель склонился над ней, что-то спрашивая, но Сеня продолжала смотреть в свободный проем двери, всхлипывая и икая.
Ее подняли на руки и понесли вверх по ступенькам. Она уткнулась лицом в широкое плечо, узнавая запах сигарет.
Сергей.
Он поставил ее на резиновый коврик, поддерживая и открывая дверь ключом. Снова поднял на руки и занес прямо в ее комнату, усадил на кровать. Сергей устроился перед Сеней на корточках  и взял холодные ладошки в свои руки, согревая.
 – Малыш, ты как?
 – Платок,  –  попросила она, вытирая катящиеся градом слезы.
   Сергей порылся в карманах, не нашел там желаемого и подал ей край покрывала.
 – Поплачь. Так лучше. – Он помолчал, наблюдая, как Сеня вытирает лицо. – Этот… Он ничего тебе не сделал? Ну, ты понимаешь.
Мирон сделал ей больно, угрожал, оскорбил одним намерением, но…
Сеня отрицательно покачала головой и высморкалась.
 – Нет. Не успел.
 – Значит, я могу оставить ему его поганую жизнь?
Ей хотелось, чтобы Мирону было так же плохо, как и ей, даже хуже. Но смерть? Этого Сеня не желала никому.
 – Не нужно его… убивать.
 – Договорились.
Сергей сел рядом, прижал  ее к себе, баюкая.
 – Пожалуйста, не  говори ничего папе. И Зине.
 – Не буду.
 – Спасибо,  –  прошептала Сеня. Она чувствовала себя разбитой и неимоверно уставшей.
 – Не благодари. Не нужно. Я – твой брат. Почти.
Она уснула на его коленях.
С тех пор Мирон обходил ее стороной. Сеня подозревала, что Сергей приложил к этому руку.
А через месяц он ушел в армию.
Зина плакала и причитала, что ему уже двадцать, и он должен закончить институт. Сеня на мгновение даже пожалела мачеху. Когда мольбы не помогли, женщина начала орать на сына и обвинять в том, что именно из-за него она вышла замуж за черт те что, поскольку приходилось платить за его учебу, а денег не хватало.
Сергей молча собрал рюкзак и направился к двери. На пороге он оглянулся, задержал взгляд на Сене, прощаясь с ней и удерживая на расстоянии. Из-за матери. Для защиты Сени. В очередной раз.
Она еле сдержала слезы. За несколько лет этот парень стал ей по-настоящему дорог. Сеня так и не узнала, почему Сергей бросил институт.
А «черт те что» в это время сидел на кухне и напивался. Тоже молча.
  
  
Прошел год…
 
Мачеха давно бросила отца – тотчас после того, как из дома ушел Сергей. Она обозвала мужа алкоголиком и хлопнула дверью, забрав из квартиры все самые ценные вещи. Отец почти не расставался с бутылкой. Сеня не помнила, когда в последний раз видела его трезвым. Он даже не пришел на ее выпускной бал, уведомив, что у него в этот день траур – Михаила Ершова уволили с любимой работы. Специалист по интегральным схемам, именуемым чипами, превратился в пьяницу.
Он пропил все, что не забрала с собой Зина. Сеня боролась с его недугом, как умела – умоляла, угрожала, уговаривала лечиться. Все зря. Тогда она пообещала, что уйдет и больше не вернется, если он не перестанет напиваться. В ответ отец достал из-за почти пустого шкафа очередную бутылку.
Сеня разбила копилку, собрала свои нехитрые пожитки и покинула родной дом.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:16 pm

Глава 1:

 – Что вы умеете? Расскажите подробнее.
 – Там все написано.
 Лысеющий юркий мужчина с изборожденным крупными морщинами лицом уставился в папку с единственным листом бумаги.
 – Посмотрим. Родился… Учился… Почему не женились?
Маленькие, слегка раскосые глаза впились в лицо.
 – Некогда было.
 – Понятно. Спецназ. Ирак. Девятый дан в дзюдо. Красный пояс?
 – Да.
 –Мастер спорта по плаванью. Владеете всеми видами стрелкового оружия.  –  Мужчина отложил папку в сторону и недоверчиво уставился на Сергея. – Все это – правда?  –  Он постучал кривым пальцем по фирменному бланку охранного агентства «Гарантия», оказывающего услуги, мягко формулируя, обеспеченным клиентам. – Вам только двадцать шесть.
 – Так точно.
 – Лаконичные ответы, согласитесь. На мой взгляд, даже слишком.
 – Насколько мне известно, вы искали охранника, а не пресс-секретаря.
 – Что же, все верно. Возможно, есть нечто, что ваше руководство забыло упомянуть?
 – Боевой гопак.
 – Интересно, но вряд ли пригодится. Хотя, я бы с удовольствием понаблюдал.
 – При случае.
 – Непременно. – Мужчина поднялся с кресла. Он доставал Сергею лишь до плеча, но, несмотря на маленький рост, собеседник казался довольно опасным. Что-то напрягало в его манере двигаться, внезапных движениях, прищуре глаз. – Где вы храните коллекцию ножей?
Этого тоже не было в справке из агентства. Значит, наниматели не поленились и самостоятельно собрали о нем информацию.
 – В моем доме. В Симферополе.
Мужчина кивнул. Наверное, его люди уже проверили квартиру. Интересно, что еще им удалось узнать?
 – В общем и целом вы нам подходите. А теперь ответьте: почему мы должны взять на эту работу именно вас? Вы еще очень молоды – самый юный из всех кандидатов.
Сергей знал, что остальные претенденты гораздо старше, однако не сомневался, что именно в его умениях здесь нуждаются.
 –  Вы искали самого лучшего.
Подобие улыбки мелькнуло на губах тщедушного человечка в темном костюме.
 – Свое решение мы сообщим вам завтра. До встречи.
Сергей покинул огромный особняк на берегу моря. Садясь в темно-синий «БМВ», он посмотрел на небо.
Вечером пойдет дождь.
Его должны взять на эту работу. Он сделал для этого все возможное.
 
 – Крис, дорогая!
Она обернулась и подарила подошедшему мужчине улыбку. Тот  коснулся губами ее рук, а затем щеки.
 – Рада тебе, Тигран. Спасибо, что пришел.
Она тоже поцеловала его, а затем ладонью стерла со щеки помаду.
 – Я не мог проигнорировать твою первую большую выставку. – Мужчина склонил голову и прошептал ей на ухо: – Где ты пряталась так долго? Я очень скучал.
Сеня смущенно улыбнулась.
 – Я тоже, но администратор, которого ты нашел, выпил из меня все соки, пока спорил, где что ставить.
Тигран расхохотался, привлекая внимание посетителей. Она невольно залюбовалась его красивым смуглым лицом и лукавинкой в карих глазах.
Они знали друг друга два года. Их познакомил Давид Датоян – ее муж. Прошел год, как он умер, а перед этим долго болел. В тяжелые для Сени дни Тигран взял на себя всю подготовку похорон. Она плакала у него на груди, а он помогал, чем мог. А мог этот мужчина, как оказалось многое.
Спустя полгода Тигран начал наведываться к ней в гости. Между ними завязались дружеские отношения. Лишь тогда она поняла, насколько он богат. Его особняк недалеко от Ялты выглядел не хуже вилл знаменитостей, расположенных на юге Франции. Сеня терялась среди всего этого великолепия и поэтому приезжала в гости к Тиграну крайне редко, фактически навещала его только два раза – ради экскурсии и в день его рождения. Девушке казалось, что она совсем не вписывается в окружающую роскошь.
Сеня игнорировала приемы для богатых и знаменитых, на которые ее регулярно приглашал Тигран, а так же отказалась от посещения Мариинского театра и «Ла Скала», куда они должны были отправиться чартерным рейсом. Однако, переступив через гордость, девушка согласилась на помощь Тиграна в организации выставки. Это событие они планировали еще вместе с Давидом. Сеня обещала мужу быть практичной.
Раз за разом проверяя целостность хрупких работ, Сеня очень волновалась, гадала, понравится ли выставка. Венецианское и хевронское стекло, украшенное ее живописью, стоило немало. Бессонная ночь не прошла для девушки без последствий. Утром ей пришлось скрывать синяки под глазами с помощью тонального крема. В ход пошли даже губная помада и туш, которые недавно появились в ее косметичке. Собственно, как и сама косметичка. Ей не хотелось выглядеть рядом с красивым мужчиной бледной тенью.
Женщины Тиграна. Они кружили вокруг него, как вороны, приманивая красотой, родословной или тем и другим вместе. Сеня знала троих из многих, и даже одно время общалась с ними. Ни одна из них так и не стала женой Тиграна. Тридцатилетний богач оставался завидным холостяком.
Она едва не онемела, когда месяц назад он предложил ей замужество. По его словам, мужчина специально выжидал положенный для траура год. Потрясенная девушка не знала, что и думать, и уж тем более ответить.
Сеня давно избавилась от лишних килограммов, хотя и не по своей воле, но не считала себя выдающейся красавицей. Растерянная и смущенная девушка отказала Тиграну, но тот не согласился с ее решением, периодически напоминая о себе маленькими подарками. Он знал, что ничего дорогого она не примет.
Сеня так и не поняла, почему не согласилась. Что-то на подсознательном уровне, какой-то внутренний тормоз удерживал ее от семимильного шага в новую, обеспеченную жизнь. Возможно, все просто – она еще не готова в очередной раз что-то изменить, и ей необходимо время, чтобы свыкнуться с мыслью о новом браке? Кто знает?
 – Расслабься,  –  теплая ладонь согрела ей спину. – Сюда идут газетчики. Скажи им пару слов, а я постою в сторонке. Не люблю фотографироваться.
Поймав его ладонь, Сеня поинтересовалась:
 – Уже уходишь?
 – Завтра увидимся. Я пришлю машину. Карина мечтает с тобой познакомиться.
 
Сергей ожидал хозяина особняка на террасе, по привычке оценивая обстановку, изучая детали интерьера, расположение окон и дверей, направление вымощенных дорожек, со стороны веранды ступенями спускающихся к морю, а также количество подъездов к территории, видимых с его наблюдательного пункта. Он делал это спокойно и сосредоточенно и уже нашел несколько прорех в системе безопасности. Сергей планировал поделиться соображениями с нанимателем и ответственным за общую охрану. Боковым зрением он заметил, как в комнате мелькнула безволосая голова Рушана, и мысленно усмехнулся. «Действительно, блестящий».
Ему позвонили этим утром и пригласили для знакомства с объектом охраны. Он досконально изучил досье, предоставленное организацией, на которую работал, но по опыту знал, что в жизни все выглядит немного иначе, сложнее. Но работа есть работа, и Сергей привык делать ее на совесть. Благодаря не только своим многочисленным навыкам, но и способности приспосабливаться и анализировать, он считался одним из лучших в своем деле. Умение реально оценить обстановку и без надобности не лезть на рожон не раз спасали жизнь его подопечным и самому Сергею.
Он достал из кармана брюк платок и промокнул лоб.
 –Сегодня особенно жарко. Хотите чего-нибудь выпить? – Сергей обернулся. Темноволосый мужчина легкой походкой вошел на веранду и, приветствуя, протянул ему руку. – Тигран Малеев.
 – Сергей. Лимонад, если не трудно.
Он пожал протянутую руку и ощутил силу, неожиданную в худощавом мужчине.
Малеев кивнул слуге и пригласил Сергея сесть в одно из плетеных кресел возле круглого столика. Они подождали, пока перед ними ставили графин с лимонадом и два стакана, которые тотчас запотели от налитого молчаливым слугой холодного напитка. Сергей сделал несколько глотков, и только тогда Тигран снова заговорил.
 – Можно обращаться к вам по имени? Так будет проще. Мы с вами почти одного возраста. Зовите меня Тиграном.
 – Договорились.
 – Рушан предупредил меня, что вы немногословны.
 – Это недостаток?
 – Не в нашем случае. Должен предупредить, что ваша подопечная будет разговаривать за себя и за вас. – Сергей улыбнулся, но промолчал, а Тигран тем временем продолжил: – Она учится в Великобритании, приехала сюда на каникулы. Ваши услуги понадобятся приблизительно на два месяца. Разве что Карина захочет уехать раньше. Но это вряд ли. Она не слишком любит английский климат. Ей восемнадцать. Вы работали с девушками такого возраста?
 – Нет. Но с двадцатилетними приходилось. Думаю, разница не слишком большая.
 –Возможно. Надеюсь, вы поладите. Она мне очень дорога. Наши родители погибли, когда Карине исполнилось восемь. С тех пор я для нее не только брат, но и отец. Берегите ее, иначе я буду очень… строг.
 – Это – моя работа. Я привык ее делать как можно лучше.
 – Достойная привычка. – Тигран повернулся лицом к двери. Улыбка, которой он одарил вошедшую, сделала его лицо мягче. – А вот и она.
      Сергей поднялся вслед за Малеевым, медленно обернувшись к подопечной.
Темноволосая, симпатичная девушка с чуть более светлой, чем у брата, кожей, подлетела к Тиграну и звонко чмокнула его в щеку. Малеев обнял ее и кивнул в сторону Сергея.
 – Это твой охранник, девочка. Познакомься.
 – Я уже не девочка, Тигр. Разве ты не заметил? И зачем мне охранник? Я – не жена президента.
 – Сестра для меня важнее жены президента. Поэтому я и нанял для тебя охрану, Карина.
 – Он будет ходить за мной по пятам? – девушка оценивающе присматривалась к Сергею.
 – Да, и ты не станешь возражать. Сергей отвечает за твою безопасность.
Карина надула губки и протянула:
 – Даже на пляж? А если я захочу поплавать с друзьями?
 – Не знал, что у тебя есть друзья.
 – Сейчас нет, но обязательно появятся. Не могу же я провести все лето в обществе охранника.
«Строптивая», – отметил Сергей, но оставил мысли при себе. Это открытие не слишком его порадовало, поскольку усложняло задание, но выбирать не приходилось.
 – Ничего, как-то приспособитесь. Уверен, что Сергей не станет ограничивать твою свободу без особой надобности.
 –  Присутствие охранника – уже ограничение, – Карина повернулась к брату и продолжила разговор с таким видом, словно Сергей – всего лишь одно из кресел на веранде. – К ужину будут гости?
 – Да. Ты успела отдохнуть?
 – Конечно. Я готова сыграть роль хозяйки дома. Если ты, конечно, не против.
 – Можешь начать прямо сейчас. Посмотри, что приготовил повар.
Девушка снова поцеловала брата, одарила Сергея неприязненным взглядом и покинула веранду. Тигран усмехнулся, глядя вслед сестре.
 – Она умная девочка, но с характером.
 – Я заметил.
А еще он увидел начальника службы безопасности, маячившего в темной комнате.
 – Рушан проводит вас в гостевую комнату. Она – рядом с комнатой Карины. Встретимся за ужином.
Сергей присел на кровать в небольшой, но уютной комнате на втором этаже. Он думал о том, что нужно принять душ и осмотреться, но из головы не шел вызывающий взгляд Карины. Сергей раньше уже видел подобный вызов всему миру в глазах другой девочки, рядом с которой не оказалось заботливого брата, когда она в нем нуждалась. Где ее теперь искать?
 
Ох уж эти каблучищи! Зачем она их только надела?
Этот вопрос и обувь досаждали Сене, пока она брела по мощеной дорожке вверх  –  к входу в огромный особняк. Попросив водителя высадить ее у въезда в ворота, чтобы по дороге к дому полюбоваться прекрасным садом, Сеня забыла, что на ней не ее любимые сандалии, а босоножки на шпильках. Но что еще она могла надеть к нарядному платью, купленному специально для предстоящего ужина?
Сеня натерла мозоль, но старалась идти с достоинством на тот случай, если кто-то наблюдает за ней из окон. Хорошо, что подарок для хозяина особняка остался в автомобиле. Она выглядела бы комично, неся коробку в руках. Да еще эта жара – невероятная для июня. Если бы не бриз, Сеню не спас бы никакой дезодорант.
Тигран вышел ей на встречу и обнял, слегка приподняв над землей.
 – Я беспокоился, что ты снова передумала.
Он поставил ее на землю, и Сеня с удовольствием повисла на мужском локте.
 – Не такая уж я неблагодарная особа. Ты столько для меня сделал.
 – Только поэтому ты здесь?
Его темные глаза смотрели на нее с надеждой и желанием. Почему она не может ответить ему тем же? Возможно, не умеет? Сеня смутилась и потянула Тиграна к дому.
 – Нет. Конечно же, нет. Еще я хочу познакомиться с твоей сестрой.
 – Карина ждет. И я тоже, но гораздо сильнее. Но все же ответь: я, Тигран, а не меценат Малеев, что-то значу для тебя?
 – Пожалуйста, не дави на меня. Ты же обещал.
 – Да, обещал. Но мы не сумеем лучше узнать друг друга, если станем видеться настолько редко.
 – Ты же знаешь, почти весь мой день проходит в мастерской. Я не могу без этого.
 – Мы оборудуем мастерскую здесь.
 – Хочешь, чтобы я поселилась в твоем доме? Но…
 – Крис, прошу тебя, погости здесь хоть немного. Тем более что моя сестра сейчас здесь. Вы сможете отдыхать вместе, пока я работаю.
Девушка почувствовала себя неловко. Казалось бы, причин для отказа нет, но и оставаться в шикарном доме Тиграна почему-то не хотелось.
 – Не знаю. Это так неожиданно.
 – Ты сможешь уехать, когда пожелаешь. Обещаю.
Сеня молча ковыляла к дому. У нее болели ноги, а еще она никак не могла решить, стоит ли уступить уговорам Тиграна. Даже ненадолго. Ей не хотелось обижать этого мужчину. Он так много для нее сделал, а сам просит о малости.
Оказавшись в прохладе прихожей, Сеня повернулась к мужчине с неуверенной улыбкой на лице.
 – Ладно. Возможно пару дней.
Тигран закружил ее по выложенному узорчатой плиткой полу, а затем крепко прижался к губам.
 – Вот это да!
Сеня обернулась, пытаясь выбраться из неожиданных объятий. В дверях комнаты, лукаво прищурив глаза, стояла симпатичная девушка, видимо Карина, а на последней ступеньке лестницы, ведущей на второй этаж, замер высокий мужчина.
В голове вдруг помутилось, и Сеня, словно сквозь вату, услышала слова Тиграна:
 – Ты, наверное, уже догадалась  –  это моя сестра. Да, и еще. Познакомься с Сергеем Гладуновым, охранником Карины.
 Гладуновым? Господи! Может, она ослышалась?
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:17 pm

Глава 2:

Сеня. Он почти потерял надежду найти ее.
Сергей заставил себя продолжить путь вниз по лестнице. Остановился у подножия, с беспристрастным видом наблюдая, как Тигран целует девушку.
Каштановые волосы, короткая стрижка, большие серьги-кольца, длинное открытое платье, босоножки на высоких каблуках. Заметно похудевшая и потому казавшаяся более высокой, девушка все равно едва доставала Тиграну до подбородка. Это в обуви. Несмотря на изменения в ее внешности, Сергей не сомневался: перед ним  –  Сеня.
Он испытывал странные ощущения, видя ее в объятиях взрослого мужчины. По старой привычке хотелось вырвать девушку из смуглых рук, заслонить собой от похотливого, чужого взгляда. Именно так смотрел на нее Малеев. Возможно ли, что они близки?
В досье на Тиграна не упоминалось о Сене. Сергей изучил его вплоть до знаков препинания. Занимаясь поисками девушки, он узнал, что после ухода из дому она прожила около месяца у бабушки, а затем отправилась поступать в университет. Однако до места назначения Сеня не добралась. Что же все-таки случилось? Он обязательно это узнает, но позже.
Сеня нашлась, и сейчас его беспокоило другое – выполнение задания. Девушка из прошлого может стать для него проблемой, как бы ему не хотелось называть ее так. Хорошо, что он не изменил имя. Любой ее возглас мог стать для него решающим. Заметила ли она маленький нюанс в фамилии, названной Тиграном? Приходилось полагаться на ее природную сдержанность. Сергей очень надеялся, что Сеня изменилась только внешне.
Огромные зеленые глаза уставились на него в немом изумлении. Сергей заметил, как она пошатнулась, но удержался от того, чтобы броситься на помощь. Сомнений не осталось – для Сени их встреча тоже стала потрясением.
Тигран поддержал ее. Она попыталась улыбнуться, и Сергей мысленно похвалил девушку за храбрость.
 – Это от жары. Не беспокойся, дорогой.
Значит, все-таки «дорогой».
 – Позволь, я внесу тебя в комнату на руках.
 – Как жених невесту? – Карина расхохоталась. – Не слишком ли ты торопишься, Тигр?
 – Все зависит от нее.
Тигран коротко поцеловал Сеню. Она покраснела, но не возразила, лишь бросила смущенный взгляд в сторону Сергея. Тигран заметил это и на мгновение нахмурился. Сергей понял, что придется быть еще более осторожным. Кажется, его работодатель ревнив.
Тигран и Карина перебросились несколькими фразами по поводу холостяцкой жизни Малеева и даже посмеялись по этому поводу, но при этом Тигран периодически буравил Сергея подозрительным взглядом. Опершись на перила, Гладун делал вид, что его не занимают семейные дела. Сеня молчала. Это его устраивало, но и удивляло тоже. Наконец, девушка с видимым усилием произнесла:
 – Мне кажется, сейчас не время обсуждать этот вопрос. Тигран, ты не говорил, что будет еще… кто-то.
 – Извини. – Малеев вздохнул с явным облегчением. Кажется, он решил для себя какую-то задачу. – Сергей работает здесь первый день. У нас принято приглашать за стол всех присутствующих в доме, кроме слуг.
 – Я совсем не против, просто не ожидала. И ты не представил меня.
 – Действительно. Когда ты рядом, я забываю о приличиях. – Слишком интимное заявление, по мнению Сергея, смутило и Сеню. – Кристина Датоян – очень талантливая художница.
Сергей вежливо улыбнулся, и даже кивнул, произнося общепринятое: «Приятно познакомиться!», но в мозге выбивали дробь два слова: «Кристина Датоян».
Вот почему он не мог ее отыскать? Зачем она изменила имя, практически скрывается, не поддерживает связь с родными? Слишком много вопросов, а с ответами явно придется подождать.
Они, наконец-то, попали в огромную комнату с овальным столом, сервированным по всем правилам этикета. Сергей заметил, как приуныла Сеня, увидев количество вилок и ножей у каждой тарелки, и мысленно пожелал ей удачи. Тигран отодвинул для нее стул справа от места хозяина дома. Сергей помог устроиться Карине напротив брата. Та лишь кивнула в ответ, кстати, весьма надменно, но он лишь усмехнулся, садясь на свой стул – напротив Сени.
Малеев успевал все: флиртовать с гостьей, расспрашивать сестру об учебе, давать указания слугам. Сеня в основном молчала, ковыряясь в тарелке. Казалось, девушка боится поднять на него глаза. При этом выглядела она восхитительно. Сергей, как мужчина, мог понять интерес Тиграна к очаровательной женщине, в которую она превратилась. Он старался не задерживать на ней взгляд, но накладывал себе то же, что ела Сеня, и первым брал в руки нужный прибор. Она заметила его помощь и приняла ее. Если девушке хочется произвести впечатление на эту семейку, то он готов ей в этом помочь.
Сергей внимательно следил за разговором, хотя и делал вид, что занят лишь едой. Ему платили за должность охранника, и он не стремился блеснуть остроумием. Лучше, если его будут считать ограниченным человеком, размышляющим единственно в рамках своей работы.
Малеев почти не обращался к Сергею во время общей беседы, поэтому вопрос хозяина дома прозвучал для него неожиданно. Он уже понял, что рядом с Тиграном придется постоянно быть на чеку.
 – Вы не интересуетесь живописью, Сергей,  –  эти слова прозвучали не как вопрос, но он сделал вид, что не заметил этого. – Но, думаю, вам бы понравилась выставка, которую мы с Крис организовали. Карина планирует посетить ее завтра.
Значит и ему придется пойти. И, возможно, там они смогут с Сеней поговорить. Этот дом напичкан видеокамерами. Ему еще предстоит выяснить, где их нет.
 – Понятно.
 – Удивительно неразговорчивый человек. Правда, Крис? – рассмеялся Тигран, откинувшись на спинку.
Вместо ответа, Сеня вскочила со стула, едва его не опрокинув:
 – Я забыла про подарок! Он в машине.
Казалось, она не знала, в какую сторону следует идти, и поэтому остановилась в нерешительности. Сергей понял, что в доме Малеевых она бывает нечасто, и это его порадовало. Он не представлял ее здесь, но не потому, что Сеня этого не заслуживала. Ему хотелось для нее самого лучшего, доброго, уютного, а в этом огромном особняке, по его мнению, девушку не могло ожидать ничего подобного. Или ему хотелось так думать?
 – Дорогая, не торопись,  –  Тигран поднялся вслед за ней и снова обнял за плечи. Он махнул кому-то незаметному рукой и поцеловал Сеню в висок, демонстрируя близость. Сергея интересовало, насколько она глубока? – Сейчас все принесут. Не стоило беспокоиться.
 – Никакого беспокойства. Ты столько сделал для меня.
Она должна ему? Что и сколько? Еще одна тайна. Возможно, это имеет какое-то отношение к делу?
Сергею, не хотелось, чтобы Сеня оказалась замешана хоть в чем-то, связанном с Тиграном.
В комнату внесли коробку – на вид вполне обычную, даже без традиционного подарочного банта, и водрузили на стеклянный столик у окна. Сеня осторожно извлекла из нее что-то, поставила на прозрачную поверхность и отошла, забрав с собой картонку.
Даже неискушенный в искусстве Сергей замер в восхищении, когда солнечные лучи заиграли в гранях ассиметричной формы вазы, проникая сквозь слои полупрозрачных красок – синих, голубых, бирюзовых и еще многих других, которые он не умел обозначить.
– Волшебно! – воскликнула Карина, и Сергей согласился с ее восклицанием.
Только теперь он понял, что это чудо сотворила Сеня и на выставку именно ее работ он отправится завтра. Представляя, Малеев назвал девушку художницей, но тогда Сергей не обратил должного внимания на это обстоятельство. Он никогда не видел ее рисующей. Его Сеня оказалось очень талантливой.
И скрытной. Она отказалась признать его. Это его устраивало, но Сергей тяготился подобной ситуацией.
 
Казалось, ужин длился бесконечно. Сеня улыбалась, изредка принимая участие в разговоре, что-то ела, но ряды вилок, ножей и фужеров заставляли ее волноваться едва ли не больше, чем присутствие Сергея. Однако, если бы не он, Сеня вообще не решилась бы положить в тарелку еду.
Она заметила, как пристально Карина наблюдает за каждым ее движением. Давид как-то рассказывал Сене о том, насколько близки эти двое – брат и сестра Малеевы. Она понимала, что Карина желает для Тиграна самого лучшего, но опасалась, что не вполне подходит на роль хозяйки шикарного дома  –  в отличие от сестры Тиграна, осанка и манеры которой привлекали внимание своей изысканностью. И не существенно – врожденной или приобретенной.
Оставался открытым еще один вопрос: как вести себя с Сергеем? Ей хотелось поговорить с единственным близким ей человеком, которого она встретила за последние пять лет. Однако девушка не могла, не имела права впутывать его в свои проблемы. Сергей со своей стороны тоже не торопился признаться в том, что знаком с ней. Он слышал, как Тигран называет ее другим именем, но промолчал. Значит, и у него есть тайны Он явно не хочет быть узнанным.
Любопытство извело девушку не меньше волнения, и у нее дрожали руки. Сеня боялась разбить подарок, когда извлекала его из коробки. Ей пришлось по душе восхищение во взгляде Тиграна и в голосе Карины, но она не удержалась и украдкой посмотрела на Сергея.
Ему понравилось. Она заметила это в легкой, удовлетворенной улыбке на красивом лице. Он изменился, выглядел крепче, крупнее, щеки уже не западали, а подбородок казался почти квадратным, однако лучистые глаза согрели ее, наполняя уверенностью.
Десерт Сеня съела почти с наслаждением, благо теперь ей не приходилось беспокоиться о фигуре. После ужина Карина умчалась в сад, прихватив с собой телефон и бросив недовольный взгляд на Сергея. Видимо она не нуждалась в свидетелях, но ее охранник придерживался другого мнения. Он невозмутимо последовал за подопечной, оставив Сеню наедине с Тиграном. Тот предложил ей выйти на террасу, полюбоваться садом и насладиться тихим вечером. Сеня молча согласилась, взяв его под руку.
Ей не хотелось снова садиться, и она, проигнорировав плетеные кресла, оперлась о перила. Тигран встал позади нее и обнял за талию.
 – Ужин пришелся тебе по душе?
 – Замечательный. Спасибо. Передай мою благодарность повару.
 – Ты едва притронулась к еде.
 – Знаешь, Тигран, я не привыкла к подобной изысканности и такому количеству приборов на столе. Даже в ресторане их не бывает так много.
Он тихо рассмеялся, прижимаясь к ней всем телом. Теплые губы коснулись ее уха.
 – Извини, это я виноват. Не подумал. Хотелось, как лучше, а ты, наверное, измучилась от всего этого официоза. Обязательно позабочусь, чтобы в следующий раз накрыли проще – оставили лишь самое необходимое.
 – Чувствую себя невежей.
 – Ни в коем случае. Ты самое милое создание, которое я встречал в жизни. Когда ты перестанешь бояться и выйдешь за меня замуж, обещаю лично научить тебя всему.
Мужчина ждал ответа, но Сеня не знала, что сказать. Обещать – не в ее характере. Но Тигран  –  он был неизменно очарователен и исключительно добр к ней, поэтому Сене захотелось порадовать его чем-то приятным.
 – У тебя замечательный дом. Я с удовольствием погощу здесь. Ты действительно разрешишь мне устроить  в особняке мастерскую?
 – Все, что угодно. – Тигран коснулся губами ее шеи. – Крис, я нравлюсь тебе, хоть немного?
Сеня обернулась в кольце его рук и приложила ладонь к мужской щеке.
 – Очень.
Она действительно так думала, поэтому, когда Тигран страстно прижался к ее рту, Сеня ответила на поцелуй. Этот мужчина умел целоваться, и, наверное, многое другое тоже. Они оба наслаждались объятиями. Сеня почти не сомневалась, что когда придет время, им будет хорошо вместе. Если она решится.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:17 pm

Глава 3:

Сергей стоял на балконе, обозревая местность – привычка, выработанная годами. Он не мог спокойно спать, пока детально не изучит окружающую обстановку. Иногда от этого зависела жизнь, и не только его собственная.
Солнце спряталось за горизонт, давая возможность воцариться сумеркам. Стрекотали сверчки, а легкий ветерок, наконец-то, освежил раскаленный за день воздух. Вокруг все казалось спокойным, мирным, и даже детские выходки Карины его не раздражали. Поговорив по телефону, она ушла в дом, напоследок показав своему охраннику язык. Не реагируя на вызывающее поведение подопечной, держась на расстоянии, Сергей проводил ее до комнаты. Затем вышел подышать воздухом, а заодно узнать, о чем идет разговор на террасе.
Сергей знал, что может себе это позволить, потому что Рушан только что покинул территорию особняка – отправился домой, в маленький домик в двух километрах отсюда. По сведениям, собранным для Гладуна, начальник здешней охраны жил очень скромно вместе с двумя кавказскими овчарками. Его навещала лишь пожилая немногословная соседка, убирая в комнатах и давая корм псам, разгуливающим по вольеру, едва ли не большему чем сам дом.
   Сергей слышал каждое слово, произнесенное Сеней и Тиграном. Он старался не двигаться, чтобы не выдать свое присутствие и не пропустить что-то важное. Ему, как никогда, хотелось закурить, но он не мог себе этого позволить. Профессия заставила его отказаться от вредной привычки. Она увеличивала вероятность оставить ненужные следы. Марка сигарет, форма окурка и другие мелочи могут много рассказать о курильщике.
Засунув в рот мятную жвачку, Сергей задумался.
«Значит, Сеня остается погостить. В то же время существует вероятность, что она станет здесь хозяйкой».
И хотя ее «очень» не понравилось Сергею, он не мог не согласиться, что Тигран для девушки во всех отношениях – неплохой вариант. Если только информация о нем не подтвердится. Радость при виде Сени слегка померкла в свете открывшихся обстоятельств. Теперь ему придется не только выполнять задание, охранять Карину, но и оберегать девушку, которую он почти отчаялся найти.
Сергей даже в мыслях не мог назвать ее сестрой. Его чувства к ней оказались гораздо глубже, чем мог ожидать подросток, которого мать привела в его новый дом. Откуда он мог знать, как должны относиться друг к другу сводные брат и сестра? То, что в детстве казалось обычной дружбой, в один миг превратилось в нежность, когда Сеня уснула на его руках после случая с дворовым отморозком.
Сергей осознавал это раньше и убедился сейчас. Особенно сейчас, когда увидел ее рядом с другим мужчиной. Но ни тогда, ни, тем более, теперь он не мог позволить себе по отношению к этой девушке что-то большее, чем родственные чувства. Он оставался для нее всего лишь братом.
Ему в очередной раз пришла в голову мысль, что, выбирая профессию, он пытался исключить доступ к своему сердцу любой женщине. Его работа не позволяла особенные чувства, потому что это делало его уязвимым.
Случилось так, что Сеня будет здесь жить, значит, ему придется подкорректировать свое поведение. Не кардинально, но все же. Он должен постараться, чтобы Тигран ни о чем не догадался. Для этого ему необходимо поговорить с Сеней. И лучше не откладывать до завтра.
Он слышал, как Тигран долго уговаривал девушку остаться на ночь, обещая утром отвезти домой, чтобы собрать самое необходимое. Сначала Сеня отказывалась, затем некоторое время молчала, а Сергей, почти не дыша, ждал ее решения. Когда она согласилась, он решил, что должен отстраниться от личного и думать конструктивно.
Кристина. Крис. Необходимо привыкнуть называть ее новым именем.
Каблучки Сени простучали по лестнице. Сергей затаился, пытаясь угадать, в какое помещение она войдет. Стукнула дверь одной из гостевых комнат. Выжидая, Сергей уверял себя, что его радость связана лишь с тем, что в отдельной от Тиграна спальне он сможет поговорить с девушкой без свидетелей, но потом вспомнил о многочисленных подслушивающих устройствах и передумал.
Он подождал еще немного, почти не сомневаясь, что сейчас Сеня отправится в ванную – единственную на три гостевые комнаты. Так и случилось. Спустя пять минут он осторожно нажал на бронзовую ручку, из-за которой слышался шум воды.
Дверь открылась. Сеня резко обернулась, собираясь закричать, но, узнав его, закрыла ладошкой рот, а другой рукой потянулась за полотенцем. Он повернулся к ней спиной и закрыл глаза. Совершенное тело отпечаталось в его мозгу.
 – Не выключай воду, пока я буду говорить.
 – Хорошо. Но почему?
 – Я не успел осмотреть твою комнату, поэтому пришел сюда. Здесь нет видеокамер и «жучков», но лучше подстраховаться.
 – Думаешь, что в моей комнате…
Сергей вспомнил голодный взгляд Тиграна и покачал головой.
 – Вряд ли, но лучше не рисковать. Извини, я не думал, что ты успела раздеться. Раньше ты была медлительнее.
 – Многое изменилось с тех пор. Не извиняйся, я сама виновата. Не привыкла закрывать дверь ванной на ключ. Можешь повернуться.
Полотенце доставало ей почти до коленок, но от этого она не выглядела менее привлекательной. Сергей напомнил себе, что у него мало времени. Существовала вероятность, что Малеев захочет присоединиться к Сене. К Крис.
  – Где ты пропадала столько лет и почему изменила имя?
  – Слишком долгая история. Я пока не готова к разговору на эту тему. – В зеленых глазах мелькнула грусть, и Сергею захотелось обнять девушку. Это было так просто – сделать единственный шаг и прижать ее голову к груди, пригладить взъерошенные волосы, но Сеня протянула руку, словно отгораживаясь. – Не настаивай. Скажу лишь пару слов. Я была замужем за художественным критиком – Давидом Датояном, поменяла паспорт и стала Кристиной.
 – Куда подевался Давид?
 – Он умер. От рака. Это все.
 – Не доверяешь?
 – Не в этом дело.
 – Тогда в чем?
 – Тебе лучше не знать.
 – Возможно. А может, и нет.
 – Не настаивай. Сережа, что ты здесь делаешь? Мне казалось, что работа охранника не требует смены фамилии.
 – Веду расследование.
 –  Оно, это расследование, как-то связано с Тиграном?
Он услышал тревогу в ее голосе. Сеня действительно волновалась за Малеева.
 – Пока не знаю. – Как тяжело видеть беспокойство на милом лице. – Думаю, что нет. Извини, остальное – тайна. Не моя. – Глаза невольно скользили по маленькой фигурке. Сергей заставил себя отступить. –  Пора идти. Прошу об одном: не пытайся обратиться ко мне первой. Только в самом крайнем случае. Я найду способ поговорить с тобой.
 – Я поняла.
Повернувшись, он приложил ухо к двери. Затем слегка приоткрыл ее, обозревая коридор. Сергей обернулся и на мгновение задержал взгляд на обеспокоенном личике. Они так мало сказали друг другу.
 – Будь осторожна.
 – Береги себя.
Он скорее догадался, чем услышал эти слова.
 
Сеня долго стояла у окна, не решаясь лечь на огромную кровать. Она и раньше тяжело привыкала ко всему новому, предпочитая свою маленькую квартирку  –  уютный мирок, отгороженный от общества. Сеня не путешествовала, потому что ненавидела поезда. Она не оставалась на ночь у знакомых, поскольку не могла уснуть. Давид никогда не корил Сеню за предубеждения и перестраховки, даже если это мешало ее карьере художницы. Он был почти идеальным мужем, любящим и заботливым, но болезнь отобрала его у нее. Они прожили вместе лишь три года. Спокойных, если не счастливых.
Сеня не хотела оставаться в большом доме и сегодня, но разве можно отказать Тиграну? На ее месте не устояла бы ни одна женщина, а ведь многие мечтали на нем оказаться. Подкупающая искренность во взгляде, галантные манеры, притягательная внешность Малеева не оставили Сеню равнодушной. К тому же, вне всякого сомнения, он хотел ее. Возможно, всего этого достаточно, чтобы стать счастливой? Или хотя бы чувствовать себя защищенной, что в ее случае было почти равносильно счастью.
Она могла бы научиться всей этой элегантной мишуре, если бы захотела. Не для себя, ради Тиграна, чтобы его обеспеченная родня с дворянскими корнями не смотрела на него с сочувствием или даже осуждением.
Но что будет, когда он узнает о ней всю правду? Стоя рядом с Тиграном, слушая его, очень легко забыть, что у тебя есть неприглядное прошлое, которое приходится прятать от людских глаз.
Выйдя замуж, Сеня еще долго старалась не появляться в местах, где вращалось много людей. Давид не настаивал, он уже тогда болел и не выдерживал длительные мероприятия. Но Тигран молод, красив, успешен. Он общается с известными людьми, хотя и не любит фотографироваться. Ее тайны могут ему навредить.
Она вздрогнула, когда кто-то осторожно нажал на ручку ее двери. В тишине это прозвучало устрашающе. Сеня боялась пошевелиться, ожидая новой попытки, но та не последовала. Неизвестный ушел. Девушка слышала удаляющиеся тихие шаги.
Сергей? Вряд ли. Они уже разговаривали с ним сегодня. Правда, он предупреждал, что найдет возможность продолжить расспросы, но его комната расположена в другом конце коридора.
Тигран? Возможно, он решил проверить, так ли она уверена в своем решении не ложиться с ним в одну постель? Хорошо, что дверь заперта на ключ. Неизвестно, как бы она поступила, если бы он вошел и стал настаивать на близости. Ей очень нравились его поцелуи, но не секрет, что в уединении мужчины обычно на этом не останавливаются. Может, взять и переспать с ним? Она без мужчины уже очень давно, а Тигран, по слухам, умелый любовник. К тому же это может слегка остудить его рвение жениться на ней. Что тут такого? Они оба – свободные люди и могут позволить себе недолгий роман. Или долгий, как уж получится.
Сеня представила себе, как Тигран входит в эту комнату, устраивается рядом, целует. До этого момента все выглядело вполне органично, но дальше… Дальше – страх. Не перед Тиграном. Он жил внутри Сени. Иногда она забывала о нем, особенно во время работы. Краски, причудливые образы, появляющиеся на стекле из-под ее руки, отгораживали Сеню от тревожных мыслей. Это спасло ее однажды. Не физически, морально.
Очень хотелось верить, что случится чудо, и она еще сможет быть счастливой с привлекательным мужчиной, таким, как Тигран Малеев. Прошло уже почти пять лет. Возможно, все ее кошмары позади?
Она не могла быть в этом уверенной. Ведь появился же Сергей  –  все такой же заботливый и очень красивый. Сеня успела забыть, что можно и в присутствии мужчины чувствовать себя уверенно и спокойно. Почти. Она не могла не заметить, что ее новая внешность понравилась ему. Это льстило и одновременно волновало. Удивительно уже то, что когда этим вечером он появился в ванной и застал ее обнаженной, она не испугалась и даже не смутилась настолько, чтобы покраснеть. Неужели ей хотелось, чтобы он увидел ее такой, заметил, какой стройной она стала? Это мало походило на родственные чувства. Но откуда ей знать? Ведь у нее никогда не было родного брата.
Сене нестерпимо сильно хотелось рассказать ему о своих приключениях, поделиться проблемами, попросить совета, но она не решалась. Неизвестно, как Сергей отреагирует на них, не станет ли презирать ее. К тому же сейчас ему точно не до нее. Он дал ей это понять, когда попросил не обращаться к нему без надобности. Она не станет ему мешать. Хорошо уже то, что с ним все в порядке, и что Тигран не замешан ни в чем предосудительном.
Нужно заставить себя уснуть.
Сеня сняла платье, легла на кровать, укрылась до подбородка покрывалом и свернулась калачиком у самого края. Она вспоминала дом, маму, бабушку и даже отца, и тихонько плакала, пока не забылась сном.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:18 pm

Глава 4:

«Выдох. Задержка. Втянуть живот как можно сильнее».
Он досчитал до девяти.
«Глубокий вдох. Задержка».
Еще девять секунд прошло.
«Снова выдох».
Сергей сидел на полу балкона и смотрел перед собой сквозь металлические прутья на безоблачное небо.
Откуда-то пришли мысли, что сегодня снова будет жарко. Однако сейчас, в семь утра, еще можно было дышать на полную грудь.
«Вдох».
Во время таких упражнений ему лучше думалось. Он уже сделал пробежку вдоль пляжа, проплыл два километра и подтянулся двадцать пять раз на турнике. Все, как всегда, кроме морских ванн, но глупо не использовать возможность.
Сеня и Тигран уехали, пока он плавал. Ранние пташки.
Ночью Гладун почти не спал, и не потому, что не мог. Сергей умел забыться сном в любой обстановке, но в этот раз решил проинспектировать, как охраняется особняк в темную часть суток. Прошелся вдоль ограды, проверил ворота, заглянул в комнату к дежурному, где светилось двадцать четыре маленьких экрана. Он намеренно зашел сюда в отсутствие Рушана, чтобы узнать приблизительное количество видеокамер. Их, конечно, может быть и больше, но вряд ли. На месте Рушана он предпочел бы видеть все сразу, не переключая кнопки. Да и Мелев не стал бы экономить на безопасности.
Возвращаясь к себе, Сергей замедлил шаги у комнаты, где спала Сеня. Он даже протянул руку – желая только взглянуть, а заодно проверить, закрыта ли дверь. Эти секунды колебания позволили ему уловить тихие шаги по лестнице. Сергей метнулся в зашторенную нишу. Почти не дыша, вжался в стену.
В коридоре царил полумрак. Лишь свет от ламп, размещенных на первом этаже, позволял желающим пройтись что-то увидеть. Сквозь узкую щель между шторами Сергей заметил Рушана. Тот остановился у той же двери, которая мгновение назад заинтересовала Сергея, и осторожно нажал на ручку.
Гладун напрягся, готовый ко всему, но тут же осадил себя. Вероятнее всего, Рушан решил лишь пошпионить в пользу хозяина. Значит, Тиграна в комнате нет.
А если бы он там был, и Сергей попытался открыть дверь? Даже в том случае, если бы та оказалась заперта – на месте Малеева он не оставил бы шанса любопытным – Тигран не мог не услышать скрежет, как сейчас Сергей. Предположения не из приятных.
Рушан повертел головой, прислушиваясь, и направился к лестнице. Сергей недооценил его. Этот человек вернулся сюда среди ночи, вероятно пешком, чтобы исполнить свои обязанности. И лишь по счастливой случайности не застал под дверью подруги своего хозяина нового охранника.
Он, Сергей, один из лучших в своем деле, только что едва не совершил ошибку. Конечно, от подобных ситуаций никто не застрахован, однако выводы сделать необходимо. По его вине могла пострадать Сеня. Господи, только не она. Хрупкая. Уязвимая. Красивая.
«Выдох. Задержка. Один. Два. Три».
 – Медитируете?
На него упала тень. Карина в зеленом бикини вышла на балкон и облокотилась о перила.
 – Вроде этого.
Сергей поднялся и тоже подошел к кованой решетке, обрамляющей балкон. Он чувствовал изучающий взгляд девушки, но смотрел вдаль – туда, где искрилось море.
 – Могли бы и объяснить. Считаете меня маленькой и глупой?
 – Вовсе нет. Вам действительно интересно?
 – Зачем, по-вашему, я спрашиваю? Поболтать ни о чем могу и по телефону – с кем-то более разговорчивым. Хотя, в вашем случае любой собеседник покажется разговорчивее.
 – Это – выбрасывание мыслей.
 – Выбрасывание чего?!
 – Я выбрасываю ненужные мысли вместе с дыханием.
 – Странное определение.
 – Вы спросили, я ответил.
 – Допустим. Кстати, мне надоело «выкать». Можешь тоже обращаться ко мне на «ты». Ты выглядишь не старше Тиграна. Сколько тебе лет?
 – Завтракала?
 – Ты же не женщина, вынужденная скрывать возраст. Признавайся. – Не дождавшись ответа, девушка фыркнула. – Ладно, можешь держать свои тайны при себе. Я завтракала. А ты?
 – Сейчас выпью кофе и буду готов.
 – Это такая игра – отвечать через вопрос? Давай попробуем еще раз. К чему ты готов?
 – Разве ты не на пляж собралась?
Он посмотрел ей прямо в глаза. Карина приподняла одну бровь и закусила нижнюю губу.
Только этого ему не хватало. Девчонка явно что-то задумала. Только бы не флирт. Слишком уж знакомый взгляд.
 – Я хочу на другой пляж. Он буквально в двух шагах.
Началось.
 – А этот чем не устраивает? Я проверял: чисто, без зевак.
 – Вот именно. Людей нет. Ты будешь меня развлекать?
 – Я  –  не клоун.
 – А я – не монашка. – Сергей невольно скосил взгляд на ее купальник. Она заметила. – Нравится?
 – Смотря что.
 – Бикини. Фигура…  –  Сергей не стал ждать продолжения. Он повернулся и направился к двери. – Ты куда?
 – Завтракать.
 – Так что с пляжем?
 – Если разрешит Тигран.
 – Я с ним поговорю.
 – Нет уж. Я сам.
 
Подписывая бумаги в своем офисе, Тигран думал не о симпатичной секретарше, подсовывавшей ему бумаги и бросающей обожающие взгляды, и даже не о Валерии, последней любовнице. Та звонила ему каждый день, выторговывая очередную встречу. Тигран расстался с ней, к тому же вполне мирно, и не ожидал беспокойства с этой стороны. Видимо, Валерию не устроила двухкомнатная квартира в центре полуострова, которую он ей подарил. Тигран пришел к выводу, что ему придется с кем-то познакомить бывшую подругу, чтобы та отвлеклась и не донимала его и секретаршу. Или же поговорить с ней более жестко, хотя это и не в его правилах.
Кристина. С каждым днем она занимала все больше места в его жизни и мыслях. Утром он отвез ее к себе, чтобы она собрала кое-что из одежды, взяла краски и все остальное, что нужно для творчества. Вечером он снова увидит ее, но уже сейчас его снедало нетерпение.
 – Здравствуйте, Филипп Петрович, - прозвучал воркующий голосок секретаря.
 – Добрый день, девочка.
Тигран поднял взгляд на появившегося в кабинете седеющего мужчину, поднялся и протянул руку.
 – Дядя. Когда ты приехал?
 – Вчера.
Старый ловелас проводил взглядом секретаршу, пытаясь вместить громоздкое тело в кресло у стола Тиграна.
 – Где остановился? Мог бы порадовать племянника и пожить в его доме.
 – Ты же знаешь, я люблю дорогие гостиницы.
«И дорогих проституток. Хотя, все имеют какие-то слабости».
 – Вчера мы праздновали приезд Карины. Подавали кальмаров.
 – Обожаю твоего повара. Он еще не передумал изменить тебе со мной? Я готов платить неприличные деньги за его шедевры.
 – Симон твердит, что его искусство не продается.
 – И при этом получает неплохую зарплату, – Филипп Малеев громко расхохотался. Его смех оборвался неожиданно резко. Дядя любил удивлять. –  Кстати об искусстве. Ты продолжаешь охмурять эту художницу? Как ее зовут?
Тигран не сомневался, что дядя все прекрасно помнит, но все же подсказал:
 – Кристина Датоян.
 – Я понимаю, что ее почивший муж – давний друг твоей матери и много для нее сделал, но нельзя же доводить признательность до абсурда. Ты по-прежнему настаиваешь на свадьбе?
 – Да.
 – Только не нужно уверять, что любишь ее. Тигран Малеев – романтик?! Абсурд!
 – Неужели настолько невозможно в это поверить?
 – Похоть, настоящее мужское чувство, вот что тобой движет. Сделай ее своей любовницей, и сразу поймешь, что я прав. Хотя, на мой взгляд, она слишком худая. Ее не за что обнять. Мальчик мой, что ты в ней нашел? Возле тебя плавали более красивые рыбки.
 – Она – настоящая.
 – Возможно, но ей не помешала бы операция по увеличению груди.
 – Я не об этом. Ты же понимаешь.
 – Не хочу ничего понимать. Твой отец просил позаботиться о тебе, и я не могу допустить, чтобы ты поступил опрометчиво. Тебе нужна другая жена, из хорошей семьи, с соответствующим образованием.
 – Дядя, я не хочу обсуждать Кристину.
 – Мы говорим о тебе.
 – Я уже все решил.
Филипп Малеев скрестил руки на необъятном животе.
 – Ты где сегодня ужинаешь?
 – Дома. Приедешь?
 – Предупреди Симона, что я буду очень голоден.
 
К счастью, платный пляж, на который его притащила Карина, оказался не слишком многолюдным. Здесь люди не загорали «валетом» и не плавали «косяками», опасаясь столкновений, но Сергею все же пришлось поискать просторное место с удобным наблюдательным пунктом в виде валуна. Карина возмущалась, но шла за ним, размахивая пляжным полотенцем. Ее терпение закончилось как раз вовремя. Когда она бросила сумку на шезлонг и сбросила парео, Сергей устроился в трех метрах от нее, опершись о еще прохладный камень. Он снял рубашку, оставшись в одних шортах.
 Расстелив полотенце, Карина оставила солнцезащитные очки рядом с сумкой и направилась к морю. Сергей тоже поднялся, собираясь ее сопровождать. Девушка обернулась и смерила его неприветливым взглядом.
 – Ты куда? Здесь  –  не ванная комната, и я не просила потереть мне спинку.
 – Даже не планировал.
 – Я умею плавать.
 – Тигран меня просветил.
 – Тогда зачем ходишь за мной, как тень?
 – Это моя работа.
 – Ну, что же... – На губах девушки появилась лукавая улыбка, и Сергей приготовился к подвоху.  –  А торс у тебя ничего так. Мне нравится.
 – Хочу тебя разочаровать: я это знаю и давно не смущаюсь от подобных слов.
Карина хмыкнула, на ходу скрутила волосы узлом и скрепила заколкой.
 – Ты кое-что забыл.
 – Да?
 – Спасательный круг.
 – Обойдешься.
 – Я – да, но мы могли бы поиграть. В спасателя. Я бы сделала вид, что тону, а ты вытаскивал бы из воды мое «бесчувственное» тело, а потом делал искусственное дыхание.
 – К чему такие сложности?
 – И правда. Ведь я могу проверить, как ты целуешься, и без этого.
Сергей досчитал в уме до пяти и спокойно сказал:
 – Не заплывай далеко. Я постою на берегу.
Убедившись, что Карина действительно хорошо плавает, Сергей уселся на гальку и вытянул ноги. Волны набегали, оставляя на коже мелкие ракушки и водоросли. Появилась возможность поразмышлять.
В офисе Тиграна Марта проверила все, что можно. Она прослушивала все его разговоры и просматривала бумаги. Ничего необычного или интересного для их дела пока не заметила. Значит, остается дом. Ему нужно пробраться в кабинет хозяина. К сожалению, когда Малеева нет, он заперт. К тому же там точно есть видеокамеры. Нужно что-то придумать. Хотя бы пристроить там свой жучок. Точнее, два жучка – еще один в телефонный аппарат. Вряд ли Малеев станет решать скользкие вопросы, используя проводниковую связь, но все может случиться. Хорошо быть в курсе всех разговоров, а еще лучше, если бы Тигран оказался ни в чем не замешан.
Карина направлялась к берегу, когда к ней подплыла какая-то девушка на надувном матраце. Они перекинулись парочкой слов, а затем сестра Тиграна продолжила путь. Она выбралась на берег, на ходу снимая верхнюю часть купальника и выкручивая ее. Довольно большая, как для такой худенькой девушки, грудь подпрыгивала на ходу, и Сергей недовольно поморщился. За его спиной раздались аплодисменты.
 Бросив поравнявшейся с ним девушке полотенце, Сергей процедил сквозь зубы:
 – Прикройся. Тебя не учили в твоей чертовой школе, что девушка должна вести себя скромно?
 – Чтобы остаться старой девой?
 – Чтобы не провоцировать озабоченных людей.
 – У тебя мания преследования, Серж.
 – Уверен, твоему брату не понравится, если где-нибудь появятся твои фотографии топлес.
 – Вот и позаботься, чтобы они не появились. Разве это не твоя работа?
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:19 pm

Глава 5:

Сеня полила цветы, прошлась метелкой по мебели, заглянула в холодильник – не осталось ли там скоропортящихся продуктов, и замерла посреди гостиной. Она огляделась по сторонам: кажется, ничего не требовало срочного вмешательства.
Ее взгляд задержался на портрете, который сделал знакомый фотохудожник Давида.  Датоян сидел в кресле, а Сеня стояла за его спиной, обнимая мужа за плечи. Они улыбались – Сеня робко, а Давид с грустинкой в мудрых глазах. Он часто жаловался на то, что у него осталось слишком мало времени для того, чтобы сделать ее счастливой, и уговаривал ни при каких обстоятельствах не прекращать творить. Сеня пообещала ему это. Свою первую выставку она посвятила мужу.
В дверь позвонили, и она очнулась от воспоминаний.
Еще утром Сеня уложила небольшой чемодан с одеждой и коробку со стеклянными изделиями, красками, кистями и другими необходимыми для работы мелочами. Водитель Тиграна, бритый крепыш в белой рубашке с короткими рукавами, без малейшего напряжения уложил все это в салон автомобиля, как она и просила.
Сеня отказалась ехать вместе с ним. Она планировала побывать на выставке. Не каждый день происходит такое событие. Сеня хотела побродить среди посетителей, выслушать их мнение, набраться вдохновения и новых идей.
Администратор, с которым они едва не разругались вдрызг, оказался прав, когда настоял на своем и расставил работы на стеклянных кубах разной величины, а не в витринах. На дне каждого куба находилось зеркало, формируя волшебный отражающий эффект, а специальное освещение по периметру помещения и с прожекторами по углам, направленными под специальным углом, создавало ощущение нереальности.
Как всегда в важные моменты своей жизни она снова вспомнила Давида – с грустью и благодарностью. Страшно подумать, что стало бы с ней, если бы он не приехал в дачный поселок, в дом Слимака, и не увидел разрисованные ее рукой банки из-под кабачковой икры. Он спас ее, и Сеня никогда этого не забудет.
Почувствовав, что к глазам подступают слезы, девушка запретила себе плакать. Давид хотел видеть ее веселой и удачливой. Сеня не может его подвести.
Она приветствовала нескольких знакомых, которые привели на выставку друзей. Затем увлеклась разговором с молодой семейной парой художников и не сразу заметила, как подошел Тигран. Он остановился рядом, обнял ее за талию и поцеловал в висок. Сеня, смущаясь, представила его, они обменялись еще несколькими фразами, и художники ушли. Сеня и Тигран остались вдвоем – насколько это возможно в наполненном посетителями зале.
 – Как ты? Наслаждаешься?
 – Ты знаешь, да. Никогда не думала, что это настолько приятно. Настоящий праздник.
 – Рад за тебя. И за себя. Извини мне небольшую нескромность.
 – Не наговаривай на себя. Ты чересчур скромный. Нужно было настоять, чтобы тебя внесли в списки меценатов.
 – Очень не люблю излишнее внимание к своей жизни. Надеюсь, тебя это не пугает?
Как ни горько было осознавать, Тигран не имел представления, что ее на самом деле пугает. Она не могла ему об этом рассказать. И неизвестно, решится ли когда-нибудь.
Сеня улыбнулась, пряча горести и сомнения за ресницами.
 – Нет. Это не самый большой недостаток. – Сеня почему-то вспомнила Сергея и продолжила. – Настоящий мужчина не афиширует свои достоинства.
Тигран расхохотался и слегка прижал ее к себе.
 – Многие не согласятся с тобой.
 –  Мне нет до них дела.
 
 
 – Алла, прекрати заигрывать с мужчинами. Вспомни, что сегодня ты – приличная женщина.
 – Не зуди, Герман. Помню я.
Герман Гуляев посмотрел на жгучую брюнетку рядом с собой и недовольно сжал губы. Даже в дизайнерском платье она выглядела той, кем являлась на самом деле, но приходилось мириться с тем, что оказалось в его распоряжении.
 – Где он?
 – Сейчас осмотрюсь. Никогда не думал, что такого рода мероприятия посещает столько народу.
 – Сколько стоят такие стекляшки?
 – Не знаю. Какая разница? Ты не о том думаешь. Лучше бы я взял кого-то моложе. Жаль, что они глупы, как пробки, но зато не перечат.
 – А ведь я могу и обидеться, Гуляев. Не нужно выставлять меня дурочкой. Как я объясню свое присутствие здесь твоему другу, если ничего не узнаю об этих вазах?
 – Ты пришла со мной и этого достаточно. Кстати, совсем по другому поводу. Надеюсь, ты не забыла, что привело в Ялту Аллу Китаеву?
 – Паспорта с более красивой фамилией, конечно же, не нашлось.
 – Брильянтова? Изумрудова? Сапфирова?
 – Хотя бы. Думаешь, твой сарказм меня хоть немного задевает?
 – Хватит ныть. Помни, что мы… Как там у «Наутилуса»? Скованные одной цепью. Сделай приветливое лицо. Прямо по курсу – Малеев. Да не настолько приветливое! Уже лучше. Нет, скучающее или заинтересованное больше подходит.
 – А кто рядом с ним?
 – Художница. Вокруг ее мазня. Кристина Датоян.
 – Знаешь, а ведь она мне кого-то напоминает. Что-то смутно знакомое.
 – Потом вспомнишь. Дело – прежде всего.
 
 – Тигран, я почти не сомневался, что ты здесь.
 – Герман? Неожиданно. Думал, ты и искусство – несовместимые вещи.
 – Все течет, все меняется. Но ты, как всегда, прав: я по делу. Это Филипп подсказал, где можно тебя найти. Случайно встретил его в гостинице.
 – Мог бы позвонить.
 – Предпочитаю сюрпризы.
 – А я – нет. И ты это знаешь.
 – Естественно, ведь я – твой подчиненный.
 – Не скромничай. Ты – главный подрядчик. От тебя многое зависит. Кстати, познакомьтесь: хозяйка этой красоты – Кристина.
 – Рад, очень рад. Герман Гуляев. Чудесная выставка. Радует красками.
 – Спасибо,  –  пробормотала Сеня. Ей с первого взгляда не понравился знакомый Тиграна – сутулый мужчина среднего роста с ранними залысинами на голове. Что-то приторное присутствовало в его улыбке, а прищуренные глаза без тени веселья словно раздевали Сеню. Дискомфорт от этого противоречия тут же сменился шоком, когда из-за спины Гуляева показалась женщина.
 – Извините, что задержалась. Не могла оторвать глаз от вазы с виноградными гроздьями.
Хрипловатый голос почти ввел Сеню в ступор.
 – Вижу, ты не один. Куда подевалась твоя неизменная учтивость?
 – Виноват. Оплошал. Алла, дорогая, познакомься – Тигран Малеев. Он будет строить твою яхту.
 – Не я, а целая бригада мастеров высшего класса. Приятно познакомиться. Так вы мечтаете о яхте?
Тигран вел беседу как всегда легко и непринужденно, а Сеня не сводила глаз с ухоженной брюнетки. Грудь словно сдавило тисками, и дышать стало тяжело. Прошлое накатило на девушку тошнотворной волной.
Сене казалось, что она стоит не в выставочном зале, а в темной комнате без окон, где нет ничего, кроме нескольких девушек, таких же запуганных и голодных, а каждый шаг и звук контролируется. Стоило одной из них тихонько завыть от страха, как в комнату вваливался огромный мужчина, на ходу вытягивая из брюк ремень. Это мгновенно отрезвляло всех, заставляя жаться к стене и желая слиться с ней, чтобы не попасться на глаза надзирателю.
Обычно верзила не разбирался, кто его потревожил, а хватал первую попавшуюся на пути. Избиение девушки считали почти милостью, так как сторож старался не портить «товар». Самое страшное наступало в тот миг, когда в их тюрьме появлялся худощавый мужчина в темных очках и тыкал в одну из них пальцем. Эта девушка больше не возвращалась.
Если бы Сеню не держала горячая рука Тиграна, она уже мчалась бы отсюда, бросив все – вазы, вещи, квартиру. Но брюнетка вдруг перестала гипнотизировать ее взглядом, обратив внимание на Тиграна, и к Сене начал возвращаться слух.
 – Как только вижу паруса, готова тотчас сорваться с места. Море, солнце, ветер, симпатичный капитан. Что еще нужно для счастья?
 – Вам виднее, Алла. Вы, действительно, собираетесь приобрести у нас яхту?
 – Для начала хотя бы рассмотреть, что вы можете предложить.
 – Ну что же. Просмотр можно организовать в любое удобное для вас время. Герман, приходите к нам завтра на ужин. Буду рад видеть вас в своем доме, – он взял Сеню за свободную руку и продолжил:  –  Мы будем рады.
Алла удивленно приподняла брови, а Герман ухмыльнулся. Тигран пожелал им хорошего отдыха, и пара удалилась, по дороге к двери жестикулируя и что-то обсуждая.
Сеня перевела дух и обрела голос.
 – Теперь они будут думать, что мы вместе.
 – А разве нет?
 – Тигран, мы уже это обсуждали.
 – Крис, дорогая, поверь, о тебе и обо мне регулярно судачат все наши знакомые. Они давно уложили нас в кровать.
 – Ужас!
Сеня смягчила вырвавшийся возглас улыбкой, но Тигран все равно нахмурился.
 – Неужели это невозможно представить? Я тебе настолько противен?
Она нехотя обидела его, но сейчас даже думать о близости не могла. Словно извиняясь, Сеня слегка потерлась щекой о его плечо.
 – Вовсе нет и уже не раз говорила тебе об этом. Но я не могу вот так, сразу.
 – Мы будем действовать постепенно.
Тигран игриво усмехнулся, и Сеня не смогла сдержать ответную улыбку.
 – Давай не будем разговаривать об этом здесь. Вокруг слишком много людей. – Сама себе девушка созналась, что в свете последних событий это оказалось весьма кстати. Однако Тиграну сказала другое, более привычное. – Мне иногда хочется быть незаметной.
 – Ты не достигнешь настоящего успеха, если станешь скрываться от людей.
 – Знаю. Я – обыкновенная трусиха.
 – В тебе нет ничего обыкновенного. Не стоит бояться. Я всегда буду рядом.
Сеня кивнула, потому что Тигран ждал от нее именно этого.
Самое ужасное заключалось в том, что завтра ей придется ужинать в компании Аллы. Сене хотелось верить, что женщина ее не узнала. Она надеялась на это. В любом случае приходилось рисковать. Окажутся они завтра в одной компании или нет, Алла все равно получит возможность открыть Тиграну истину.
 
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:20 pm

Глава 6:

Они не поехали на выставку, как планировали. Карина обгорела на солнце. 
Сергей уговаривал ее вернуться домой до полудня. А еще лучше – до одиннадцати. Сестра Тиграна, дьяволенок в зеленом бикини, лишь язвила в ответ, играя в волейбол с новыми знакомыми на песке и в воде.
Она ввалилась в дом, красная, как вареный рак, вялая, и ужасно сердитая. Сергею пришлось практически на себе тащить ее в спальню. Она возмущалась, но не сопротивлялась. Впереди них бежали слуги, предусмотрительно открывая двери. Одна из женщин отбросила одеяло, и Сергей осторожно опустил девушку на прохладную простыню. Карина тут же взвилась, требуя, чтобы ей помогли перевернуться на живот, принесли бутылку холодной колы и оставили в покое.
Девушка отказывалась от примочек, тихо предложенных ей прислугой, беспрерывно охая и проклиная неприветливое солнце, английский климат, сделавший ее кожу слишком чувствительной, крем, который гарантировал защиту, но не помог, и, конечно же, своего охранника. Правда, он так и не понял, за что.
К обеду у Карины поднялась температура. Пришлось вызвать врача. Полненькая симпатичная женщина в очках выставила за дверь обеспокоенную прислугу и принялась за осмотр. Сергей вышел еще раньше, предоставив возможность другим выслушивать нелепую критику. Ему пришлось призвать на помощь всю свою выдержку, чтобы не сорваться. Такой подопечной у него еще было. Она вызывала у него одновременно и раздражение, и жалость. Теперь он еще не скоро согласится на работу с малолетками.
Хотя, кого он обманывает? Когда возникнет необходимость, его никто не станет спрашивать. Если только он не решит бросить службу, а Сергей пока не готов к этому шагу. Он полон сил и энтузиазма. Скептицизм, свойственный старшим коллегам, еще не завладел его разумом. Ему нравится дело, которым он занимается. Избалованной девчонке не удастся поколебать его уверенность в своих способностях. Интересно, как на все это отреагирует Малеев? Посчитает ли плохое самочувствие сестры промахом охранника? В конце концов, он ей – не нянька.
Сергей вышел на террасу и устроился в тени. Он прихватил с собой апельсиновый сок и наслаждался освежающим напитком. А еще размышлял, как обычно в свободную минутку.
Малеев, молодой перспективный бизнесмен. Владелец фирмы по строительству яхт различного класса, пользующихся немалой популярностью среди влиятельных людей. Мало кто из клиентов знал, что бизнес Тиграна этим не ограничивается. В его собственность входит производство электронных деталей ко многим видам техники. Когда-то оно было частью завода, работавшего на военную промышленность, но с некоторых пор существовало отдельно. Отец Тиграна приватизировал его. Будучи талантливым инженером, он организовал там конструкторское бюро. Совсем недавно его работникам удалось разработать новейший, не имеющий аналогов радиомаяк. Во время разведывательной операции, которую проводила организация, где работал Сергей, выяснилось, что новинкой заинтересовались еще какие-то люди. Каким образом они узнали о маяке, оставалось тайной. Информация о нем считалась секретной. Так как маяк может использоваться в военных целях, специальной группе, в которую входит Гладун, предстояло выяснить, ведутся ли переговоры по возможной продаже технологии производства перспективного радиомаяка.
До этой поры не удалось обнаружить ничего подозрительного. Тигран вел обычную жизнь, не занимался запрещенными операциями, но тот факт, что он нанял для своей сестры индивидуальную охрану, настораживал. Ранее он не прибегал к подобным мерам, полагаясь на Рушана и его людей.
Из дома вышла врач в сопровождении Рушана.
 – Рекомендации я сообщила пациентке и продублировала на бумаге. Там же оставила рецепты. Девушке следует беречься. Солнечные ожоги могут иметь отдаленные последствия.
Рушан не прокомментировал эти слова, но Сергею достался весьма красноречивый взгляд. Он отвернулся, проигнорировав молчаливое осуждение. Не может же он связать капризную подопечную, в конце концов.
 – Спасибо, доктор.
Рушан, сама любезность, проводил женщину к машине, а Сергей тем временем вошел в дом. Ему хотелось обмозговать все еще раз. Однако он поймал себя на мысли, что думает не о том, как установить жучки в комнате Тиграна, а о Сене. Где она? Чем занимается? Рядом ли с ней Тигран?
 
 
 – С тебя  –  двести баксов.
Алла, вернулась из душа и растянулась рядом с ним, благоухая гелем и даже не пытаясь прикрыть наготу. Герман развалился на кровати большого гостиничного номера, расслабленный после секса, и курил сигару.
 –  Обойдешься. Получишь премиальные, если хорошо выполнишь работу.
Он выпустил кольцо дыма, женщина разогнала его рукой.
 – Хочу аванс. Я его заслужила.
 – Завтра, после ужина. – Он помолчал, размышляя над предположениями Аллы, а затем продолжил разговор, начатый до того, как они оказались в постели.  –  Ты уверена, что это она?
 Алла взяла с прикроватной тумбочки бокал с холодным белым вином, сделала глоток и откинулась на подушки, подложив руку под голову, чтобы еще выгоднее продемонстрировать шикарные формы.
 – Можешь не сомневаться. В моей памяти остаются все, кто когда-либо попадал в поле зрения. Даже если бы она назвалась Одри Тоту, я бы все равно ее узнала.
 – Кто бы мог подумать? С виду такая невзрачная птичка. Симпатичная, но без лоска. Никак не мог понять, чем она приманила Тиграна. А тут такое дело! Теперь многое становится понятным. Наверное, горячая штучка. Хотя, вряд ли он в курсе, иначе никогда не показался бы с ней на людях.
 – Обалденный мужчина. Для него я расстаралась бы даром.
 – Ты не о том думаешь. Интересно, как она оказалась замужем за Датояном?
 – Может это ложь, и она – не вдова?
 – Это – достоверный факт. Давид женился на ней. Я не раз видел их вместе.
 – Возможно, он тоже ничего о ней не знал?
 – Вполне. Так даже лучше. Будет о чем поговорить. Овечка оказалась волчицей.
 – Сейчас она выглядит во сто крат лучше, чем пять лет назад. Худоба пошла ей на пользу. Видел бы ты ее тогда – пухлые щеки, толстые ноги, косицы!
 – Если она выглядела уродиной, зачем ты ее подобрала?
 – Ты ничего не смыслишь в этом бизнесе, Герман. На каждый товар найдется покупатель. Эта девчонка могла принести немалый куш, если бы не один идиот. Но это не меняет ее сути.
 – Каждую потерянную копейку ты тоже помнишь?
 – Не считай мои деньги. Лучше подумай о своих. Думаешь, я не знаю, что у тебя финансовые проблемы?
 – Не лезь не в свое дело. Свою часть ты получишь. В крайнем случае, я найду тебе богатого клиента.
 – Баснословно богатого.
Он медленно провел по ее длинной ноге, животу, груди, сильно сжал пальцами сосок и заглянул в лицо. Алла прикусила губу. Герман усмехнулся.
 – Не надейся, замуж тебя не возьмут. Твое лицо вблизи выглядит слишком потасканным. Особенно без штукатурки. Хотя тело еще очень даже ничего. – Глаза женщины зло сверкнули, и она попыталась сбросить его руку. Герман навалился на нее и рассмеялся прямо в лицо, продолжая курить. – Не выпендривайся. Ты же знаешь, что я прав. Зато из тебя выйдет неплохая любовница для денежного старичка.
 – Ненавижу!
 – Сколько влезет. Кстати, старик Малеев положил на тебя глаз. Подмигни ему пару раз.
 – За дополнительную плату.
 – Раскатала губу. Это на всякий случай. Если ничего не выгорит с Тиграном, или я изменю план, Филипп может нам пригодиться. Кстати, он известный любитель проституток.
 – По легенде я не занимаюсь подобным бизнесом.
 – Представься любительницей. – Гуляев уже начал мять ее ягодицы и тереться о низ живота. Алла задышала чаще. – Ему понравится.
 – Я только что из душа.
 – Сходишь еще раз. Давай резинку.
Пока она надевала на него презерватив, он думал о том, что скоро сможет расплатиться с долгами и снова жить в свое удовольствие. Карты, женщины и работа на Малеева. Именно в таком порядке.
Несмотря на пороки, которые он тщательно скрывал, Герман считался отличным подрядчиком. Если все пойдет по плану, никто ни о чем не догадается. Его по-прежнему будут считать надежным и удачливым. Именно таким он старался казаться в глазах окружающих, облачаясь в дорогие костюмы и останавливаясь в лучших гостиницах. Герман обожал роскошь. Если бы не его последняя неудача в игре…
Женщина принялась за работу, втягивая щеки, и Герман перестал думать. Ему нравилось состояние временного забытья. Алкоголь и специальные лекарства не дарили такого удовлетворения, как секс. В поисках очередных удовольствий он и познакомился с Аллой. Она оказалась умной и предприимчивой. А теперь еще и полезной.
Завтра он решит, что ему делать с Кариной Датоян. Сегодня Герман Гуляев гуляет.
Он усмехнулся собственному каламбуру, а затем застонал. Алла знала свое дело лучше многих.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:20 pm

Глава 7:

Тигран и Сеня приехали ближе к вечеру. Сергею так и не удалось пробраться в кабинет. Приходилось ждать более подходящего случая.
Убедившись, что за ним никто не следит, Сергей подслушивал, как возвратившиеся, стоя у порога дома, обсуждали обед в ресторане. Вкрадчивый голос Тиграна в беседе с Сеней раздражал, но Гладун заставил себя сосредоточиться на словах.
Девушка говорила мало, отвечала односложно. В ее голосе чувствовалось напряжение. Вначале еле ощутимое, потом все более явственное. Интересно, заметил ли его Тигран? Возможно, Сергей тоже не обратил бы на это внимания, если бы смотрел на Сеню глаза в глаза.
 Слушая со стороны, лучше замечаешь малейшие нюансы и интонации. К тому же Сергей не имел права игнорировать подобные мелочи. Каждая из них может оказаться важной – особенно, если касается дела, из-за которого он здесь, или Сени. Сени и дела. Он пытался решить, в какой именно последовательности, что оказалось весьма проблематично. Сергей не мог поставить под угрозу операцию, но и Сеня значила для него очень много. Однозначно больше, чем кто-либо другой.
Мать. Он любил ее. Как же иначе? Но она могла позаботиться о себе сама. Зина в очередной раз вышла замуж, на этот раз за чиновника достаточно высокого ранга. Сергей радовался тому, что она больше не обвиняет его в том, что жертвует собой ради сыновнего благополучия. Он наблюдал за ней издали. Периодически звонил. Присылал подарки. По сути их общение этим и ограничивалось.
Хотя нет. Зина донимала его женитьбой, лично выбирала невест, присылала телефоном их фотографии, лишь внуков пока не требовала. Считала, что ей еще рано становиться бабушкой. Сергей молча игнорировал материнские призывы и стирал фотографии потенциальных невест. Он не хотел жениться. Да и времени у него на это не оставалось.
Сеня. Когда же изменилось ее настроение? После того, как Малеев сообщил, что пригласил на сегодняшний ужин дядю? Или когда вспомнил в разговоре Гуляева и какую-то любительницу яхт?  В любом случае, ему придется подождать, прежде чем все выяснится.
Оба мужчины, дядя и Герман, упоминались в досье на Малеева. Филипп – умный прохвост с огромными связями и недюжинным умом. Если бы не авантюрные наклонности, он мог бы сделать карьеру ученого, но наука интересовала его лишь до определенного времени. Пока его родной брат разрабатывал технологии, Филипп занимался «челночным» бизнесом. Подзаработав, нанял помощников. В общем, сделал обычную в девяностые годы карьеру предпринимателя среднего звена. Именно он помог отцу Тиграна приобрести предприятие, которым теперь владел его сын. Филипп и сейчас не бедствует. Одна только сеть автозаправок приносит ему немалый доход.
Гуляев. С виду рубаха-парень, который живет двойной жизнью. Его финансовое положение отличается крайним непостоянством. Взлеты. Падения. Последние связаны с проигрышами в карты, и довольно крупными. Однако на предприятии он считается одним из лучших специалистов.
Возможно ли, что Сеня лично знает кого-то из этих двух, и воспоминания об их общении ей неприятны?
Не стоит забывать и о любительнице яхт, но он познакомится с ней лишь завтра.
Если Тигран его не уволит.
Сергей заметил, что к Малееву подошел Рушан, тихо произнес пару слов и исчез в доме. Тигран нахмурился, рассеянно поцеловал Сеню, сказал, что они встретятся за ужином, и поспешил за начальником охраны. Гладун слышал, как он поднимается по лестнице, а затем прозвучал звук захлопнувшейся двери рядом с комнатой Сергея. Малеев проведывал сестру.
Интересно, до чего они договорятся?
Стоя на балконе, Гладун почувствовал запах сигаретного дыма. Наверное, баловался кто-то из охранников. Ему тоже захотелось закурить. Даже кончики пальцев зачесались, а во рту появился знакомый привкус. Сергей достал из кармана мятный леденец.
Он отметил, что Сеня в дом не вошла. Она бродила по дорожкам сада, размышляя – если судить по ее виду, не о слишком веселом. Многие девушки в ее возрасте еще радуются беззаботной студенческой жизни, далекой от интриг и тайн, встречаются с парнями и веселятся. Те, которые предпочитают семейную жизнь учебе, выходят замуж и нянчат детей.
Сеня добилась немалых успехов в живописи, однако уже успела стать вдовой. Как бы сложилась ее жизнь, если бы она сталась дома, с отцом? Или поступила в университет, как мечтала? А если бы он не ушел служить, гонимый благородными побуждениями?
В этот миг Сеня подняла глаза и увидела его. Даже издали он заметил морщинку меж ее бровей и грустный взгляд. Она приоткрыла губы, будто хотела что-то сказать, но тотчас прикрыла их ладонью.
Гладун приказал себе собраться и только наблюдать – без сомнений и чувств. Сеня видимо ощутила его настрой, опустила глаза и быстрым шагом направилась к входу в дом.
Сергей скорее понял, чем услышал, когда за его спиной появился Тигран. Тот остановился рядом и оперся о перила. Гладун молча повернул голову в его сторону.
 – Я понимаю, ты не виноват, но…  –  Тигран сделал паузу. Наверное, подбирал слова. – Сестра – самое дорогое, что у меня есть. Я не хочу, чтобы она страдала – ни по какому поводу. Карина сказала, что ты уговаривал ее вернуться с пляжа раньше. Это – хороший знак. Значит, она тебе доверяет. Надеюсь, в следующий раз ты будешь более убедительным.
Сергей кивнул, не комментируя. Его устраивало такое положение вещей. Ему не указали на дверь, значит, он может продолжить наблюдение.
Странно получить поддержку от своевольной девчонки. Гладун понимал Тиграна. Ведь у него тоже есть сестра. Почти сестра. Сергей мечтал получить возможность заботиться о ней открыто. Трудная задача в существующих обстоятельствах, но он постарается сделать все, что в его силах.
 – Как себя чувствует Карина?
 – Лучше. Говорила, что спустится к ужину. Приезжает ее любимый дядя. Я познакомлю вас.
 – Понятно.
 – Встретимся за столом.
Он приглашен. Это хорошо.
 
Сеня надела синее трикотажное платье на бретельках и подошла к зеркалу. Наряд демонстрировал слишком много тела, а в совокупности с темными кругами под глазами придавал ей болезненный вид. Сняв платье, девушка бросила его на кровать. Подумав, решила, что для сегодняшнего ужина лучше подойдут широкие шоколадного цвета шелковые брюки и бежевая блузка без рукавов, с воланом возле ворота.
Переодеваясь, Сеня думала о предстоящем визите Филиппа Малеева. Она встречалась с ним несколько раз и каждый из них нервничала. Сеня вздрогнула, вспомнив взгляд фамильных черных глаз, будто проникающих в ее мысли, в то время как выражение пухлого лица красноречиво предупреждало: «Я знаю о тебе все».
Сеня сомневалась, что мужчине известно хоть что-то из ее прошлой жизни. В противном случае, Тигран вряд ли продолжал бы общаться с ней и точно не предлагал бы женитьбу. Несмотря на все аргументы, которые она себе приводила, Сеня каждый раз беспокоилась, встречаясь со старшим Малеевым.
Возможно, стоило сказать, что она передумала и останется дома? Выглядит трусливо. А еще ужасно неблагодарно. Тигран подумает, что Кристина Датоян – капризная девчонка, не умеющая держать слово. Ей придется пересилить себя и как-то пережить ужин в компании Филиппа Малеева. Во всяком случае, он – не Алла, с которой ей предстоит увидеться завтра.
Сеня мучительно надеялась, что женщина ее не узнала. Ведь Тигран до сих пор не выгнал ее из своего дома, не так ли? Однако вероятность идентификации существовала. К тому же на завтрашнем ужине Алла получит возможность рассмотреть свою визави внимательнее.
Сеня вдела в уши большие серебряные серьги в виде изгибающихся лилий и взяла в руки красную губную помаду. Отложила в сторону и достала светло-розовую, чтобы не привлекать излишнего внимания к губам. Слимак любил рисовать ее губы, неизменно повторяя, что они у нее неимоверно чувственные. Помада появилась в ее арсенале лишь после того, как за ней начал ухаживать Тигран.
«Опять вспомнился горе-художник».
 Сеня приказала себе не раскисать. Давид учил ее встречать каждый день и любое событие с гордо поднятой головой. К тому же – рядом Сергей. И, конечно же, Тигран.
Надев открытые светлые туфли на высоком каблуке, девушка вышла из комнаты.
 
Спускаясь по лестнице, она услышала раскатистый мужской смех. Наверное, Филипп успел поделиться одним из неприличных анекдотов, которые в огромном количестве присутствовали в его арсенале и продолжали множиться в геометрической прогрессии. Сеня задержалась на предпоследней ступеньке, сделала над собой усилие и, улыбнувшись, вошла в гостиную. Мужчины обернулись в ее сторону и поднялись с кресел.
Подойдя к Сене, Тигран поцеловал ей руку, шепнул на ухо: «Ты очаровательна!» и повел к дяде. Она двигалась, словно робот, боясь оступиться и растянуться на паркете.
«Снова эти каблуки»!
Ругать обувь оказалось легче, чем думать о том, что скажет ей Филипп. Тигран ободряюще сжал ее пальцы, и только тогда девушка поняла, что практически вцепилась в его ладонь.
Филипп едва пожал ей руку. Сеня надеялась, что он не заметил, как она дрожит.
 – Кристина, милочка, давно тебя не видел. Неужели, выросла? Уже до плеча Тиграну достаешь.
Очередные двусмысленности. Она и сама знает, что не слишком подходит его племяннику. Но разве женщина не имеет права мечтать о счастье?
 – Дядя!
В голосе Тиграна позвучали стальные нотки. Сеня взяла его под руку и потрепала по рукаву батистовой рубашки, успокаивая. Она не хотела, чтобы эти двое поругались из-за нее.
 – Меня устраивает мой рост.
 – И меня,  –  Тигран прижал ее к себе с видом собственника.
 – К тому же, маленькая женщина – всегда щенок. Думаю, это для вас не новость. У вас такой большой опыт, что рядом с вами я чувствую себя подростком. Вы могли бы иметь дочь примерно моего возраста. Или племянницу.
Сеня понимала, что играет с огнем. Филипп не мог не заметить скрытого намека на ее возможную свадьбу с Тиграном. Однако ей надоело чувствовать себя замарашкой, недостойной важных людей.
 Филипп в удивлении приподнял кустистые брови, Тигран рассмеялся, а Сергей, стоявший у окна и молча наблюдавший за происходящим, улыбнулся краешком губ. Сеня сразу почувствовала себя увереннее.
Они уже сели за стол, когда вниз спустилась Карина. Бедная девочка выглядела несчастной и больной. Тигран даже предложил ей снова подняться в свою комнату, но она отказалась. В отличие от кожи, ее характер ничуть не пострадал. Карина задиристо объявила, что ни за что не пропустит ужин с дядюшкой. Филипп ловко вскочил со стула, несмотря на немалый вес, и сгреб племянницу в медвежьи объятия.
 Сеня впервые видела дядю Тиграна настолько расчувствовавшимся. Со слезами на глазах он расцеловал Карину в обе щеки, и пробормотал, что та очень похожа на свою мать. В голосе Филиппа прозвучала сдержанная боль, и Сеня подумала, что мужчина очень любил свою невестку.
  Девушке стало интересно, каким человеком была мать Тиграна и Карины. Если судить по реакции Филиппа, то эта женщина совсем не походила на нее, Сеню. Оставалось загадкой, почему Тигран хочет видеть своей невестой Кристину Датоян. Обычно мужчины ищут женщин, напоминающих им их матерей.
Сене показалось странным, что до этого момента ей ни разу не пришло в голову поинтересоваться родителями Тиграна. Сам он никогда не рассказывал о них. Одно время Сене казалось, что Малеев не приветствует разговоры на эту тему.
В любом случае это ее не оправдывает. Нужно обязательно расспросить Тиграна о его родных. Возможно, тогда он станет ей ближе и понятнее – настолько, что Сене захочется ему довериться и, возможно, даже соединить с ним свою судьбу.
Она почувствовала пристальный взгляд и подняла глаза на Сергея. Он тотчас отвернулся, но Сеня успела смутиться. Он смотрел на нее… странно. Хотя, сегодня ей все казалось подозрительным.
Ужин прошел лучше, чем она ожидала. Филипп нянчился с Кариной и нахваливал повара. Тигран посмеивался над дядей и внимательно следил, чтобы тарелка Сени не пустовала. Карина почти ни к чему не притронулась и очень скоро перебралась в удобное кресло, специально принесенное для нее. Сеня мысленно поблагодарила девочку за то, что она отвлекла от нее внимание дяди.
Если бы и завтра ей так же повезло!
Сергей. Она вспомнила его взгляд и решила, что должна с ним поговорить. Узнать, что случилось. Но как это сделать?
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:21 pm

Глава 8:

После ужина Тигран с дядей уселись за мраморный шахматный стол с изящными костяными фигурками. Карина отправилась в сад, захватив с собой телефон. Сергей последовал за ней, держась на расстоянии.
Сидя на ручке кресла Тиграна, Сеня недолго понаблюдала за игрой, затем поднялась, чтобы взять два стакана с минеральной водой без газа со стеклянного столика у окна. Один протянула Малееву, улыбнулась в ответ на его благодарный кивок. Со вторым в руках неторопливо вышла из дому.
Сеня понимала, что очень рискует, пытаясь поговорить с Сергеем, но больше не могла ждать. С каждым часом девушка волновалась все сильнее, опасаясь впасть в истерику. Ей не хотелось превратиться в дрожащую от страха марионетку. С ней это однажды уже случалось. Неприятный, ужасающий опыт.
Сене хотелось убежать, испариться из этого дома и не важно куда, главное как можно быстрее. И в то же время девушка понимала, что побег мало что изменит. Возможно, даже усугубит создавшуюся ситуацию. Ее жизнь едва начала налаживаться, и она не хотела терять малые крохи с трудом обретенного спокойствия и счастья, пусть и иллюзорного.
Остановившись на ступеньках, Сеня прислушалась. Где-то рядом велся разговор – тихий, но весьма эмоциональный. Осознавая, что подслушивать, по крайней мере, неприлично, девушка все же начала двигаться к тому месту, откуда доносился диалог. Притаилась за стеной из высоких розовых кустов, пытаясь уловить суть разговора.
 – Ты – неблагодарная свинья, Серж. Сегодня я спасла тебя!
 – Это спорный вопрос.
 – Если бы я не уговорила Тигра, сейчас ты бы уже числился безработным.
 – Извини, что напоминаю, но твой брат – не единственный работодатель в этой стране.
 – Не извиняю. Один плохой отзыв – и ты в полной заднице.
 – Кажется, кто-то хвастался своим британским воспитанием?
 – Плевать! Я сейчас не в Англии, а ты – не классная дама. Где твоя благодарность?
В гневном тоне Карины слышались нотки отчаяния. Чем же Сергей так ей не угодил?
 – Чего ты хочешь?
В отличие от девушки, его голос оставался спокойным.
 – А то ты не понимаешь?
 – Нет. Все охранники – тупые. Разве это не твои слова? Напомнить, какими еще фразами ты разбрасывалась на пляже?
 – Злопамятный!
 – Справедливый.
 – Ледяной!
 – Сдержанный.
 – Хватит препираться. Лучше поцелуй меня.
Сеня подумала, что ослышалась.
Карина требует у Сергея поцелуя? В который раз? Неужели они уже целовались прежде или делали что-то похуже?! А как же… его работа?
Девушка не ожидала услышать ничего подобного. Происходящее ужасно раздражало.
«Еще не хватало стать свидетельницей… свидания!»
Несмотря на возмущение происходящим и угрозу разоблачения, Сеня принялась осторожно раздвигать колючие ветви. Мысленно ругаясь от боли в пальцах, она, наконец-то, смогла разглядеть парочку. Они стояли друг к другу настолько близко, что казались единым существом. Карина повисла у Сергея на шее и приблизила к нему свое лицо. Сеня почти перестала дышать, ожидая, что произойдет дальше.
 – Карина, тебе пора в постель.
Только теперь Сеня заметила, как Сергей пытается осторожно расцепить руки девушки за своей спиной. Карина хихикнула в ответ на замечание.
 – Только вместе с тобой.
 – Сама.
 – Хочу с тобой. Я влюбилась!
 – Это пройдет.
 – Нет, я себя знаю. – Карина начала покрывать лицо Сергея быстрыми, слегка неуклюжими поцелуями. Тогда мужчина резко дернулся, выскальзывая из девичьих объятий и выставляя руки вперед, чтобы удержать ее на расстоянии. Разозлившись, Карина топнула ногой. – Неужели я тебе нисколечко не нравлюсь? Ни за что не поверю. Все парни говорят, что я красивая.
 – Ты – красивая. Но я не буду с тобой целоваться и, тем более, спать. Даже если бы захотел.
Сеня знала, что пора уходить, но не могла сдвинуться с места. Незнакомое чувство заставляло ее смотреть и слушать. Это оказалось больно.
«Неужели Карина на самом деле влюбилась в Сергея»?
Несмотря на свою предыдущую тираду, сестренка Тиграна неожиданно сникла и заявила:
 – Никому я не нужна.
Она даже всхлипнула, но Сеня не сумела заставить себя пожалеть ее.
 – Нужна – брату, дяде.
 – Это все не то. Как ты не понимаешь?
 – Карина, послушай, у тебя все впереди. Мужчины еще будут падать к твоим ногам в таком количестве, что тебе это надоест.
 – Но это будешь не ты.
 – Не я.
 – Ты действительно отказываешься меня целовать?
 – Снова за свое? Отказываюсь.
 – Я тебя ненавижу.
 – Наконец-то.
Сеня поняла, что второго раунда не выдержит, и отпустила ветви. Те вернулись на место с неожиданным шумом. Сеня замерла, опасаясь обнаружить свое присутствие.
 – Что это было? – прозвенел в тишине испуганный голос Карины.
 – Ночная птица, только и всего. Иди к себе.
 – Но…
 – Тогда уйду я. Или позову твоего брата.
 – Ты еще пожалеешь.
 – Спокойной ночи.
Сеня услышала шаги девушки по ту сторону розовых кустов. Карина бежала к парадному входу. Сеня же сняла туфли и поспешила к веранде. Обувь надела лишь добравшись да полоски света, льющегося из гостиной. Теперь она могла войти в дом.
 
Сергей почувствовал чье-то присутствие еще до того, как прозвучал шорох, напугавший Карину. Добившись ее ухода, к слову - достаточно жесткими как для девочки методами, Гладун первым делом убедился, что его подопечная благополучно домчалась до особняка. Затем обошел кусты роз, разделявшие аллею, где они с Кариной разговаривали, и тропинку, расположенную ближе к зданию. Обследовав интересовавшее его место, Сергей убедился, что кто-то подслушивал эмоциональную беседу между ним и сестрой Тиграна. Пытаясь догадаться, кто стал свидетелем неприятной ссоры, а так же стараясь не шуметь, дабы не привлекать излишнего внимания, Сергей осторожно выглянул из укрытия и успел заметить тоненькую фигурку в брюках, торопливо надевавшую туфли. Одно из его предположений подтвердилось. Именно Сеня подглядывала за ним и сестрой Тиграна. Вопрос в том: зачем это ей?
Хотела знать, в каких он с Кариной отношениях? Или искала его, чтобы поговорить, и совершенно случайно оказалась свидетельницей спектакля, устроенного девочкой?
Все это важно, но сейчас Сергея беспокоило другое. Существовал еще кто-то, наблюдающий и подслушивавший. И этот другой был более осторожным. Его присутствие выказала лишь случайно мелькнувшая тень, упавшая от фонаря, освещавшего аллею. Сергей не заметил бы ее, если бы не ожидал чего-то подобного.
Сеня вошла в дом, а он еще некоторое время прислушивался к ночным звукам. Сергей уже смирился с тем, что сейчас ему не удастся определить того, кто видел сцену, разыгранную Кариной и, возможно, Сеню, подсматривающую за ними. Это настораживало и требовало решительных действий. Кем бы не оказался шпион, он играл за другую команду. А значит, мог помешать ему и навредить Сене.
  Размышляя, Сергей вернулся на аллею. Он медленно шел по каменным плитам, тихонечко насвистывая первую попавшуюся мелодию и надеясь привлечь внимание, если кто-то все еще за ним наблюдал. А еще Гладун надеялся, что Сеня не вызвала подозрений у неизвестного необычным поведением.
   Карина сейчас беспокоила его меньше всего. К вечеру ей явно стало лучше. Она заметно повеселела, особенно когда увидела дядю. Филипп продолжал оставаться для Сергея загадкой, лишь его привязанность к племяннице не вызывала сомнений. Сергей решил, что подумает о нем в другой раз. Вечер прошел бы вполне благополучно, если бы Карина не вбила себе в голову, что влюблена. Гладун посочувствовал бы девочке, однако ее поведение грозило доставить ему кучу незапланированных хлопот. Вероятнее всего завтра он снова столкнется с ее капризами, но на сегодня его воспитательная миссия, кажется, закончилась.
Сергей сделал еще один, контрольный круг по саду и вошел в дом через парадную дверь.
 
Сеня расплескала почти всю воду, которую несла в стакане, и допила остатки, входя в освещенную комнату. Мужчины посмотрели в ее сторону – Тигран улыбнулся, а Филипп неприязненно поджал губы. Сеня проигнорировала старшего Малеева и направилась к Тиграну, оставив стакан на столике. Тот встал и поцеловал ее в щеку.
 – Устала?
 – Немного.
 – Идешь к себе? А я хотел предложить тебе небольшую прогулку под Луной.
Произнося это, он так сильно походил на влюбленного мальчишку, что Сеня не удержалась и чмокнула его в щеку. Она слышала, как Филипп в очередной раз что-то недовольно проворчал, но не стала заострять на этом внимание. Подумала о том, что некрасиво отказывать настолько обаятельному мужчине в такой малости. Сеня улыбнулась и смущенно произнесла:
 – Поднимусь к себе и возьму шаль. Комары едва не съели меня заживо. А вы за это время доиграете партию.
 – Крис, не забывай - я жду.
 – Лучше вспомни, как ходить конем. Королева не дремлет. Тебе грозит шах.
Филипп Малеев говорил что-то еще, пока она поднималась по лестнице, но Сеня уже не слышала этого. Она шла по коридору второго этажа, стараясь двигаться как можно тише. Благо, пол покрывали пушистые ковровые дорожки. В противном случае, цоканье ее каблуков разносилось бы на весь дом.
Она миновала свою комнату. Прошла мимо спальни Карины. Задержалась на мгновение, прислушалась. Следующей была комната Сергея.
Сеня сделала шаг в ее направлении и неожиданно передумала. Она вспомнила, как Сергей просил не беспокоить его, и решила, что подождет более благоприятного момента. Тем более что Тигран ждет ее и может появиться здесь лично, если Сеня не вернется в ближайшее время. Она вряд ли сумеет придумать разумное объяснение своему присутствию в комнате охранника.
Сеня побрела назад. Войдя в свою спальню, девушка переобулась в более удобную обувь, достала из шкафа шаль и вышла. Она закрывала за собой дверь, когда кто-то закрыл ладонью ее рот, обхватил сильной рукой за талию и увлек в едва заметную нишу. Сеню охватил ужас.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:22 pm

Глава 9:

Она пыталась закричать или хотя бы укусить неизвестного, но плотно прижатая ладонь лишила ее такой возможности. Пнув похитителя по голени, Сеня скорее почувствовала, чем услышала сдавленный звук и пожалела, что переобулась. Каблуки в подобной ситуации оказались бы весьма кстати. Девушка извивалась, как угорь, но вырваться не сумела.
После того, как ее затянули в нишу, шторы, тихо зашуршав, задвинулись. Сеня оказалась в темноте, спиной к мужчине и лицом к коридору. Она зажмурила глаза и, спасаясь от испуга, пыталась сообразить, что еще может предпринять, а еще не понимала, почему оказалась именно в этом месте.
 Если незнакомец планировал лишь поговорить, то для этого больше подходила ее комната. В коридоре в любой момент их могли увидеть или услышать свидетели. В том случае, если его цель  –  похищение, то зачем тянуть ее в нишу? Да и выбраться из особняка с таким количеством охраны да еще с немалой ношей в придачу тяжеловато.
Девушка боялась предположить, что ее хотят устранить физически. Да и зачем? Насколько Сеня помнила, она не сделала ничего такого, за что ее могли бы попытаться уничтожить. Да и тайн никаких особенных не знала. К тому же с ее прошлым особенно не пооткровенничаешь. Если неизвестный или тот, кто его прислал, хоть что-то слышал о добрачной жизни Кристины Датоян, то он точно знает, что с ее стороны тайным делкам ничего не грозит. Что еще?
Сеня пыталась рассуждать, опасаясь близко подобравшейся паники, когда кажется, что еще немного, маленький шаг, и вдруг накатит безумие, как единственное спасение от возможного позора и даже гибели. Неизвестно, что предпочтительнее.
Любовницы Тиграна. Возможно, одна из них так и не сумела смириться с его предпочтением, и теперь пытается свести с его избранницей счеты, наняв кого-то? Вряд ли. Они с Малеевым еще не помолвлены, и для его «бывших» Кристина Датоян  –  лишь одна из них.
Как она могла забыть! Что, если за ее спиной кто-то из тех людей, ради которых сюда приехал Сергей?
Вдруг она услышала осторожные шаги и снова попыталась вывернуться из навязанных объятий, но высокий мужчина за спиной еще сильнее прижал ее к себе и шепнул на ухо:
 – Тихо!
Сеня узнала голос и обмякла в руках Сергея. Он, очевидно, понял, что она больше не станет вырываться, и убрал руку от лица. Крадущиеся шаги замерли у ее двери. Сеня почти не дышала, пытаясь услышать хоть что-то, но за шторой какое-то время тоже царила тишина. Неизвестный, видимо, как и они прислушивался, но только к тому, что делается за ее дверью.
Неужели, за ней все-таки следят? Но кто?
Мучительные минуты ожидания казались часами, пока снова не раздались шаги, но уже удалявшиеся. Сеня остро чувствовала прижатое вплотную горячее тело Сергея. Его руки обнимали ее, прижимаясь ладонями к животу и обжигая кожу, но девушка старалась об этом не думать. Теперь, когда Сеня точно знала, кто находится рядом, она совершенно перестала бояться. Однако мерное дыхание Сергея не успокоило, как она ожидала. Впервые в жизни Сеня почувствовала приятное волнение от вынужденной близости с мужчиной. Не страх, брезгливость, в лучшем случае безразличие, а именно волнение, когда сердце колотится, а колени подгибаются в предчувствии…
Господи, что это с ней? Он же ей как брат!
В это время послышался стук в дверь – немного дальше по коридору, и тихий скрипучий голос поинтересовался:
 – Госпожа, у вас все в порядке?
 – Я сплю! – прокричала Карина, и начальник охраны продолжил свой обход. Он задержался еще на несколько секунд у комнаты Сергея, постучал и даже осторожно нажал на ручку, извлекая едва заметный щелчок. Затем крадущиеся шаги стихли. Наверное, Рушан спустился по лестнице.
Только теперь Сеня поняла, почему Сергей настаивал на секретности. В этом доме следили за всеми.
«Что же здесь происходит? Неужели Тигран все же участвует в чем-то непозволительном?»
Ей хотелось расспросить о многом, но Сеня понимала, что у них мало времени. Она решила начать с главного и прошептала:
 – У Тиграна проблемы?
 – Это непроверенные данные. Не могу тебе сказать.
 – Ладно, но он не сделал ничего… противозаконного?
 – Ты хочешь за него замуж?
 – Мой ответ как-то повлияет на твой?
Сергей молчал едва ли пару секунд, но они растянулись для Сени в вечность.
 – Будет лучше, если ты не станешь торопиться.
 – Думаешь, мне стоит ему отказать?
Сеня напряженно ожидала ответа. Оказалось, что для нее очень важно услышать мнение Сергея – даже если она к нему не прислушается.
 – Только если ты так решишь. В любом случае, стоит подождать, пока я не закончу расследование. До этой минуты значимых нарушений за ним не замечено. Если ничего не изменится, ты сможешь стать очень обеспеченной женщиной.
Голос Сергея звучал почти безразлично, и Сеня вдруг охватило разочарование.
 – Я не поэтому собираюсь за него.
 – Пожалуйста, не оправдывайся. Передо мной не нужно. Я никогда и ни за что не стану тебя судить. Ты ради этого меня искала?
Значит, он заметил, как она подглядывала за ним и Кариной.
Сеня смутилась, но продолжила разговор.
 – Нет. То есть, не только поэтому. Завтра здесь снова будут гости. Тигран пригласил на ужин знакомых. – Она перевела дух, не зная, как лучше объяснить свои сомнения. – Придет женщина, с которой я знакома. Алла. Правда, я не уверена, что она меня вспомнила. Мы познакомились, когда я ехала в поезде поступать в университет.
 Сеня почувствовала, как напрягся Сергей. Едва заметно, но они стояли настолько близко, что девушка ощущала движение каждой его мышцы. В ответ по ее коже пробегала дрожь, и перехватывало дыхание. Сеня убеждала себя, что виной тому волнение. Она делилась с Сергеем тем, что не рассказывала никому другому, и очень надеялась, что он действительно ее не осудит. У нее не оставалось другого выхода, как доверить ему свою тайну.
 – Боишься ее?
Сеня удивилась, как точно Сергей определил ее состояние.
 – Да.
 – Почему?
 – Долго рассказывать. Мы не можем скрываться здесь бесконечно. Меня ждет Тигран. Ты предупреждал, но я все равно не ожидала, что поговорить окажется настолько сложно.
 – Попробуем завтра. Хорошо, что ты меня предупредила. Ничего не бойся. И еще…
 – Да?
 – Ты не хочешь рассказать обо всем Тиграну? Если он тебя любит, то поможет. А если нет, тогда он тебя не достоин.
 – Не могу, – Сеня представила себе осуждающее лицо Малеева и покачала головой. – Нет. Возможно, как-нибудь потом.
 – Как хочешь. Я буду рядом. Постарайся не оставаться наедине со своей знакомой.
 – Постараюсь.
 – А теперь иди. Смелее. Тебя ждут.
Сеня раздвинула шторы и ступила на ковровую дорожку. Она тотчас почувствовала себя одинокой. Теплое, надежное тело Сергея дарило чувство защищенности, которого Сене так не хватало в жизни. К сожалению, по многим причинам она не могла оставаться с ним рядом, в его объятиях. В самый последний миг перед ее выходом под свет лам Сергей поправил на ней блузку. Спускаясь по лестнице, Сеня еще долго ощущала те точки на коже, к которым прикасались мужские пальцы. Она запретила себе об этом думать.
 
Досчитав до тридцати, Сергей вышел из ниши и направился к черному ходу – «замести следы». Следовало признать, что у Малеева начальник охраны  –  на своем месте. Если он, конечно, не работает на кого-то другого. Но это вряд ли. Ни один из поступков Рушана не давал возможности даже заподозрить его в чем-то хоть отдаленно направленном против хозяина. Все его время, рабочее и свободное, посвящалось единой цели – охране этого огромного дома, и справлялся Рушан с этим отменно. Абсолютно бесстрастно, со знанием дела, а значит профессионально.
А вот к себе у Сергея появилось множество претензий. Его расследование пока не дало никаких результатов. С одной стороны, оно и к лучшему – для всех, кроме заинтересованных в разработке лиц. Однако с другой… Гладун чувствовал, что что-то происходит или должно произойти в ближайшее время, а Сергей привык доверять своей интуиции.
Незаметно выбравшись из дома, он уверенной походкой тщательно исполняющего долг человека, отправился осматривать посты. Это не входило в его непосредственные обязанности, но имело к ним отношение. Неплохо бы, чтобы именно сейчас его увидел Рушан. Возможно, тогда он предположит, что именно этим Сергей занимался последние пятнадцать минут.
Сколько они простояли в нише? Минут пять, не больше, а, показалось, час прошел. Близость Сени оказалась тяжелым испытанием для его выдержки. Он не должен чувствовать то, что ощущал в тот миг, когда ее маленькая попка, обтянутая тонкой тканью коснулась его бедер, а его пальцы – мягких полушарий. Случайно. Вынужденно. Но его тело отреагировало мгновенно, заставляя вспомнить, что он не только солдат.
Неоправданный риск – вот, что это было. Он не имел права подвергать себя угрозе разоблачения. От него зависит результат работы множества людей. Однако, несмотря на все доводы рассудка, Сергей решился поговорить с девушкой – женщиной, судьба которой волновала его не меньше, чем она сама. Поприветствовав только что заступившего на смену охранника у главных ворот, Сергей задался вопросом: как бы он поступил, если бы снова пришлось выбирать? Он никогда себе не лгал, и поэтому ответ оказался простым и одновременно сложным – точно так же.
Алла. Это имя не фигурировало в досье на Тиграна. Наверное, она и есть той любительницей яхт, которую упоминал в разговоре Малеев. Нужно присмотреться к ней внимательнее. Сеня страшилась этой женщины. Значит, та – опасна.
 
 – Они больше не беспокоили?
Тигран оторвался от шахмат и поднял глаза на дядю. Он понял, о ком речь. Ему не хотелось вести разговор на эту тему, но обидеть дядю он тоже не мог. Не в этом случае. Тигран передвинул слона.
 – Нет. Неделя еще не закончилась.
 – Послезавтра закончится.
 – Время терпит.
Дядя сделал ход ферзем. Король Тиграна оказался под угрозой.
 – Мат, – Филипп откинулся на спинку кресла. – Сомневаюсь, что полуофициальное предложение –  их единственный план. Они могут слоняться где-то рядом – настолько близко, что ты даже не подозреваешь.
Тигран спрятал короля за пешкой.
 – Я усилил охрану.
 – Всегда существует вероятность, что этого окажется недостаточно. Любой из новичков может оказаться «кротом». И даже твоя Кристина…
 – Снова ты за свое, – Тиграна порядком достало то, что дядя постоянно и намеренно дискредитировал Крис в его глазах. Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы не нахамить. – Давай отложим партию. Кстати, я уже давно не маленький мальчик. Знаю, что дело нешуточное и требует особенного подхода. И еще: Кристина во всех этих вопросах точно не замешана. В ней я совершенно уверен.
Дядя медленно допил виски. Он посмотрел на племянника сквозь хрусталь и невозмутимо добавил:
 – Ее могли подкупить.
 – Мне пришлось потратить немало времени, что уговорить ее хотя бы погостить здесь. Такие, как она, не способны лгать и изворачиваться.
 – Мальчик мой, ты так ничему и не научился. Сколько раз нужно повторить, чтобы ты понял  –  женщинам доверять нельзя. Даже самым лучшим из них.
 – Поэтому ты не женился на маме? – При этих словах глаза старого лиса стали печальными. Это был один из болезненных для него вопросов, но Тигран решился продолжить. Он намеревался узнать правду. – Я все знаю. Вы встречались с ней довольно долго, а потом неожиданно для всех она вышла замуж за отца.
 Тигран видел, что дядя колеблется, но терпеливо ждал откровенного ответа – насколько это вообще возможно. Филипп неспешно закурил и только тогда заговорил – тихо, почти флегматично.
 – Интрига существовала лишь в воображении некоторых особо любопытных. Все оказалось просто, почти банально. Твоя мать мечтала иметь законного мужа, детей. Хотела семью в ее традиционном понимании. Я же не планировал связывать себя обязательствами. Мне слишком нравились женщины и свобода. Даже сейчас, спустя много лет, я не слишком изменился. Ты это знаешь не хуже меня. Твой отец бросил к ее ногам то, чего не смог предложить я, а твоя мама согласилась. Вот и все – конец истории.
 – Ты считаешь, что она тебя предала?
 – Возможно. В самом начале, несколько первых лет их брака меня посещали такие мысли, но потом… Не знаю. Всю жизнь я пытался разобраться, что у женщин в голове, но так и не понял. Никогда не угадаешь, в каком порядке у них расставлены приоритеты. Логика здесь не поможет.
 – Странно. Я всегда считал, что родители любили друг друга.
 – Не сомневайся. Конечно, любили. Это я лишь недавно понял, что твоя мать была моей единственной любовью. Вот так.
 – Грустная история. Родители погибли. Ты  –  холостяк.
 – Почему же? Есть вы с Кариной. Я люблю вас обоих. Вряд ли я смог бы любить собственных детей больше.
Тигран поднялся, взял графин с виски и налил очередную порцию себе и старику.
 – Я знаю, дядя. Только не могу понять, что ты имеешь против Крис.
 – Мальчик, она не нашего круга. Со временем ты это поймешь, но будет поздно. Конечно, развод в наше время – не проблема, но в этом случае тебе придется раскошелиться. К тому же могут появиться дети.
 – Должен признаться, я мечтаю об этом. Симпатичные темноволосые сорванцы, смышленые и непоседливые, и красивые девочки с очаровательной улыбкой и талантом художника.
 – Да ты болен, Тигран! – Дядя нахмурился и сокрушенно покачал головой. – Это опасно. Ты стал уязвимым.
 – Не стоит делать из моих слов трагедию, дядя. Кристина мне слишком нравится, чтобы я ее отпустил.
В это время в комнате появился объект их разговора. Шелк ее блузки струился, мягко облегая красивую грудь, длинные ноги в сандалиях неслышно касались пола, короткие волосы слегка взъерошились, словно она забыла причесаться, или это была лишь дань моде. Не важно. Все это Кристине неимоверно шло.
Тигран в очередной раз подивился ее неосознанному очарованию и полному отсутствию кокетства. В ответ на его откровенный взгляд девушка смутилась, прелестные щеки окрасились нежным румянцем. Он поднялся ей навстречу.
 – Не помешала?
Кристина бросила на Филиппа тревожный взгляд.
– Ты не можешь нам помешать. – Тигран протянул руку, и прохладные пальцы скользнули в его ладонь.  Он сжал их, пытаясь согреть. Как бы ему хотелось объять своим теплом все ее соблазнительное тело!  Тигран напомнил себе, что обещал девушке прогулку.  –  Дядя, с твоего позволения, мы тебя покинем. Вечер слишком хорош, чтобы смотреть на него из окна.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:22 pm

Глава 10:

Проснувшись и посмотрев в окно, Сергей подумал, что на улице идет дождь, но, подойдя ближе и оглядев дорожки, понял, что над морем навис густой туман, окутавший окрестности словно вуаль. Натянув шорты, Гладун отправился на утреннюю разминку.
Волны неспешно выползали на берег, будто из бесконечности. Исчезали туда же, не вызывая желания войти в воду.
Решив не мучиться с поиском ориентиров в воде, Сергей ограничился пробежкой и зарядкой. Босые ноги увязали в прохладном мокром песке, а рубашка пузырилась на спине, когда он преодолевал традиционные километры. Солнце едва пробивалось сквозь густую молочную дымку. Автоматически выполняя упражнения, Сергей планировал наступивший день. К сожалению, не все зависело от него. Он очень наделся, что Карина не захочет идти на пляж. Тогда у него появится больше времени, чтобы еще раз изучить дом.
Остановившись у заграждения, чтобы отдышаться, Сергей бросил взгляд на белеющий в километре особняк. Его миссия оказалась еще труднее, чем он предполагал. Мало того, что приходилось иметь дело с взрывоопасной и весьма непредсказуемой сестрой Тиграна. Оказалось, что у Сени есть свои проблемы, пока ему неизвестные и поэтому опасные – в первую очередь для самой девушки. Исходя из служебных интересов, было бы удобнее, если бы Сене помог Малеев. Тем более что он явно к ней неравнодушен. Но девушка не собиралась делиться с Тиграном своими трудностями, а Сергей почти смирился с мыслью, что хочет заняться ими лично. Он не сомневался, что сумеет лучше справиться с угрожающей Сене опасностью. Почти не сомневался.
Передохнув, Гладун побежал к дому, вспоминая, как вчера вечером наткнулся на целующуюся пару. Сергей едва не налетел на них в темноте, поскольку Тигран выбрал уединенное, плохо освещенное место. Но возможно, это была идея Сени. Кто знает? Все сводилось к тому, что девушка подумывает о замужестве с Малеевым, но пока не приняла окончательного решения.
Они великолепно смотрелись рядом. Их прижатые друг к другу тела, почти силуэты, выглядели изысканно. Однако, увидев Сеню в объятиях Тиграна, Сергей неожиданно для себя испытал сильнейшее желание разъединить их, отдалить друг от друга на тысячи километров, стереть красивую картинку их единения – наяву и в памяти. Это чувство если не пугало, то однозначно настораживало. Поэтому вместо того, чтобы задержаться и послушать – как он поступил бы в обычной ситуации – Сергей свернул на боковую тропинку и тихо покинул место, которое пара предпочла для свидания. Он запретил себе представлять, чем эти двое займутся после поцелуев.
Сейчас, как и вчерашним вечером, он напомнил себе, что должен уважать выбор Сени. Сергей поклялся себе, что вмешается в их отношения только в том случае, если для девушки эта связь станет опасной. Или если она сама решит их прервать. Необычная для него мысль, но с ней приходилось считаться.
Сергей никогда не отказывал себе в женской ласке, если позволяли обстоятельства, но никогда не использовал чувства в своих целях. Руководство знало о его принципах, и хотя он считался весьма привлекательным парнем, относилось к его требованию с пониманием. В последнее время он встречался с симпатичной женщиной, разведенной и имеющей четырехлетнего ребенка. Когда у него появлялось свободное время, Сергей предпочитал провести его в объятиях добросердечной женщины, старшей его на пять лет, чем в полемике с собственной матерью. Она продолжала сватать ему девушек и женщин с приданым и связями из круга, в котором вращался ее теперешний муж. Сергей не пошел ни на одно свидание, подстроенное Зиной. Он не хотел связывать себя с женщиной, которая не вызывала в нем сильные чувства. Иногда Сергей сомневался, что вообще способен их испытывать. Он ошибся.
 Все эти годы Гладун знал, что чувствует к Сене не совсем братские чувства. То, что в подростковом возрасте она выглядела не настолько красивой, как сейчас, не имело для него никакого значения. Ее неизменное очарование и расцветающее тело притягивало уже тогда. И не только его. Он едва не убил того подонка, который посмел коснуться ее в подъезде. Успокоив Сеню, он отыскал парня и не удержался в рамках разговора. Только кровь, беспрерывно лившаяся из носа Мирона, остановила его. Вид хнычущего мерзавца до сих пор периодически всплывал в его памяти, что не удивительно, ведь это связывало его и Сеню.
С тех пор он научился держать себя в руках и в самых критических ситуациях действовать спокойно. Однако Сергей не мог сказать с полной уверенностью, что сумеет останется бесстрастным, если Сеню придется защищать. Он очень надеялся, что ему хватит для этого сил и мудрости.
Сергей подходил к особняку, когда из ворот выехал черный «БМВ» Малеева. Сквозь тонированные стекла ему не удалось определить, кто покинул дом. Оставалось надеяться, что в автомобиле – Тигран и его дядя.
Поприветствовав охранника, Гладун направился по дорожке к парадной двери. Особняк встретил его тишиной. Попавшаяся на пути прислуга на вопрос Сергея о Карине, сообщила, что сегодня девушка еще не покидала своей комнаты. Он поблагодарил смутившуюся женщину и зашел в свою комнату. Приняв душ и одевшись в тенниску и джинсы, Гладун спустился в кухню. Здесь уже кипела работа. Симон предложил ему кофе и французские булочки, и Сергей с удовольствием полакомился ими в примыкающей к кухне маленькой столовой. Из разговоров между прислугой он понял, что Тигран действительно уехал, а вместе с ним и Филипп. А еще узнал, что госпожа Датоян уже позавтракала и отправилась в мансарду.
Он заставил себя есть неторопливо, а когда закончил, выразил благодарность повару и отправился к лестнице, ведущей под крышу. По дороге, чтобы отвлечь возможное внимание от истинной цели, Сергей вышел на балкон, неспешно оценил обстановку и только тогда поднялся в светлое мансардное помещение.
Сеня сидела в центре почти пустой комнаты, пристроив на коленях альбом, и смотрела на столик перед окном. Точнее на стеклянную вазу причудливой формы. Задумчиво склонив голову на бок, девушка покусывала кончик карандаша. Темные волосы разметались по аккуратной головке, видимо она непроизвольно ворошила их рукой. Нежный профиль сам просился на полотно. Из-под широкого светлого сарафана выглядывали крохотные пальчики поджатых ног.
Сергей задержал на них взгляд и улыбнулся. Сейчас Сеня напоминала девочку, мечтающую о чем-то своем, весьма далеком от окружающего мира. В том числе – от неизвестности, которая ожидала ее в лице Аллы предстоящим вечером. Радовало уже то, что она хоть ненадолго отвлеклась от непонятной даже ему кутерьмы вокруг этого дома.
Непроизвольно, но с удовольствием Сергей задержал взгляд на нежных губах. Они однозначно не принадлежали  ребенку. Выглядели слишком чувственно, чтобы не обратить на них внимание.
Выпадет ли ему счастье хоть раз прикоснуться к ним?
Подавив в себе желание, Сергей оттолкнулся от стены, чтобы уйти, когда кто-то обнял его за талию и прошептал прямо в ухо:
 – Доброе утро, Серж. Шпионишь за женщиной Тиграна?
Его покоробило выражение «женщина Тиграна», соотнесенное с Сеней, но еще больше раздражало то, что несносная девчонка почти угадала. Неужели маленькая кокетка сменила гнев на милость и решила сделать вид, что забыла о вчерашней размолвке?
Сеня вряд ли разобрала слова, но, видимо, услышала шум. Она тут же обернулась и, спустив ноги на пол, засунула их в сандалии. Девушка поднялась им навстречу, недоуменно вглядываясь в лица. Сергей разомкнул сцепленные ладони Карины и отступил он нее на расстояние, достаточное для рокировки. Он не собирался вдаваться в подробности.
 – Я выполняю свою работу.
Сестра Тиграна шагнула вслед за Сергеем и положила его руку себе на плечо, удерживая в плену.
 – Ну да, конечно. Работа – прежде всего. Ты говоришь точно так же, как мой братик.
    Сергей попытался отодвинуться, но Карина прижалась к нему и вцепилась в мужские пальцы мертвой хваткой. Он решил, что сцену устраивать не стоит. Лучше чем-то отвлечь девочку от объекта ее внимания, точнее преследования, тем более что Сеня явно нервничала, не зная, как реагировать на их поведение.
 – Ты не поздоровалась. А как же английские манеры?
Сергей убедился, что выбрал правильную тактику. Девушка тотчас дернула плечиком и даже слегка оттолкнула его. Она не терпела напоминаний об учебе на острове.
 – Это ты  –  невоспитанный грубиан! – Карина подскочила к Сене и чмокнула ее в щеку.  –  Здравствуйте, Кристина. Не обращайте на нас внимания. Обычная перепалка, не более. Не знала, что вы начинаете работать так рано.
Сеня подарила сестре Тиграна ответный поцелуй и коротко кивнула Сергею.
 – В это время суток солнце расположено достаточно низко, и лучи очень красиво играют в стеклянных гранях.
Карина остановилась перед вазой, осторожно коснулась ее рукой.
 – Страшно трогать, а так хочется. Она выглядит очень хрупкой. – Девочка обернулась и заметила альбом.  –  Вы начинаете работу с набросков? А я думала, что сразу наносите рисунок на стекло.
 – Так удобнее во всех отношениях. Во-первых, узор можно изменить без того, чтобы стирать краски растворителем. Во-вторых, с карандашом в руках мне лучше думается. К тому же, такой порядок стал для меня своеобразным правилом. Если хотите, ритуалом.
Сергей заметил, что Сеня успокоилась. Во всяком случае, на ее губах промелькнула улыбка. Теперь он мог со спокойной совестью удалиться. Ему и так пришлось задержаться рядом с ней дольше, чем он планировал.
Стоило Сергею обернуться, как в вдогонку прозвенел надменный возглас Карины:
– Сегодня я не собираюсь на пляж, но ко мне зайдут друзья. Я бы тебя не предупреждала, но боюсь, ты можешь учинить им допрос или даже выгнать без моего разрешения.
Не останавливаясь, Сергей бросил через плечо:
 – Точно бы выгнал. Правильно сделала, что предупредила.
 
Вдевая в уши длинные серебряные серьги с изумрудами, подарок мужа на первую годовщину свадьбы и единственную дорогую вещь в маленькой шкатулке, Сеня заметила, что ее пальцы дрожат. Она знала причину собственного нервного состояния и пыталась успокоить себя уговорами: что прошло слишком много времени, она достаточно сильно изменилась, и ненавистная женщина ее не узнала. Помогало это мало.
Тогда Сеня решила облачиться в свой самый лучший наряд – шелковое изумрудного цвета платье с тоненькими серебряными цепочками вместо бретелек и длинным разрезом сбоку. Возможно, таким способом ей удастся придать себе уверенности, а еще запутать гостью. Чем шикарнее она одета, тем меньше вероятность того, что в ней узнают гадкого утенка, каким ее впервые увидела Алла. Опять же огромные серьги с изумрудами – сами по себе отвлекают внимание от лица.
Сеня еще раз оглядела себя в зеркале. Кажется, она ничего не забыла. Платье плотно облегало стройную фигуру, серьги покачивались в такт движениям головы, ненавистные босоножки на каблуках подчеркивали высокий подъем стопы и делали акцент на ногах. Макияж – достаточно броский, на грани допустимого, чтобы не вызвать очередного порицания дяди, но и сделать лицо неузнаваемым. Будь ее воля, она разрисовала бы его, как свои вазы, но опасалась, что ее неправильно поймут. Или наоборот, узнают.
Господи, как она боялась встретиться носом к носу с женщиной из своего прошлого! Если бы только можно было остаться здесь, в гостевой комнате – в безопасности, пусть и призрачной. А еще лучше – уехать отсюда куда подальше, где ее не нашел бы никто из присутствующих на предстоящем ужине. Никто, кроме одного человека, которому она могла бы довериться.
Что-то происходило между Сережей и Кариной. И это что-то весьма раздражало. Сегодня утром в ее временной мастерской сестра Тиграна вцепилась в своего охранника, будто он принадлежал ей всецело. Что касается Сергея, то если он и предпринял попытку освободиться, то весьма неубедительную. А разговоры… Их и беседой назвать нельзя. Сплошные препирания, больше похожие на ревнивые обвинения, как у парочки с долгим опытом общения. Все это в основном со стороны Карины, но… Что если девушка имеет на это, пусть самые крохотные, но права?
Глупые мысли. Ненужные и несвоевременные. Но Сеня ничего не могла с собой поделать. Она вспоминала, как гармонично эти двое смотрелись рядом – оба высокие и красивые, и ее сердце начинало болеть.
Что это? Неужели ревность? Она не может себе этого позволить. Тем более, когда у нее есть Тигран. Не в полном смысле этого слова, но все же.
Вчера они целовались. В дурманящем вечернем саду. Свернули с освещенной тропинки в темноту, и Тигран, не мешкая, будто пытаясь застать Сеню врасплох, тотчас завладел ее губами. Нежный поцелуй неожиданно превратился в страстный. Вначале она испугалась мужского напора и на миг застыла. Тигран сразу почувствовал ее состояние и начал поглаживать по спине, успокаивая.
Девушка расслабилась и разрешила себе насладиться чувственным, неспешным, мастерским касанием опытных губ. Она получила удовольствие, но не загорелась желанием, как Тигран. Сеня чувствовала его напряжение низом плотно прижатого живота, но сама не испытывала жажды оказаться вместе с этим очаровательным мужчиной в одной постели. К сожалению? Нет, даже этого сказать она не могла.
Сеня знала, что обычно следует за страстным поцелуем, и не удивилась, когда Тигран предложил продолжить вечер в комнате на ее выбор. Некоторое время девушка молчала, глядя в темноту и раздумывая, почти уговаривая себя решиться, но затем нежно коснулась губ этого невероятно привлекательного мужчины и с грустью произнесла: «Не сегодня».
Не совершила ли она ошибку?
Сеня раздумывала над этим перед сном, а затем весь день, пытаясь отвлечься от мыслей об ужине, и, в конце концов, решила, что поступила правильно. Если она снова займется сексом, то лишь потому, что сама этого захочет. Но сейчас ей следует беспокоиться совсем о другом.
Пытаясь сообразить, что еще можно предпринять в целях конспирации, девушка брызнула на волосы несколько капель «Yohji». В этот момент раздался стук в дверь.
«Тигран».
Сеня поняла, что отступать ей некуда.
 
  Расположившись в тени холла, Сергей наблюдал за происходящим со стороны. Филипп Малеев видимо решил, что встречать таких гостей ниже его достоинства, и отправился покурить в сад. Сквозь настежь распахнутую дверь Гладун видел, как Сеня и Карина расположились по обе стороны от Тиграна на широких ступеньках крыльца, как к особняку подъехало такси, и из него вышел Герман Гуляев, которого Сергей узнал по фотографии из досье. Мужчина с улыбкой на лице открыл заднюю дверцу автомобиля и помог выйти высокой и издали довольно симпатичной женщине. Видимо, Алле, поскольку при ее появлении Сеня вздрогнула и, скорее всего, интуитивно прижалась к Тиграну. Малеев сделал из этого движения свои выводы и собственнически обнял девушку за талию.
Скрипнув зубами, Сергей вынудил себя думать, что это к лучшему. Конечно, качественнее, чем он, с охраной Сени не справится никто, но Гладун надеялся, что в случае непредвиденных обстоятельств Малеев сумеет защитить Сеню. Главное, чтобы это не противоречило интересам самого Тиграна. Еще Сергею хотелось верить в то, что тайна Сени не настолько ужасна, как ему начинало казаться.
Наконец приветствия, лобызания рук, обоюдные комплименты подошли к концу. К гостям присоединился Филипп Малеев и сразу почти прилип к Алле. Тигран, зная вкусы своего дяди, воспринял этот факт безразлично, почти смиренно, Гуляев – с ревнивыми словами и хитрецой в глазах, а Сергей – с одобрением. Старший Малеев хоть на кое-то время отвлечет женщину от Сени.
Несмотря на то, что Алла лишь кивнула, здороваясь с девушкой, Сергей успел заметить вспыхнувший интерес в остром, опытном взгляде. Он уже видел подобное внимание среди фотографов, художников и режиссеров. А еще сутенеров.
Несмотря на красоту, хотя и несколько поблеклую, дорогую одежду, украшения и неплохие манеры, Алла весьма походила на представительницу определенной профессии. Да и внимание к ней Филиппа Малеева свидетельствовало о том же. Этот мужчина узнавал проституток среди тысяч обычных женщин и почти никогда не ошибался, чем и прославился.
Пока гости рассаживались за столом, Сергей отгонял от себя тревожные мысли. Его тоже представили новоприбывшим, и Гладун успел заметить заинтересованный взгляд Аллы, но проигнорировал его, принимая беспристрастный вид. В глазах гостей ему хотелось выглядеть тупой горой мышц.
Женщину усадили между Филиппом и Тиграном. Гуляев оказался рядом с Сеней. А Сергей – напротив, возле Карины, как и положено охраннику. Самым неприятным для Сени оказалось то, что напротив нее находилась Алла, но этого не удалось избежать. Сергей предпочел бы понаблюдать за всем со стороны, но его пригласили отужинать вместе со всеми. Он не мог отказаться.
Пока длилась трапеза, и провозглашались тосты, ничего необычного не происходило. Сергей заметил несколько взглядов, брошенных Аллой в сторону Сени, но их можно было расценить, как угодно. Больше других девушке надоедал Гуляев. Он то и дело втягивал ее в разговор, однако и ему пришлось делить свое внимание между Сеней и Кариной. Только на этом основании Сергей не мог ни в чем подозревать Германа. Карина и Сеня, обе – очень привлекательные женщины и гораздо моложе Аллы. Любой другой на его месте тоже пытался бы с ними заигрывать.
В общем, все проходило вполне прилично, без эксцессов, пока Карина не начала щекотать ногу Сергея пальцами разутой ноги. Он мысленно выругался и посмотрел на нее так строго, как только мог. Негодница отвернулась и завела очередную бессмысленную беседу с Гуляевым. Сергей отодвинул ногу в сторону, но это помогло ненадолго. Женские пальчики вновь начали путешествие под его штанину. Тогда Сергей решил ненадолго покинуть компанию. До той поры, пока все сидят на своих местах, Сене вряд ли что-то угрожает. Да и Карине – тоже. Судя по настроению за столом, никто из присутствующих не собирается заниматься разоблачениями.
 
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:23 pm

Глава 11:

Сеня сдержала невольный вздох и слегка поерзала на стуле. У нее затекла нога от напряжения и ожидания.
Кажется, все спокойно. Или ей, действительно, это только «кажется»?
Она еще раз оценила обстановку.
Алла почти не обращала на нее внимания, расточая обаяние на Филиппа и Тиграна. Герман своими разговорами не давал возможности Сене положить в рот хоть что-то из того великолепия, что приготовил на ужин француз. Весь вечер Гуляев неутомимо баловал соседок комплиментами и развлекал анекдотами на грани приличия, которые бессовестно называл случаями из жизни.
Хотя, ей ли удивляться? Если судить по ее собственному опыту, в жизни случается все, даже самое невероятное.
Сеня не сердилась на Германа. Даже в какой-то мере была благодарна ему, поскольку ей кусок не лез в горло. Сеня катала по тарелке спаржу, поданную к говядине под клюквенным соусом, и мечтала о том, чтобы ужин, наконец-то, завершился. Страх, ставший ее постоянным спутником, почти скрутил внутренности в клубок. В очередной раз протянув руку к своему бокалу с «Токайским», Сеня заметила, что тот почти опустел. Поэтому она отпила лишь глоток сухого с кислинкой вина. Опасалась опьянеть.
 В поисках хоть какой-то поддержки она очень редко и исподтишка поглядывала в сторону Сергея. Тот выглядел невозмутимым и почти расслабленным, но Сеня не сомневалась, что он не упускает ни одной детали и постоянно настороже. Это слегка поднимало ей дух.
 Тигран периодически нежно касался ее руки большой, теплой ладонью, поглаживал пальцами ладонь, привлекая внимание, и не только Сени. Она смущалась и вымученно улыбалась, глядя в красивые темные глаза. Один из самых красивых мужчин открыто демонстрировал всем присутствующим свою привязанность, однако Сеня не могла представить себя его супругой. А любовницей и подавно. Она с удовольствием пошла бы с ним в театр, ресторан – в любое место, но только не туда, где они могли бы оказаться наедине в четырех стенах.
Неожиданно Сеня столкнулась с взглядом Аллы – быстрым, но больно жалящим. Девушка едва не задохнулась, но женщина уже отвернулась. Сеня надеялась, что ей показалось, и гостья ее не узнала, что подобным образом проявилось лишь обычное женское любопытство.
Уговоры не помогли. Затылок заломило. Ужасно хотелось встать из-за стола и укрыться в своей комнате. К сожалению, сейчас это выглядело бы некрасиво и вызвало бы очередное осуждение Филиппа, поэтому Сеня решила немного прогуляться, подышать свежим воздухом – точнее отдышаться. Сергей уже покинул общество. Возможно, ее недолгое отсутствие не станет поводом для пересудов.
Сеня извинилась и сообщила, что хочет ненадолго уединиться. Малеев проводил ее до двери, поцеловал руку и вернулся к гостям.
Возможно, это глупо – постоянно бояться?
Иногда Сене казалось, что ей стало бы легче, если бы все, наконец-то, открылось. И что тогда? Презрение? Осуждение? Или что-то еще, значительно худшее? Сумеет ли она это пережить?
«Господи, почему Давид умер так рано?» В его доме она чувствовала себя относительно спокойно. А теперь…
Южное небо виделось ближе, чем в любом другом месте из тех, где Сеня успела побывать. Здесь звезды казались ярче и крупнее, а диск полной Луны – огромным и завораживающим.
Сеня сошла со ступеней и побрела по мощеной дорожке, полной грудью вдыхая насыщенный цветочными ароматами воздух. Она собиралась обойти дом по ближайшим к нему каменистым тропкам. Конечно, особняк охранялся, что Сеню мало успокаивало, особенно после нескольких случаев слежки за ней. Пусть даже если это делалось в ее интересах. Она слушала, как стучат ее каблуки, и размышляла.
Что же дальше? Как ей быть? Правильно и честно было бы уехать из этого дома.
Сеня остановилась у куста чайной крымской розы и сорвала красный цветок. В рассеянном свете он казался темным по сравнению с ее бледной рукой, но бархатистые лепестки приятно ласкали кожу. Сеня погладила цветком ладонь - и затрепетала от этой ласки. В этот миг она неожиданно вспомнила, как Сергей касался ее в темной нише, обволакивая тело своим теплом, успокаивая и тревожа одновременно. Странное ощущение.
 Наверное, она никогда не забудет охватившего ее в этот миг волнения, поскольку впервые в жизни почувствовала подобное в объятиях мужчины. Скорее всего, такое никогда больше не повторится. Она не имеет права вторгаться в жизнь Сергея со своими проблемами. Он этого не заслужил. Плохо уже то, что она пожаловалась ему, поддавшись панике.
Но был ли у нее выбор?
Сеня подняла голову, посмотрела на ночное небо, словно могла прочитать там ответ на сложный вопрос. Попыталась представить, что сказал бы ей на это Давид.
«Выбор есть всегда». Сеня решила, что больше не станет плакаться Сергею, ибо он – единственный, кто остался у нее от прошлой жизни. Со своими проблемами она должна разобраться сама. К тому же, по всей вероятности, Алла ее не узнала.
 – Вот вы где?
Сеня вздрогнула, заметив в двух шагах от себя крупную тень. Мужчина сделал шаг, и остановился рядом с ней настолько близко, что она с трудом подавила желание отодвинуться.
 – Решила прогуляться. А вы?
 – Я? – Герман помолчал, а Сеня интуитивно почувствовала, что его ответ ей не понравится. – Вас искал.
Его голос звучал тихо, даже вкрадчиво, но Сеня напряглась. Почему-то было очень неприятно находиться с ним наедине. А ведь за ужином он ее ничем не обидел. Девушка решила, что во всем виноваты ее расшатанные нервы.
 – Зачем?
Она тут же отругала себя за двусмысленный, почти игривый вопрос, и Германа он, похоже, позабавил.
 –  А как вы думаете?
Сеня растерялась. Мужчина же улыбнулся и потянулся к розе в ее руке. Сеня не стала удерживать кровавый цветок, чтобы не касаться мужских пальцев. Тем временем Гуляев, глядя ей в глаза, провел розой по ее плечу. Сеня дернулась от подобной наглости. Она таки сделала шаг в сторону, но Герман тут же притянул ее к себе за талию. Ей хотелось кричать, однако сумела лишь выдавить из себя:
 – Что вам нужно?
 – Не притворяйся наивной. Мы оба знаем, что это не так. Ксения.
Она забилась в его руках, словно птица, пытаясь вырваться, убежать, скрыться. А он лишь посмеивался, прижимая ее к себе все крепче.
 – Отпустите!
 – Очень смешно. Ты хорошая актриса. Я бы даже поверил, если бы не знал подробностей. – Гуляев дернул за цепочку на ее плече, оборвав, и потянул вниз край платья. – Прекрати изображать из себя недотрогу.
Пальцы больно впились в кожу на ее груди, затем потянули за сморщенный от страха сосок. Ее руки оказались в плену за спиной, и она ничего не могла с эти поделать. Герман пытался ее поцеловать, но Сеня так отчаянно вертела головой, что это ему никак не удалось. Тогда он прижался жесткими губами к ее шее и прошептал:
 – Укусить? Интересно, как ты будешь оправдываться перед Малеевым.
 – Он убьет тебя!
 – После того, как узнает правду? С его-то гордостью? Никогда. Я скажу, что ты меня умоляла.
Платье сползло и держалось лишь на бедрах, а Герман просунул ногу между ее дрожащих ног, чтобы она не могла воспользоваться коленом. Сеня снова почувствовала себя узницей в тесной темной комнате. Слезы сами покатились из ее глаз.
– Чего вы хотите?
– Тебя. – Сеня всхлипнула. – Но это во вторую очередь. А в первую… Тигран предлагал тебе замужество?
 Грубые руки мяли ее тело, оставляя синяки, но Сеня нашла в себе силы выкрикнуть:
– Это не ваше дело!
– Говори тише, если не хочешь опозориться прямо сейчас. Ты должна согласиться на его предложение.
Не в силах поверить, что это происходит именно с ней, Сеня на мгновение замерла.
«Согласиться? Зачем ему это?!»
 – Ни за что!
 – Мало этого. Ты станешь его поощрять.
 – Не стану. Отпустите меня!
Она слышала, что ее голос звучит слабо и неуверенно, но Сеня уже почти выбилась из сил, пытаясь сопротивляться.
Где все эти охранники?! Она едва не крикнула: «Сергей!», но прикусила язык. Этот страшный человек не должен знать, что они хорошо знакомы. Это – ее козырь, к тому же единственный.
– Будешь, как миленькая. Ты станешь делать все, что я скажу, и что захочет он, лишь бы Тигран тебе доверял. Поняла?  – Сеня отрицательно качала головой, глотая слезы. – Поняла?!
 – Нет!
 – Значит именно сейчас он и узнает о том, чем ты занималась раньше. И не важно, насколько давно это происходило.
Герман впился в ее губы, а Сеня хваталась за остатки сознания, чувствуя, как слабеет.
 – Черт!
Мучитель оттолкнул ее от себя настолько неожиданно, что Сеня потеряла равновесие и упала на камни, больно ударившись. Но она обрадовалась боли. Это чувство помогло ей слегка опомниться.
 Не поднимаясь с земли, Сеня попыталась отодвинуться, когда Герман навис над ней и прошипел прямо в лицо:
 – Не знаю, кто там крадется, но если пикнешь хоть слово о том, что случилось… Ты представить себе не можешь, что я тогда сделаю. Поняла?
 – Да.
Это слово больше походило на хрип, чем на ответ, но Гуляев удовлетворенно кивнул и быстро скрылся в темноте  –  обволакивающей и ужасающей.
Пытаясь встать на ноги, Сеня уперлась рукой о землю. Пальцы уткнулись во что-то мягкое и бархатистое. Не задумываясь, она поднесла руку к глазам и поняла, что сжимает измятую розу. Сеня вспомнила, как Герман касался ее цветком, и отбросила его, а затем отползла подальше, как от ядовитой змеи.
Она понимала, что должна принять вертикальное положение и хотя бы немного привести себя в порядок, но не смогла. Казалось, что силы окончательно ее покинули.
Когда над ней снова кто-то склонился, Сеня лишь вздрогнула. Она поняла, что это Сергей, когда теплые пальцы ласково коснулись ее щеки, подняли подбородок.
 – Что произошло?
В отчаянии, Сеня лишь покачала головой. По ее щекам снова заструились слезы. Из груди вырвалось сдержанное рыдание.
Сергей поднял ее за плечи и выругался. Она поняла, что он заметил, как выглядит ее платье – вся она. Сергей молча подтянул кверху болтающийся лиф, прикрывая обнаженную грудь. Странно, но при этом Сеня не почувствовала ни капли смущения. Возможно, она просто утратила способность что-то чувствовать, кроме боли.
 – Кто? – Сеня уткнулась в надежную грудь и промолчала. – Ладно. Все – потом.
Сергей подхватил ее на руки и понес к черному ходу. Она заметила, что он старательно избегает освещенных мест, и обвила руками крепкую шею. Сеню била дрожь, и даже присутствие Сергея не успокаивало.
 
Черная, обжигающая ярость затопила Сергея, когда он увидел, в каком состоянии находится Сеня. Его хваленая бесстрастность исчезла в один миг. Сейчас он готов был прикончить гада, который осмелился так с ней поступить. Гладун не хотел предполагать, что именно произошло, предпочитал услышать все из ее уст – когда она придет в себя.
Направляясь к комнате, отведенной Сене, он остановился лишь раз – у бра, освещающего часть коридора у ее двери. К счастью, сам светильник находился вне поля зрения видеокамер. Сергей прислонил Сеню к стене, а сам осторожно повернул лампочку в резьбе – настолько, чтобы та перестала светить, затем краем рубашки вытер отпечатки пальцев. Он надеялся, что этого будет достаточно, и что в данный момент дежурный охранник окажется не слишком внимательным к изображениям на дисплеях. В противном случае, ему придется изворачиваться, чтобы как-то оправдаться.
Не решаясь по многим причинам снова подхватить Сеню на руки, Сергей взял ее под локоть и, поддерживая за спину, подвел к двери. Открыл, и, не оборачиваясь, практически внес девушку в комнату и повернул в замке ключ.
Сергей не стал включать свет, а Сеня, очевидно, просто не могла этого сделать. Он встал у стены, а она привалилась к нему, как тряпичная кукла. Сергей обнял ее, удерживая в вертикальном положении. Наверное, стоило уложить девушку в кровать, но она его об этом не просила. Он же оказался слишком эгоистичным, чтобы отказаться от нескольких минут близости с ней.
Несмотря на клокочущую в нем злость, Сергей не мог не заметить, что мягкое, невероятно притягательное тело прижималось к нему, вызывая отнюдь не братские чувства. Сергей всеми силами пытался контролировать желание. Сеня нуждалась в его защите, участии, поддержке, а не в сексуальных притязаниях – даже самых нежных.
К тому же Сергея терзали сомнения  –  правильно ли он сделал, сразу же после случившегося не оповестив обо всем Тиграна? В конце концов, именно Малеев, как хозяин дома, обязан вступиться за гостью, позаботиться об ее самочувствии и безопасности. Сергей увел Сеню, поддавшись эмоциям, что было непозволительно, но поступить именно так подсказывала его интуиция, которая его обычно не подводила. Дай Бог, чтобы он не ошибся и в этот раз.
И все же…  
Тихие жалостливые всхлипы надрывали ему сердце. Сергей гладил девушку по волосам, узкой спине и мечтал о мести ее обидчику. Он обязательно узнает, кто на такое решился.
Вряд ли посторонний сумел пробраться за ограду. Войти на настолько тщательно охраняемую территорию почти невозможно. И почему жертвой оказалась именно Сеня? Хотя… Она считается близкой подругой Тиграна. Тот не скрывает своего у ней отношения, напротив – демонстрирует всему свету. Уже одно это делает ее мишенью для врагов Малеева.
Беспокоить девушку вопросами после всего случившегося не хотелось. И все же, кое-что прояснить необходимо. Решать Сене.
 –  Не хочешь пожаловаться Тиграну?
Она подняла на него глаза.
 – Нет! Боже, нет!
Тихое, и поэтому еще сильнее рвущее на куски душу рыдание вырвалось из ее груди.
 – Но почему? Он – твой… друг.
Больно такое произносить, но факт оставался фактом. Сергей лишь заменил более интимное слово.
 – Тем более. Прошу тебя, не заставляй меня! Не говори ему сам!
Он почувствовал, как девушка задрожала. Ее пальцы больно вцепились в его плечи.
 – Сеня, дорогая, успокойся.
 – Пожалуйста! Пожалуйста!
Голос девушки звучал все громче, а тело словно свело судорогой. Нужно было как-то ее успокоить – и как можно скорее. Иначе любой человек, передвигающийся безлюдным коридором, услышит эмоциональный разговор. И обнаружит его, Сергея.
 – У тебя есть успокоительное?
Казалось, Сеня его не понимала. Она продолжала твердить «Пожалуйста!», а ее тело тряслось, словно в приступе малярии. И тогда Сергей решился.
Он взял в руки ее лицо и прижался к дрожащим губам. Сеня на какое-то мгновение замерла, и Сергей подумал, что сейчас она его оттолкнет. Неожиданно тонкие пальцы впились в мышцы на его груди, будто хотели проделать дыры в мокрой от ее слез рубашке, а губы слегка приоткрылись.
 Сдерживая себя, он осторожно касался ртом нежных контуров, не торопясь пробраться внутрь. Но Сеня вновь произнесла «Пожалуйста!», и Сергей понял, что на этот раз она имеет в виду.
 Его язык погрузился в ее рот. Сеня ответила ему, повторяя его движения – несколько неумело, но отчаянно и страстно. В какой-то миг успокаивающая мысль о том, что его действия – лишь ее лекарство, растаяла. И тогда он ясно осознал, что в жизни не целовал никого более желанного.
Он не знал, сколько времени прошло, и понимал, что их в любой момент могут хватиться, но позволил себе еще несколько минут насладиться невероятно чувственными губами. Девушка все еще дрожала, но он надеялся, что уже не от страха. Когда же он прервал поцелуй, заставив себя оторваться от сладких губ, Сеня прижалась к нему еще крепче и прошептала:
 – Еще! Не уходи сейчас. Я никого об этом не просила, только тебя.
Он понимал, что должен удалиться, оставить ее одну, но не смог устоять перед подобной просьбой. Сергей снова овладел женскими губами, но где-то в мозге, как северное сияние, продолжали мерцать произнесенные девушкой слова: «Я никого об этом не просила, только тебя».
 Губы продолжали терзать ее рот, но руки уже жили своей жизнью. Они ласкали ее хрупкие лопатки, позвоночник, добрались до маленьких упругих ягодиц и сжали их медленно и нежно.
Сергей решил на этом остановиться, но Сеня снова выдохнула «Еще!», и он потерял голову.
Руки нетерпеливо подняли подол платья, коснулись горячей кожи бедер. Пальцы забрались в трусики, проникли глубже – во влажную мягкость, лаская и раздвигая. Тяжело дыша в его шею, Сеня расставила ноги шире, и Сергей полностью погрузил пальцы внутрь. По мере того, как он увеличивал темп, учащалось дыхание девушки. Она уже сама двигалась навстречу его руке, помогая, приближая неизбежное. Сергей с трудом переводил дыхание, страдая от напряжения, но считая это малой ценой за то, что делал.
Он поймал ее крик губами, содрогаясь вместе с ней.
Необычно тихая и спокойная, она повисла на его руках. Сергей отнес ее на кровать и осторожно уложил, прикрыв покрывалом. Он не решился ее раздеть. Сергей больше не доверял себе, как прежде – во всяком случае, в том, что касалось Сени.
Постояв несколько мгновений у двери и не услышав ничего подозрительного, он повернул ключ и вышел. Коридор пустовал, а лампочка по-прежнему не горела. Сергей принял непринужденный вид и проследовал к себе в комнату. Переодевшись, он спустился вниз. Гости развлекались, кто как умел.
«Кто же из них это сделал?»
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:24 pm

Глава 12:

Ее разбудил солнечный зайчик. Сеня потянулась и почувствовала в руках боль.
Она тотчас вспомнила, как вчера Герман сжимал их железной хваткой, наслаждаясь ее беспомощностью, и натянула покрывало на голову. Ей не хотелось даже мысленно снова переживать ужасную сцену среди кустов роз. Она боялась представить себе, что еще могло произойти, если бы Гуляеву не помешали. Сеня сомневалась, что решилась бы звать на помощь. Сергей появился вовремя и избавил от еще более постыдной сцены.
Сеня вдруг поняла, что все еще одета в порванное платье. Значит, он не стал ее раздевать, когда она потеряла сознание от потрясения, в котором смешалось все ужасное и чудесное, что произошло с ней вчера.
            Первый в своей жизни оргазм она запомнит навсегда. Счастье, что его источником стал именно Сергей. Кто бы мог предположить такое? Она  –  точно нет. Наконец-то Сеня поняла, почему женщины по большей части с удовольствием занимаются сексом, и почему помогают себе сами, когда их партнер недостаточно заботлив. Сама она стыдилась касаться своего тела подобным образом.
«Интересно, ощущения всегда настолько яркие, или это зависит от того, с кем ты?»
Сеня зарделась от собственных мыслей.  Она сбросила покрывало и встала с кровати, чтобы переодеться. Оставшись обнаженной, девушка случайно посмотрела в зеркало напротив и увидела синяки на своей груди. Казалось, Герман оставил на ней свое клеймо. Пока отпечатки жестких пальцев на ее коже не отцветут, она не сможет забыть того, что с ней случилось – и того, что Гуляев от нее требовал.
Слезы подступили к глазам, но Сеня не дала им пролиться. Не хватало еще предстать перед домочадцами зареванной. Вполне достаточно синяков.
Буквально отскочив от зеркала, словно это могло помочь избавиться от свидетельств ужасного разговора, Сеня открыла дверцу шкафа. Безрукавное желтое платье с закрытым воротом показалось ей вполне подходящим. На запястья она надела широкие яркие браслеты.   
«Готова. Физически – да, но морально…»
Она вспомнила, что кроме всего прочего ей придется как-то объяснить Тиграну, почему она не попрощалась перед сном. Интересно, он заглядывал к ней в комнату? Ведь предыдущей ночью кто-то бродил по коридору. Сегодня она спала крепко, без сновидений, поэтому не слышала ничего. Мог войти любой, даже Герман.
Сеня подскочила к двери и нажала на ручку. Дверь оказалась открытой. Ее сердце заколотилось от невольного страха, но она заставила себя дышать глубоко, уговаривая, что все объясняется просто  –  Сергей не мог запереть за собой дверь и забрать ключ.
Сможет ли она сегодня посмотреть ему в глаза – после того, как умоляла вчера о.... Обо всем! Чтобы он ни сделал с ней, она приняла бы, как должное, естественное, даже необходимое. Пока между ними творилось то чудесное, на что он решился ради нее, сомнения ни разу не закрались в ее разум и сердце. Другое дело, как воспринял происходящее сам Сергей. Что подумал о ней?
Девушка надеялась, что не самое дурное. Хотя, это еще может случиться – после того, как она расскажет ему о своем прошлом. Теперь она обязана это сделать.
Сеня предпочла бы бежать отсюда как можно дальше. Очередная игра в прятки с судьбой, новая жизнь, связанные с этим проблемы, даже очередная разлука с Сергеем – ничто не могло сравниться с ее страхом перед Гуляевым, Аллой и тем, во что они хотели ее впутать. Однако на этот раз ей вряд ли удастся скрыться. Она стала известной, узнаваемой. Да и Тигран вряд ли оставит попытки отыскать ее. Сеня стала заложницей жизни, которую считала вполне безопасной. Теперь помочь ей мог только Сергей. Или никто.
Сеня понимала: нужно что-то придумать и поговорить со сводным братом. Хотя, после вчерашнего, она уже не могла думать о нем в таком смысле. И не хотела. Прошлым вечером случилось то, что изменило ее отношение к нему – или, наконец-то, определило. Даже если незапланированный эпизод окажется единственным.
Убедив себя, что прятаться в комнате – не выход, Сеня облачилась в сандалии и покинула временное убежище.
    
Сергей, откинувшись на стуле, со скучающим видом слушал болтовню Карины. Он делал вид, что ему безразличны разглагольствования сестры Тиграна, но ни одно ее слово не пролетело мимо его ушей. Скользя взглядом по гостиной, Сергей то и дело останавливался на циферблате больших напольных часов.
Сеня задерживалась, и это его беспокоило. К сожалению, сейчас он не мог запросто подняться, чтобы узнать, в чем дело. За столом кроме него и Карины завтракали оба Малеева. Дядя благодушно потягивал кофе и читал газету, а вот Тигран нетерпеливо поглядывал на дверь. Он тоже ждал Сеню и явно беспокоился. Кристину, напомнил себе Сергей, не Сеню.
Еще ранее он решил, что лучше даже в уме называть девушку другим именем, Сергей мысленно вернулся ко вчерашнему вечеру. Волнующие воспоминания о том, что произошло в комнате Сени, он решительно отложил до лучших времен. Достаточно и того, что они не давали ему уснуть до трех часов ночи. Только после аутотренинга Сергей забылся глубоким сном без выматывающих грез.
С другой стороны, вынужденное бодрствование позволило ему подсмотреть, как после полуночи в комнату к Сене вошел Тигран. Слегка приоткрыв дверь своей комнаты, Сергей с замиранием сердца считал секунды, а затем и минуты до тех пор, пока Малеев снова появился в коридоре. Только тогда он вздохнул с облегчением. Семь минут показались ему часами. Счастье, что Тигран не задержался дольше, иначе…
 Недовольный собственной реакцией на пребывание Малеева рядом с Сеней, Сергей отпил из стакана апельсиновый сок и заставил себя переключиться на события минувшего вечера, когда гости еще не покинули гостеприимного хозяина.
Филипп явно запал на Аллу. Удивительно, что они не отправились в постель прямо из-за стола. Алла строила глазки всем мужчинам, присутствующим в комнате. Даже Сергея не обошла вниманием, но долго выдерживать его безразличие не смогла. Переключилась на другие объекты. Тигран любезно отвечал на вопросы нагловатой гостьи, но держался на расстоянии.
 – Ты меня не слушаешь!
В его размышления вторгся капризный голос Карины.
 – Почему же? Ты просишься на пляж.
 – Прошусь? Не дождешься! Я иду и точка.
 – Паранджу не забудь.
Сергей скользнул по возмущавшейся девушке бесстрастным взглядом и потянулся за яблоком. Есть не хотелось, но нужно было чем-то занять рот, чтобы не отвечать на глупые вопросы малолетки. Воспитанные люди не говорят с полным ртом, не так ли?
Кто на очереди? Гуляев. Скользкий парень. Говорит много и обо всем. Доброжелателен со всеми, особенно с женщинами, но что на уме, неизвестно. Взгляд масляный, но не наглый. Скорее заинтересованный.
К сожалению, Сергей покинул веселую компанию еще до того, как из комнаты вышла девушка, поэтому не видел, кто отправился вслед за ней. Этому кому-то крупно повезло, что Сергей не застал его на месте преступления.
Гладун заставил себя расслабить невольно сжавшийся кулак и напомнил себе, что сейчас не время поддаваться эмоциям.
Когда Сергей спустился вниз после нападения на Сеню, вся компания была в сборе. Филипп и Тигран играли в шахматы. Алла отвлекала старшего Малеева, сидя на подлокотнике его кресла и раскурив с ним одну сигарету. Тигран поднял голову, но, заметив Сергея, нахмурился. Видимо, он ожидал увидеть Сеню.
Чтобы не нарваться на расспросы, Сергей посмотрел в другую сторону. Гуляев наливал бренди. Заметив охранника, он предложил ему выпивку. Сергей отказался, а Герман лишь пожал плечами и с улыбкой направился к Карине, неся два бокала – с коньяком и вином. Девчонка наигрывала на фортепьяно какую-то мелодию и делала вид, что ее охранник – привидение, которое видят все, кроме нее. Что же, лучше пусть игнорирует, чем пристает.
Оставшееся до одиннадцати вечера время Сергей следил за каждым из присутствующих, но ни один из них не выдал себя. Гладун находился за спиной хозяина усадьбы, пока тот провожал гостей к машине. Гуляев, не переставая, балагурил, а Алла явно не хотела покидать этот дом, точнее Филиппа. Однако Герман слегка подтолкнул ее в салон автомобиля, и женщина уступила, надув губки. Сергей не хотел оставаться наедине с Малеевым, но избежать расспросов не удалось.
Тигран догнал его у входа в дом.
 – Ты не видел Кристину?
 – Она – не моя подопечная.
Сергей отвечал монотонно, обдумывая каждое слово, хотя внутри все бурлило.
 – Да, я знаю. И все же…
 – Нет.
 – Она сказала, что хочет побыть одна, и не вернулась.
В голосе Малеева сквозило беспокойство. Напрашивалось два вывода: либо он хороший актер, либо на самом деле влюблен.
 – В ее комнате не смотрели?
 – Нет. – Малеев повернул голову и бросил через плечо. – Рушан?
Начальник охраны материализовался ниоткуда. На какой-то миг в голове Сергея проскочила мысль, что Рушан мог видеть больше, чем хотелось бы участникам драмы, если не все.
Гладун запретил себе паниковать. От него зависит не только его жизнь.
 – Где госпожа Датоян?
 – Она в своей комнате. Спит.
Маленькие глазки Рушана впились в лицо Сергея, и тот понял, что испытывает человек перед броском кобры. Чувство, что сейчас его уволокут в подвал и подвергнут пыткам до той поры, пока он во всем не сознается, становилось почти осязаемым. Усилием воли Сергей сохранил безразличное выражение лица.
Рушан снова смотрел на  подбородок хозяина.
«Значит, начальник охраны ничего не видел. Или не хотел докладывать Малееву о происшествии. Чертов конспиратор! Где его носило, когда к Сене приставал неизвестный? Или он специально не вмешивался?»
 К сожалению, Сергей не имел возможности быть одновременно в нескольких местах, но Рушан мог расставить свою команду так, чтобы добиться лучшего эффекта. Чувствуя невольную злость на начальника охраны, Сергей тем не менее осознавал, что больше всего он не доволен собой. Его не оказался рядом в нужный момент. Он не помог единственной девушке, которая значила для него больше, чем его работа. Больше, чем собственная жизнь.
В любом случае, допрос откладывался, если не отменялся.
Малеев кивнул и взмахом руки отпустил Рушана.
 – Спокойной ночи, Гладун. Отдыхайте. Завтра Карина снова начнет капризничать, когда ее не отпустят на пляж.
Тигран хорошо знал свою сестру. С самого утра она зудела и дергала охранника за рукав рубашки, требуя своего.
«Каковы выводы? Возможно, на Сеню напал кто-то посторонний, и поэтому она не сумела ничего объяснить? В любом случае, прояснить обстановку способна только она».
Тигран вскочил со стула и бросился к двери. Сергей, заставляя себя не торопиться, повернул голову в том же направлении.
Желтое платье Сени сделало утро еще солнечнее. Ее щеки пылали от всеобщего внимания, а мягкие губы дрожали в робкой улыбке.
«Она – совершенна и он ее любит. Так сильно, что больно смотреть, особенно, когда другой мужчина целует ее, касается ее, пожирает взглядом роскошное тело. Крамольные мысли».
Сергей отвел взгляд. Он не имеет права поддаваться эмоциям.
 
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:25 pm

Глава 13:

Завтрак прошел мирно. Почти приятно после того, как девушка узнала, что Алла и Герман покинули дом, более того, даже не ночевали. К тому же девушке не пришлось об этом спрашивать. Ненавистные имена сами собой всплыли в разговоре Малеевых, и Сеня перевела дух.
Она понимала, что это лишь временная передышка  –  но все же лучший выход, чем постоянное напряжение. Сеня чувствовала себя разбитой и ни на йоту не сомневалась, что если бы не ее спаситель, могли произойти гораздо худшие события.
Самым трудным оказалось посмотреть в глаза Сергею. Сеня не знала, как он отнесся к вчерашнему происшествию в ее комнате, и волновалась. Она неоднократно чувствовала на себе короткие взгляды с противоположной стороны стола, однако неожиданно сильное смущение от ярких воспоминаний удерживало ее от необходимого шага, заставляло избегать внимания. Счастье, что аппетит не пропал, и она смогла съесть свежеиспеченную булочку и выпить чашку чая.
Напряженно улыбаясь в ответ на непринужденные заигрывания Тиграна, Сеня ломала голову, как бы поговорить с Сергеем без свидетелей. В создавшейся ситуации это стало крайней необходимостью. Откладывать разговор она больше не могла. Вот только как все провернуть и сохранить в тайне, девушка не знала.
Кроме того, после требований, предъявленных ей Германом, Сеня чувствовала себя предательницей, даже просто пребывая с Тиграном в одном доме. Ею и раньше трудновато воспринимались его ухаживания. А теперь девушка не знала, что станет делать, когда ее вынуждают к этому и не только к этому.
Не придумав ничего действенного, Сеня решила, что ей нужно еще немного времени, чтобы подумать – желательно вдалеке от опеки Малеева. Она отложила в сторону льняную салфетку и коснулась ладонью руки Тиграна.
 – Мне нужно съездить домой. Потом заглянуть на выставку. Я вернусь к обеду.
Тигран нахмурился.
 – К сожалению, мой шофер занят неотложными делами. Я тоже планирую отлучиться.
 – Ничего страшного. Вызову такси.
Девушка уже подумала, что так даже лучше, когда Тигран поймал ее ладонь и ласково погладил.
 –  Никудышный из меня хозяин, верно? Самые дорогие гости прямо таки разбегаются из моего дома да еще своим ходом.
Сеня почувствовала себя еще хуже. Ей не хотелось выглядеть неблагодарной или капризной.
«Может просто взять и рассказать ему обо всем? Возможно, он поймет? Поверит? А если нет?»
 – Господи, нет! Ты – замечательный хозяин. Мне грех жаловаться. Я просто не хотела быть обузой.
 – А я хочу, чтобы ты была в безопасности. Может, поедешь после обеда?
Сеня чувствовала, что не выдержит так долго. «После обеда» казалось далеким будущим.
 – Извини, но мне нужно сейчас. 
Несколько секунд Тигран всматривался в ее лицо – Сеня едва выдержала пристальный взгляд  –   а затем ошарашил:
– Гладун тебя отвезет.
Едва дыша от неожиданности, Сеня посмотрела в сторону Сергея. Тот лишь приподнял бровь. Больше никаких эмоций не наблюдалось. И смотрел он не на нее, а на Малеева.
Она тоже заставила себя повернуть голову к Тиграну.
«Что же сказать? Или это должен сделать Сергей?»
 – Минуточку! – Карина стукнула по столу ладонью, и хрустальный стакан упал на пол рядом с ее стулом. Девушка даже не взглянула в сторону прислуги, которая бросилась собирать осколки. – Он идет со мной на пляж!
 – Ты остаешься дома.
Тигран с невозмутимым видом откинулся на спинку стула, Сергей спокойно сделал еще один глоток сока, а дядя Филипп громко расхохотался, заметив:
 – В бабушку пошла. Вылитая Ануш.
 – Я не шучу! Когда меня начнут воспринимать серьезно?
 – С той минуты, когда начнешь вести себя, как взрослая.
 – Я – взрослая!
 – Поэтому на пляж сегодня не пойдешь. Возможно и завтра  –  тоже.
 – Меня там ждут друзья. Мы договорились. Я обещала!
 – Обойдутся.
 – Ты говорил, что обещания нужно выполнять!
 – Я все сказал.
Карина с двумя красными пятнами на щеках вскочила из-за стола, бросила осуждающий взгляд на брата, презрительный на Сергея и гневный на Сеню, хмыкнула и устремилась на улицу.
Тигран поднял руку, и рядом с ним тотчас появился Рушан.
 – Присмотри за ней.
Начальник охраны кивнул и исчез за дверью.
Сеня первой решилась нарушить тишину. Она не собиралась отказываться от своих планов. Не могла себе этого позволить.
 – Если ты не против, я поднимусь за сумочкой. – Тигран кивнул, но Сеня вдруг подумала, что слишком быстро согласилась ехать с Сергеем. Это могло вызвать подозрения. Или не могло? Она уже не знала, что думать, как поступать. – Если Сер… господин Гладун нужен здесь, то… В общем, он – не мой охранник, и я не хочу служить яблоком раздора.
Тигран склонился над ее рукой, легко коснулся губами кожи. Сеня надеялась, что он не заметил синяки под браслетом и то, как дрожат ее пальцы.
 – Не обращай внимания. Это – лишь детские капризы. – Тигран обернулся туда, где стоял охранник его сестры. - Сергей…
 – Я отвезу госпожу Датоян.
 – И привезите назад, когда она освободится. Понимаю, сопровождение Кристины не входит в ваши прямые обязанности. Считайте, что это – личная просьба.
  
Сеня все еще не верила подобной удаче, когда садилась в «Вольво». Она заставила себя идти спокойно по мощеным дорожкам, пока Тигран провожал ее взглядом, и даже улыбнулась и махнула ему на прощание рукой. Но едва машина выехала за пределы поместья, девушка наклонилась вперед – к сидению водителя, чтобы наконец-то высказаться, но поймала в зеркале заднего вида предупреждающий взгляд. Сергей покачал головой, запрещая говорить. Сеня откинулась на кожаную спинку, набираясь терпения.
Они вошли в подъезд вместе, но у первых же ступенек Сергей ее остановил.
 – Какой этаж?
 – Третий.
 – Жди здесь.
 – Хорошо.
Он дождался ответа, посмотрел в просвет между этажами и, почти прижимаясь к стене, поднялся на один лестничный проем, затем так же тихо вернулся. Сергей поймал вопросительный взгляд Сени и показал рукой, что можно подниматься. Она сделала шаг вперед, собираясь идти наверх первой, но Сергей взял ее за руку и повел за собой.
 – У нас есть минута или две. – Теплое дыхание коснулось ее уха. – Не знаю, что ждет нас в твоей квартире. Возможно, ничего плохого, но рисковать нельзя. Есть кое-что, что я должен узнать прежде всего. Кто вчера к тебе приставал?
Сеня вздрогнула, словно на нее вылили ушат холодной воды.
 – Герман.
Сергей кивнул.
 – Я должен был догадаться, а еще не оставлять тебя без защиты.
 – Ты не мог знать.
 – Но предвидеть должен. Ты меня предупреждала.
 – Не о Гуляеве. Об Алле.
 – Это – одно и то же. – В этот момент они остановились у ее двери. Сергей протянул руку. – Ключ.
Она быстро достала из сумочки вязку из трех ключей, выделила один и протянула Сергею. Подсказала:
 – Нижний замок.  –  Он ласково пожал ее руку, забирая ключ. Сеня заставила себя улыбнуться – ради Сергея, чтобы показать, что ей не так уж страшно, и добавила:  –  Сигнализации нет.
После тихого щелчка Сергей приоткрыл дверь и отправился в бесшумное странствие по квартире. Сеня тихонько прикрыла за собой дверь и ждала его возвращения в прихожей. Девушка понимала, что Сергей делает все, что необходимо, но тревожное чувство не отступало. Больше нигде она не чувствовала себя в безопасности, даже в своей квартире. Сеня пыталась вспомнить, есть ли в ее аптечке что-то успокоительное, но не смогла. Прошло слишком много времени с тех пор, как она принимала таблетки.
Гибкая фигура появилась в проеме двери. Сергей стоял спиной к свету, и Сеня почти не видела его лицо. В этом не было нужды. Она знала каждую его черточку – дорогую, родную, любимую. Конечно, время оставило на нем неизгладимый отпечаток, но для Сени это не имело значения. Она сожалела только о том, что не на ее глазах долговязый подросток, а затем сдержанный юноша превратился в зрелого мужчину.
Сердце, как и каждый раз в присутствии Сергея, заколотилось в груди, разгоняя кровь и вызывая желание. Непрошенное, еще непривычное, лишнее в сложившихся обстоятельствах - именно в эту минуту, но такое сильное, что болью отозвалось во всем теле. Сеня не могла оторвать взгляд от мужественного и красивого мужчины и забыла, что лучше помалкивать.
 – Что там?
 – Ничего лишнего не заметил, но осмотрел бегло. Поэтому чтобы поговорить, лучше включить телевизор.
 – Тигран здесь почти не бывает. Не думаю, что кто-то станет прослушивать мою квартиру.
 – Надеюсь. Но, учитывая вчерашние события, лучше подстраховаться.
«Не думать. Главное не думать о том, что случилось вчера. Так не долго и свихнуться».
 – Конечно.
Она направилась в гостиную, минуя Сергея и мечтая прикоснуться к нему. Ей пришлось сжать руки в кулаки, чтобы не уступить самой себе. Быть так близко и не дотронуться…
 – Сеня…
Она обернулась и через мгновение оказалась в его объятиях. Горячие губы отчаянно овладели подрагивающими и нежными. Сильные руки прижали трепещущее женское тело к твердыне широкой груди. Ладони цепко ухватились за рубашку на мужской спине, сминая ткань. Грохочущий молот на отметке сердца отбивал ритм ее мыслей.
«Мой! Мой! Мой!»
Рассудок включится позже, внесет свои коррективы и сомнения, но сейчас она отмахнулась от всего, что мешало наслаждаться дарованными случаем минутами счастья. Сеня уже не сомневалась, что только с Сергеем способна чувствовать подобное. Когда кажется, что ничего больше не нужно, только этот мужчина рядом, его руки на твоем теле, его губы – где угодно. Ему, только ему она позволила бы все, без исключения.
«Господи, как же хорошо сейчас!»
Забыть бы еще о том, что случилось с ней раньше – вчера и несколько лет назад. Только это, к сожалению, невозможно. Мало того, ей придется вылить всю эту грязь на дорогого ей человека. Если он испытывает к ней хоть толику тех чувств, которые живут в самой Сене, ему будет так же больно, как больно ей.
Ее снова охватили сомнения. Она уже назвала Сергею имя своего мучителя. Возможно, стоит остановиться лишь на деталях разговора, а о прошлом умолчать? Только Сергей вряд ли позволит. Он захочет знать все. Он имеет на это право – даже если больше никогда к ней не притронется.
Инстинктивно женское тело еще крепче прижалось к надежной опоре. Руки нежно поглаживали твердые мышцы спины. Губы податливо откликались на мужское желание – такое явное и такое необходимое. Несмотря на то, что нежная кожа начала саднить, Сеня боялась упустить даже миг неожиданной и долгожданной близости.
Сергей первым поднял голову, но из рук не выпустил.
 – Я не планировал этого, не должен был набрасываться на тебя. – Ее сердце тревожно сжалось. Если он сейчас начнет оправдываться, она этого не переживет.  –  Но…
 – Что?
 – Я не жалею ни о чем. Как думаешь, нам можно?
Сеня не сразу поняла вопрос. Она почти забыла об истории их отношений.
 – Не знаю. Я не юрист. Мы ведь не кровные родственники. Да и родители наши развелись. – Сеня заметила в карих глазах тень сомнения и добавила. – Мне все равно, можно или нельзя. И что о нас подумают – тоже. Главное – наше общее решение.
Сергей снова обнял ее и прошептал на ухо:
 – Я должен кое в чем сознаться: если бы не угрозы в твой адрес и не задание, я бы не стал интересоваться, а просто отнес тебя в постель.
 От этих слов она затрепетала. Стоило ей представить эту картину, Сеня тотчас почувствовала слабость в ногах. Голос дрогнул:
 – Мы можем поговорить позже.
На какое-то время воцарилась тишина. Сеня кожей чувствовала колебания Сергея. Но длилось это недолго. Он нехотя выпрямился и заявил:
 – Не можем. К сожалению. Мы должны сделать это сейчас, пока нам никто не помешал. – Наверное, разочарование Сени оказалось слишком явным, потому что Сергей приподнял ее подбородок и ласково поцеловал. – Извини.
  – Нет, это ты меня извини. – Не зная, что еще сказать, как оттянуть неизбежное, она предложила:  – Может чаю? Или лимонад?
 – Спасибо. Возможно, позже. – Сергей подтолкнул ее к дивану, включил телевизор, добавил громкости. Затем устроился рядом и взял Сеню за руку. – Давай.
 – С чего начать?
 – С разговора. С Германом. Чего он от тебя хотел? Сосредоточься на его требованиях.
Когда Сергей вот так, нежно, держал ее ладонь в своих руках, рассказать об ультиматуме Гуляева оказалось легче, чем она думала.
 – Значит, он хочет, чтобы ты соблазнила Малеева и заставила его жениться?
 – Первое – точно. Хотя, это мое мнение, он уверен, что мы с Тиграном давно спим вместе. – Сеня покосилась на Сергея. Его непроницаемая маска вернулась. Она вздохнула и продолжила: – Что касается второго – не думаю, что Герману нужно, чтобы дело закончилось свадьбой. Мы не договорили. К счастью.
Сеня задрожала, снова переживая вчерашний ужас. Сергей пододвинулся еще ближе, устроил ее голову на своем плече. Еще несколько коротких минут девушка наслаждалась счастьем. Она многим пожертвовала бы ради подобных мгновений.
 – Сень?
Ласковые губы коснулись ее лба.
 – Да?
 – Я так понял, что Германа ты раньше не знала.
 – Нет.
 – Тогда… Алла. Как вы познакомились? – Сеня невольно всхлипнула. Сергей обнял ее, баюкая. – Прости меня. Я понимаю, тебе больно вспоминать. Но это, как нарыв. Его необходимо вскрыть.
Сеня вытерла слезы рукой. Кивнула.
 – Да. Конечно. Это случилось в поезде. Я ехала поступать в универ. Мы очутились в одном купе. Она показалась мне милой. Мы разговорились. А потом…
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:25 pm

Глава 14:

– Ваши билетики, граждане пассажиры!
В тот момент, когда пышная, как булочка, проводница открыла дверь в их купе и произнесла всем известную фразу, Сеня еще не подозревала, что с этого момента ее жизнь круто изменится.
Пока новая знакомая протягивала свой билет, Сеня искала злополучную бумажку по карманам и кармашкам брюк, сумки, легкой куртки, висевшей на крючке у входа.
– Девушка, долго еще? Меня другие пассажиры ждут.
– Сейчас. Еще минутку. – Сеня начала поиск сначала. – Я же показывала его, когда садилась.
 – Ничего не знаю. Вас много садилось. Эту женщину, – проводница кивнула в сторону Аллы,  –  помню. Вас – нет.
 – Но он точно был! Вы бы меня не впустили, если бы…
 – Случается, и через окно влезают. Нынешняя молодежь и не на такое способна. Потом отвечай за них.
Сеня хотела сказать, что с ее фигурой и физическими данными трудно пробраться в поезд незамеченной, но не стала. Она впервые путешествовала поездом самостоятельно и немного беспокоилась по этому поводу, хотя бабушку уверяла, что справится. Бабушка!
 – Меня еще бабушка провожала. Вспомните, в синем платье и очках.
 – Барышня, если я стану на всех бабушек и дедушек заглядываться, таких «зайцев», как ты, будет больше, чем посадочных мест.
 – Но билет был!
Сеня с надеждой посмотрела на соседку, но та лишь сочувственно улыбнулась.
 – На следующей станции сойдешь. Сама, иначе милицию вызову.
На незнакомой станции, где она никого не знает? А если там не билетной кассы? За что ей это? Она так гордилась своей самостоятельностью.
Слезы сами покатились из ее глаз. Сеня молча плакала и ладошкой вытирала слезы. Вспомнила об упаковке бумажных носовиков и снова потянулась к сумке. Она забыла о слезах и в очередной раз начала искать билет.
 –  Может, мы как-то договоримся, девушка?
Сеня с надеждой взглянула на соседку, вставшую на ее защиту.
 –  Ну, не знаю. – Проводнице явно понравилось обращение и предложение. Она посмотрела по сторонам, вошла в купе и задвинула дверь. – У меня инструкции, но… Вы ей кто?
 – Очень хорошая знакомая.
Алла подмигнула Сене, и та сквозь слезы несмело улыбнулась в ответ.
 – Что же не присмотрели. За знакомой.
 – Мы случайно встретились. Бывает же такие совпадения. Удачные.
 – Ну-ну. Только если между нами.
 – Естественно. Сколько?
Проводница назвала сумму, но Сеня вдруг поняла, что во время поисков кошелька она тоже не видела. На всякий случай девушка пробежалась руками по прежнему маршруту, и от отчаяния прикусила губу.
Все деньги, которые она взяла с собой, исчезли. Как и мобильный телефон.
 – Меня ограбили.
Тихие слова вызвали бурную реакцию у проводницы.
 – Ты сейчас намекаешь, что тебя обчистили? В моем вагоне?!
 – Я не… Не знаю.
Растерянность, торможение, упадок сил, отчаяние – Сеня не знала, что она чувствовала в этот момент.
 – Ладно, я сейчас позову начальника поезда. Но учти, деточка, тебя все равно высадят на следующей остановке, заведут в ментовку и начнут допрашивать. Ты этого хочешь?
 – Ннет. Я не хочу! – Девушка схватила Аллу за руку, будто только она могла спасти ее. Как же это произошло? И она ничего не заметила! – Помогите мне. Пожалуйста!
 – Успокойся. Нервные клетки не восстанавливаются и цвет лица портится. Конечно, я тебе помогу. – Женщина достала красивую замшевую сумочку, достала кошелек и протянула проводнице несколько купюр. – Мы не будем звать начальника поезда. Вора все равно не найти. Просто забудем обо всем.
 – Легко сказать, забудем. – Алла достала еще одну купюру и вложила в руку недовольной проводнице. Та спрятала добычу и милостиво добавила: – Ладно. Сейчас принесу постельное белье.
 – И чайку.
Проводница направилась к следующему купе, а Сеня никак не могла отойти от потрясения. Без денег она не может поселиться в общежитии. Возможно, там ей позволят бесплатно позвонить со стационарного телефона? Встречаются же на свете добрые люди. Алла, к примеру.
 – Я вам все обязательно верну. Только мне нужно бабушке позвонить. Она сразу вышлет деньги почтовым переводом. Паспорт, Слава Богу, остался. Я спрятала его и другие бумаги в секретном кармашке. Жаль, деньги туда не положила. Ой, может, вы одолжите мне телефон?
 – К сожалению, батарея разрядилась. Секретный кармашек. Твоя бабушка – умная женщина.
 – Да. Очень. Жаль, что нельзя позвонить. Тогда оставьте мне адрес. Давайте я сразу запишу, чтобы не забыть.
Она потянулась за блокнотом, но Алла остановила ее.
 – Успеется. Впереди еще целая ночь пути. Лучше отдохни и успокойся. Ты вся дрожишь.
 – Вы мне так помогли. Даже не знаю, как вас благодарить.
 – Отблагодаришь еще. – Сеня хотела спросить, каким образом, но в этот момент проводница принесла два стакана чаю и два целлофановых пакета с постельным бельем под мышкой. – Какой сервис! Обязательно напишем благодарность вашему ведомству. Верно, Ксюша?
Сеня кивнула, с опаской косясь на проводницу.
 
Голова раскалывалась от боли. В горле будто прошлись наждачной бумагой.
Сеня попробовала глотнуть, но ничего не вышло. Распухший, неповоротливый язык едва помещался во рту. Девушка услышала тихий всхлип и открыла глаза.
Окружающая все темнота странным образом медленно двигалась и издавала звуки – шорохи, бормотание, плач – едва различимые, но, несомненно, присутствующие.
Девушка пошевелилась и застонала сама. И тут же испугалась этого звука, потому что вокруг воцарилась тишина. Она сглотнула, и даже это движение пронеслось по комнате гулом. Сеня поняла – в темной комнате живет страх, соединившийся из множества других страхов  –  маленьких и больших.
 – Где я?
Вопрос вырвался непроизвольно, и Сеня не ожидала ответа. Но он прозвучал, к тому же, совсем рядом. Холодные пальцы коснулись ее руки.
 – Не знаю. Никто не знает. И, пожалуйста, говори потише.
 – Почему? – прокаркала Сеня.
Она поняла, что рядом с ней – молоденькая девушка, наверное, не старше ее.
 – Могут прийти они.
Голос становился все тише и постепенно сошел на нет. В нем присутствовал ужас.
 – Кто?
Она и сама едва шевелила губами.
 – Я не знаю. И тебе не нужно интересоваться. Молчи. Так лучше.
Сене казалось, что она продолжает спать и делает это очень давно – с тех пор, как выпила чай в вагоне поезда. Он показался ей горьковатым, и девушка его не допила. Наверное, поэтому в ее памяти остались какие-то обрывки разговоров. Два голоса – мужской и женский.
 – Ничего так. Титьки большие для такой малявки.
Чьи-то руки стиснули ее грудь. Сеня пыталась их оттолкнуть, но тело не слушалось.
 – Ну, так кто выбирал?
 –  Да уж, ты знаешь в этом деле толк. Куда ее – в берлогу или отстойник?
 – В отстойник, – грубая рука ущипнула Сеню за ягодицу. – Не тронь! Она денег стоит. Доставишь на место, езжай в берлогу и бери любую. А эту – не смей! Я доступно объяснила?
 – Ой, смотрите на нее! Командирша выискалась! Можешь вместо нее лечь. Я не против.
 –  Не по Сеньке шапка. У тебя денег не хватит – ни на меня, ни на нее.
Алла. Сеня узнала ее голос, хотя сейчас он звучал далеко не так приятно, как в поезде. Наверное, именно соседка по купе что-то подсыпала ей в чай, и еще уговаривала подождать, пока тот остынет. Сама же Сеня болтала без умолку, рассказывая чужой женщине о своей жизни, планах, мечтах, угощая бабушкиными пирожками с яблоками.
Вдруг захотелось плакать от собственной глупости. Но слез не было, как и слюны, чтобы промочить горло.
Что же соседка по купе ей подсыпала?
 – Вода есть? Пить хочется.
 – Сейчас принесу.
Источник призрачного тепла на несколько мгновений исчез, и Сеню охватил озноб. Затем она снова услышала шевеление рядом. В руках оказалась эмалированная кружка. Сеня выпила ее содержимое до донышка, проглотила все капли и только тогда прошептала:
 – Спасибо.
 – Пожалуйста. Давай, отнесу назад. Здесь только одна кружка и ведро. Точнее, есть еще одно, но оно не с водой. Все стараются меньше пить.
 Сене захотелось перекреститься. И еще, чтобы все происходящее оказалось лишь страшным сном.
 
О том, что начался день, девушка узнавала по узким полоскам света, проникавшим сквозь деревянные доски заколоченного окна. Через какое-то время появлялся охранник с большой кастрюлей сомнительного варева, ставил ее у порога и бросал несколько ложек рядом. Сразу стало понятно, что всем еды не хватит.
Благодаря открытой двери, Сеня успела заметить, что в комнате находится около двадцати девушек, сидевших по периметру обшарпанной стены. Они не шевелились до той поры, пока верзила не исчез за дверью.
В первый день Сеня осталась голодной. Она не решилась влиться в копошащуюся у кастрюли едва видную массу. Через пятнадцать минут явился охранник, хохоча, растолкал вылизывающих кастрюлю девушек и унес тару, заперев на замок дверь.
 – Сегодня больше ничего не принесут, – шепотом заметила ее подруга по несчастью, Марина. – Ты так долго не протянешь.
 – Меня не затопчут?
 – Предпочитаешь умереть с голоду?
Нет, она не хотела умирать. Но как выжить в подобной обстановке не знала, как и о том, что ее ждет. Самое страшное время суток наступало ближе к ночи. Пленницы начинали тихонько всхлипывать, когда раздавался скрежет замка. Обычно входило несколько мужчин устрашающего вида и уводило с собой одну или две девушки. Те сопротивлялись и умоляли охранников отпустить их. Тогда мучители связывали строптивиц, подхватывали на руки и уносили. За неделю, которую Сеня провела в этом страшном месте, шесть пленниц исчезло, но появилось четверо новых.
Однажды вечером их испугал необычно громкий разговор в коридоре. Кто-то извергал проклятия и матерился, пока охранник открывал дверь. Марина прижалась к Сене. Девушки обнялись и ухватили друг друга за руки. Будто это могло как-то помочь!
Дверь распахнулась и со стуком ударилась о стену. В проеме появилась тучная коротконогая мужская фигура.
 – Где чертов выключатель?
 – Тут это… Лампочка перегорела.
По заикающемуся голосу обычно самодовольного охранника Сеня поняла, что явился кто-то важный.
 – Фонарь давай. Дурищ не видно совсем.
 – У меня только вот  –  фонарик.
 – Сам ты – фонарик. Строй баб.
Сеня попыталась вжаться в стену, стать частью обоев. Она чувствовала дрожь Марины, будто свою собственную.
 – Сколько?
 – Всех.
 – Как всех? А Алла в курсе?
Последовал отборный мат.
 – Сейчас я здесь командую. У меня десяток телок загребли менты из другой области – чертова рокировка! Позарез нужны вумены в сауну. Строй давай! Чего ждешь?
 – Алла рассердится, – бубнил охранник, вытягивая на середину комнаты скулящих пленниц.
 – Сначала рассержусь я.
Тучный мужчина вытащил из кармана кожаной куртки пистолет и помахал им в воздухе. У Сени сжался желудок. Казалось, ее вот-вот стошнит.
 Девушку почти не держали ноги, когда коротышка шагал вдоль неровного ряда. Он периодически останавливался и тыкал пальцем. Сеня оказалась среди избранных. Марина – нет.
Двое мужчин затолкали девушек в душевую, заставили раздеться и поливали из шланга холодной водой, хохоча и обговаривая. Пленницы обтерлись одной простыней на всех. Затем их привели в комнату, полную ярких, вызывающих шмоток и приказали одеться во что-то, подходящее по размеру.
Сене достался короткий желтый трикотажный сарафан, который обтянул ее, словно вторая кожа. Девушки расчесали волосы единственной расческой. Охранники разрешили им оставить свою обувь по единственной причине – запаса туфель у них не нашлось.
Проходя через все эти процедуры, пленницы избегали смотреть друг на друга. Впервые подняли глаза лишь в кузове пикапа. Выглядели они ужасно – бледные, испуганные, с распущенными волосами, в кричащих нарядах. Они боялись разговаривать и жаловаться, а еще больше – того, что их ожидало.
В какой-то момент Сене захотелось, чтобы поездка длилась как можно дольше. Когда автомобиль остановился, и дверь кузова открылась, ее сердце, казалось, укатилось в пятки.
Толстый коротышка, выглядел одутловатым, но еще не старым. Он снова осветил их фонариком и кашлянул.
 –  Значит так, маленькие шлюшки. Пока я говорю, все рисуем губы помадой, – он протянул тюбик крайней девушке, – и внимательно слушаем. Сейчас вы войдете в дом и станете делать то, что потребуют присутствующие. Все, что они захотят. Я понятно объясняю? – Кто-то тихонько завыл. – Молчать, дуры! Объясняю популярно в последний раз. Ваши документы – в ментовке. И там знают, что вы – шлюхи. Если не будете слушаться – окажетесь за решеткой. И тогда… я вам не завидую. Все. Работаем.
Кошмар продолжался. Их затолкали в комнату, где за столом, заваленным снедью и спиртным, развлекались мужчины. Перепуганная, Сеня не сумела их сосчитать. Девушки некоторое время толпились в проходе, но очень скоро присутствующие их заметили и начали растягивать по углам. Периодические вскрики заглушались музыкой и гоготом.
У Сени закружилась голова, и она привалилась к стене, ничего не соображая и не надеясь на спасение. Мимо нее, пошатываясь, прошел немолодой мужчина с бородкой и длинными волосами. Он нес в руках стакан.
 – Пить, – прошептала Сеня. Мужчина взглянул на нее мутными глазами. – Можно один глоток. В горле пересохло.
Мужчина протянул ей стакан. Девушка отхлебнула и закашлялась. Вино было кисловатым. Она выпила до дна. Мужчина наблюдал за ней, сосредоточившись на губах. Смутившись, Сеня отдала стакан и прошептала «Спасибо».
 – Ну что. Пошли?
Он произнес это так буднично, будто предлагал прогуляться в парке. Сеня сглотнула и подумала, что мужчина не похож на буйного или жестокого. Возможно, все произойдет не так уж страшно. Хотя, разве у нее есть выбор?
Она все же поинтересовалась:
 – Куда?
Мужчина огляделся, а Сеня побоялась смотреть вокруг.
  – Не любишь на виду у всех?
  – Н… не люблю.
 Мужчина задумался и еще раз посмотрел на ее губы.
  – А в машине?
  – Хорошо. В машине – то, что нужно.
 Что она говорит? Но уж лучше там, чем здесь.
  – Идем.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:26 pm

Глава 15:

На пороге их остановил устрашающего вида охранник. Сеня невольно спряталась за спиной мужчины. Тот слегка пошатывался, но воротилу явно не боялся. Возможно, алкоголь слегка притупил его мышление и чувство самосохранения. Он даже позволил себе толкнуть охранника в грудь.
 – Отойди. Не видишь, мне нужно выйти.
 – Выходите, а ее оставьте.
 – Еще чего. Она идет со мной.
Охранник сложил руки на груди и невозмутимо, словно робот, пробубнил:
 – Не положено.
Сеня дрожала, как осиновый лист. Она начинала терять надежду выбраться из этого дома – хотя бы на улицу, а там, как получится.
Мужчина почесал затылок и поинтересовался:
 – Ты кто?
 – Охранник.
 – А я кто?
 – Гость.
 – Улавливаешь разницу? Гость!
 – Ну?
 – Какой же ты тупой,  –  вздохнул бородач и притянул к себе за талию Сеню. – А она кто?
 – Проститутка.
 – Как не эстетично. – Мужчина поморщился и пошатнулся. Сене пришлось его поддержать. – Жрица любви, вот она кто.
 – И что из этого? Не вижу разницы.
Неумолимый верзила не сдвинулся с места.
 – Ты мне надоел. Я собираюсь заняться с ней важным делом в своей машине. Понятно? У меня такой бзик. Если не отойдешь, я пожалуюсь хозяину. Ты чего боишься? Что она удерет? Отсюда до города километров двадцать по трассе. А девушка, сам видишь, в каком виде. Хи! Тавтологю… гу. Да ладно, и так понятно. Сама она никуда не дойдет.
 – Вот именно. Ее кто-нибудь подберет и...
 – И что? Сам же и подберешь.
 – Ну, не знаю.
Охранник переводил хмурый взгляд с мужчины на Сеню и обратно, решая дилемму.
 – Все, я пошел жаловаться.
Бородач почти развернулся, а у Сени подкосились ноги. Захотелось упасть на колени и умолять обоих, лишь бы не возвращаться в страшную комнату. Она боялась даже представить себе, что там сейчас происходило.
 – Не, не надо. Идите, только недолго,  –  сдался охранник.
 –Это завуалированное оскорбление? – неожиданно возмутился подвыпивший мужчина, но Сеня уже тянула его вперед.
 – Мы будем здесь, совсем рядом.
Ее голос прозвучал хрипло, но девушке удалось растянуть губы в подобии улыбки, когда сторож неохотно отступил в сторону, пропуская их на улицу.
Она хотела отойти в сторону от потенциального клиента, но тот неожиданно крепко ухватил ее за руку. Сеня поняла, что без криков и потасовки убежать не удастся. А еще ее пугало немалое расстояние до города. Но, возможно, где-то рядом есть поселок или деревня, и она могла бы попросить кого-то о помощи?
Тут она вспомнила, что у нее нет документов. Их не просто отобрали – отдали туда, где она могла бы искать помощи. Если бы ее не заклеймили заочно. Оставалась единственная надежда – уговорить бородача увезти ее отсюда.
Сеня плелась вслед за ним от машины к машине, а мужчина заглядывал сквозь стекло во внутрь всех синих автомобилей. Возможно, он все же пьян сильнее, чем кажется, и ей таки удастся убежать? А там будь, что будет.
Она бросила пробный шар.
 – Вы потеряли… Не помните… –  Нет, так нельзя. Он может обидеться. – Здесь плохое освещение. Может, скажите мне, какие номера на вашей машине, и я помогу искать.
 – Я приехал на машине друга. Не помню номера. Там на седушке лежит моя любимая шляпа. Да вот она!
На переднем сидении древнего «Мерседеса» лежала уродливая шляпа с широкими полями. Что за человек такое носит?
Сеня огляделась. Они оказались почти у выезда из автостоянки. Может, вот он, шанс на спасение?
Но в какую сторону бежать? И мужчина сможет догнать ее на автомобиле. Что еще хуже – за ней могут отправиться ее похитители.
Обладатель странной шляпы искал в карманах ключ, когда Сеня решилась с ним поговорить.
 – Послушайте, отпустите меня. Пожалуйста!
Мужчина уставился на нее непонимающим взглядом. Он несколько раз медленно моргнул, прежде чем поинтересоваться:
 – Это еще зачем?
 – Просто так. Вам же не трудно.
 – Не понял. Ты передумала трахаться в машине?
 – Я передумала… совсем.
 – Глупости какие, – мужчина нашел ключ и открыл заднюю дверцу. – Залезай.
 – Вы не понимаете. Я – не проститутка.
 – Знаю, знаю. Все вы так говорите. Поторапливайся. Мне хочется выпить. Но сначала…
Он подтолкнул ее к седушке и надавил на плечи. Мужчина оказался сильнее, чем она думала. И трезвее, чем ей хотелось бы. Она села на засаленную обивку.
 – Послушайте, я правду говорю! Я де… девственница.
В ответ прозвучал пьяный смешок.
 – Детка, мне все равно, кем ты притворяешься. Главное – результат. За все развлечения здесь платит хозяин сауны, так что цену поднять не могу. Да и денег у меня нет. Можешь быть девственницей, монашкой, горничной – кем хочешь. – Он положил на ее колени широкие ладони. – Раздвигай ножки.
Сене казалось, что все это происходит не с ней.
«Что же делать? Как убедить этого мужчину?»
 – Меня выкрали. С поезда. Я ехала поступать в университет. Они привезли меня насильно.
Она тараторила, пытаясь отцепить жесткие пальцы от своих ног.
 – Ну же, не упрямься. А то мне надоест, и я отведу тебя обратно.
«Только не это!»
  – Поверьте мне, пожалуйста! Очень вас прошу. Неужели у вас нет дочери или племянницы?
 Мужчина несколько мгновений не спускал с нее глаз, а затем выдал:
  – Нет у меня дочери, но…  –  Сеня перестала дышать. – Если ты окажешься девушкой, мы сможем это обсудить.
 – Я не лгу!
 – Вот мы сейчас и проверим. Ноги в стороны или возвращаемся.
Она не хотела возвращаться. И сопротивляться смысла не видела. Чего она этим добьется? Прибежит охранник и затолкает ее в ту ужасную комнату. Или сделает что-то еще, возможно еще более страшное. А если она покорится, то появится хоть какая-то надежда. Самая призрачная.
Сеня сдержала рыдание и позволила мужчине раздвинуть ей ноги. Он толкнул ее на сидение. Девушка закрыла глаза и услышала звук расстегивающейся «молнии». Последующие, разрывающие на части, мгновения боли и стыда Сеня хотела бы забыть навсегда.
Она снова услышала окружающие ночные звуки, когда мужчина, лежавший на ней, зашевелился. Кряхтя, он освободил ее от своей тяжести. Пока Сеня дрожащими руками поправляла сарафан, он застегнул брюки и совершенно спокойным тоном заявил:
 – Садись рядом с водительским креслом. Поговорим.
 
Они ехали уже около получаса, а Сеня не переставала оглядываться. До сих пор не верилось, что ей удалось уговорить странного мужчину увезти ее из того страшного места – от надзирателей. Девушка не знала, что ждет ее впереди, и старалась не заглядывать в будущее настолько далеко.
Прежде, чем Сеня вместе с Феодором, именно так звали бородача, стараясь не шуметь, принялась толкать автомобиль к выезду, они поговорили. Девушка как на духу выложила мужчине все – начиная со знакомства с Аллой и до минуты их встречи. Она торопилась, опасаясь, что мужчине надоест слушать, но он молчал до тех пор, пока девушка тараторила – тихо, срывающимся голосом, запретив себе плакать.  
Сеня вздрогнула, когда в стекло дверцы постучали. У охранника, видимо, закончилось терпение, и он решил проверить, на месте ли пленница. Феодор тотчас сдернул с ее груди ткань. Сене пришлось терпеть прикосновения узловатых пальцев, пока бородач ругался с верзилой. В конце концов, Феодор сунул охраннику под нос кукиш, что не на шутку испугало девушку. Как ни странно, это подействовало, и сторож ушел. Феодор оставил в покое ее грудь, а Сеня выдохнула от некоторого облегчения и подтянула невесомую ткань.
 – А остальные?
 – Кто? – не сразу поняла вопрос Сеня.
 – Девушки, которые остались в сауне. Их тоже выкрали?
 – Мы почти не разговаривали, но думаю, что да.
Мужчина выругался и ударил по рулю.
 – Что, если все это – подстава, и сейчас сюда сбегутся специальные органы? Ничему не удивлюсь.
В душе Сени забрезжила надежда.
 – Вы мне поможете?
 – Тебе? – Феодор сел в пол-оборота, оглядел ее масленым взглядом и усмехнулся. – С какой стати? Но я отсюда сматываюсь. Мне неприятности ни к чему.
 – А я?
 – Беги, пока «качок» не вернулся. Мне некогда ябедничать.
Сеня приказала себе не отчаиваться и быть более настойчивой.
 – Возьмите меня с собой. Пожалуйста! Мне некуда бежать. Да и документы забрали. Может, вам нужна домработница? Я все умею. Буду работать бесплатно. То есть за ночлег. Ну что вам стоит?
 – Домработница? – Скрипучий смех неожиданно резко разнесся по салону. – С роду не имел домработницы. У меня и дома-то нет.
 – Но где-то вы живете?
 – На даче у друга.
 – Хозяина машины?
 – Этой? Нет. У меня много друзей. Зачем мне на даче домработница? Там всего одна комната.
Она должна его убедить. Самостоятельно ей ни за что не добраться до поселения. Да и что делать дальше, Сеня не знала. В эту минуту Феодор казался ей единственной надеждой.
 – Я все буду делать: готовить, убираться, стирать – все-все, что скажете.
 – Все, говоришь, – мужчина некоторое время внимательно рассматривал ее губы, а затем выдал:  –  Вылезай.
 – Нет! Возьмите меня с собой! – Она с силой вцепилась в руку бородача. – Меня поймают и уничтожат. Вы не сможете жить с такой тяжестью на душе. Ведь вы – по… порядочный человек, в отличие от тех, других.
Слезы застилали ей глаза, и Сеня смаргивала их, чтобы видеть собеседника. Мужчина снова посмотрел на ее губы.
 – Поможешь толкать машину. Ты же не хочешь, чтобы все услышали, как мы уезжаем?
 
Сеня тихо ждала в сторонке, пока Феодор запирал автомобиль, оставляя его рядом с какой-то многоэтажкой. Ключ он бросил в почтовый ящик. Вернувшись к девушке, мужчина сказал лишь «Не отставай», и направился вдоль улицы. Сеня засеменила вслед за ним. Убегать она не пыталась. Безлюдные улицы незнакомого города пугали ее гораздо сильнее, чем бородач.
Оказалось, что шли они к железнодорожному вокзалу. Сели на электричку и снова ехали около двух часов. Во всяком случае, так ей показалось. Ведь часов у нее не было. Девушка беспокоилась, что вот-вот появится контролер, и их ссадят раньше времени, ведь Феодор признался, что у него нет денег. Обошлось. В пустом вагоне они добрались до нужной станции. Не успели сойти, как вагон умчался вдаль. Вокруг простиралось поле. Лишь горизонт начинал сереть на востоке.
Тропинка привела их в дачный поселок. У двери убогого одноэтажного строения Феодор порылся в жестянках, выставленных под порогом и, достав ключ, отворил ветхую дверь. Как ни странно домик оказался электрифицированным. Сеня даже зажмурила глаза, ослепленная единственной лампочкой, и только распахнув их снова, смогла рассмотреть ржавую газовую плиту, диван с непонятного цвета обивкой, буфет, маленький деревянный стол, уставленный бутылками, и пару стульев. А еще множество картин, размещенных у стен на бетонном полу.
Феодор остановился у дивана и почесал живот.
 – Принимай хозяйство. Как тебя зовут?
 – Се… Кристина.  –  Она сама не знала, почему назвалась другим именем. Да и какая разница? Паспорта у нее все равно нет. К тому же этот мужчина вряд ли отправится в милицию. – А вы кто?
 – У тебя, смотрю, короткая память. Феодор я.
 – Я в смысле профессии.
 – Художник. Неужели не видно? – Сеня хотела сказать, что картины могут быть не только у живописцев, но промолчала. – Все. С меня хватит приключений. Я – спать. Ты тоже не задерживайся. Если нужна вода – бочка за дверью на улице. – Мужчина поймал ее невольный взгляд в сторону единственного дивана. – А ты думала, что я выделю тебе отдельную кровать? Или стану спать на полу?
Сеня лишь молча вышла за дверь.
 
Диванные пружины натужно скрипнули, когда Сеня сорвалась с места. Кроме нее в домике никого не оказалось.
Солнце едва пробивалось сквозь грязные стекла узкого окна. Побеспокоенные ее движениями пылинки кружились в воздухе золотой пылью. За окном слышалось щебетание птиц. Все выглядело мирно, хоть и неухожено. Не верилось, что еще вчера в это же время она сидела с темной комнате и не знала, что ее ожидает.
Девушка вздохнула и свесила ноги с дивана. Тот снова отозвался недовольным скрипом. Но, как бы там ни было, она спала не на полу, а дверь - не заперта и даже слегка постукивает от ветерка.
Натянув босоножки, Сеня поправила сарафан. Она заметила рыжие пятна на подоле, но запретила себе расстраиваться. Феодор хоть и уложил ее под боком у стены, но прохрапел всю ночь и больше не трогал. Она поблагодарила Бога за малые радости. Неизвестно, что ожидало бы ее, останься она в сауне.
 Отворив дверь, девушка остановилась на пороге и огляделась. Заброшенный садовый участок граничил с множеством других, явно обрабатываемых. Значит, у них есть соседи, которые хоть изредка посещают свои грядки.
 Она обошла участок по периметру, выглянула на тропку – Феодора нигде не было видно. Вначале девушка испугалась и подумала, что он ее здесь бросил. Однако, подумав, решила, что отсутствие людей в некоторых случаях лучше, чем присутствие отдельных из них. А еще она не сомневалась, что если не к ней, то за картинами художник обязательно вернется.
 Не найдя чайник, Сеня достала из буфета покореженную кастрюльку и поставила кипятить воду, набрав ту из бочки. Благо, что бабушка научила ее пользоваться газовым баллоном. Порывшись в ящиках, девушка отыскала катушку ниток и даже ножницы. А еще расческу. Тщательно вымыв искривленные зубья, Сеня подошла к тусклому зеркалу, постояла несколько минут, а затем вернулась за ножницами. Спустя несколько мгновений ее длинные пряди оказались на полу, а еще через пять минут – сожженными за домом, подальше от глаз. Расчесав оставшиеся волосы, девушка оценила новую стрижку.
Что же, теперь ей будет легче за ними ухаживать. В отличие от других частей тела, они вырастут. Темные пятна на сарафане снова привлекли ее внимание.
Кое-какую одежду девушке удалось найти в ящике под диваном. Ей понравилась большая клетчатая рубашка с длинными рукавами. Она более всего подходила для задуманного. Сеня вооружилась ножницами и иголкой, и через некоторое время ей удалось соорудить что-то вроде халатика. Желтый сарафан был решительно перешит на парочку трусиков. Пригодилась и резинка, которая ранее удерживала трикотаж на груди.
Принарядившись, Сеня почувствовала себя значительно лучше. Наведя в домике подобие порядка, девушка приготовила чай из дикой мяты и села на пенек у дома. Чай почти остыл, пока она беззвучно оплакивала свою девственность. Когда-то ей хотелось подарить ее совсем другому мужчине, но тогда она оказалась слишком молодой для него. А потом он ушел из ее жизни.
Сеня вытерла слезы и приказала себе быть сильной. Рано или поздно все женщины проходят через подобное. Правда, при этом обстоятельства бывают разными. Сейчас ей нужно думать о том, чтобы выжить. Возможно, ей по-своему повезло, что она встретила на пьяной гулянке странного художника. Другие показались Сене еще хуже. Приличные мужчины там точно не присутствовали.
Вот только где он, Феодор? Девушка очень надеялась, что он не передумал и не отправился в милицию или еще хуже – к ее похитителям.
Обойдя в энный раз маленький участок, Сеня неожиданно обнаружила знакомые листья. Картофель, видимо, не выкопали в прошлом году – или даже позапрошлом, но тот упорно продолжал расти, чему девушка несказанно обрадовалась. Выковыряв с десяток клубней и почистив, она поставила их вариться. С детства знакомый запах заставил Сеню вспомнить, что она не ела с прошлого дня – почти сутки.
Девушка обожгла язык, когда с порога раздался знакомый голос:
 – Смотрю, ты нигде не пропадешь.
Явился Феодор и даже принес сверток из газеты, от которого пахло копченой рыбой. А еще кулек, в котором оказалось с десяток бутылок пива и две баночки с кабачковой икрой. Сеня проглотила слегка остывший кусочек и робко поинтересовалась:
 – Есть будете? Я картофель за домом нашла.
 – Накладывай.
Они поужинали. Затем Феодор откупорил бутылку и предложил пиво Сене. Она покачала головой.
 – Нет, спасибо.
Феодор пожал плечами, забросил ноги на стол и принялся раскачиваться на табурете.
  – Мне больше достанется. А платье где нашла?
 У Сени вдруг пропал аппетит. Она как-то не подумала, что ее могут отругать за рубашку, хоть и старую.
  – Пошила. Из рубахи. Она была рваная. Я и…
  – Ниче. Не переживай. Отработаешь.
 Сеня кивнула и отправилась мыть тарелки, пока не остыла вода. Она решила экономить газ, потому что не знала, насколько его хватит. Феодор не походил на заботливого мужчину.
Гораздо больше девушку беспокоило другое.
 – Как думаете, они нас… меня ищут?
 – Думаю да. Такая цыпочка пропала. Я бы искал. А может, и нет. Лень.
Сеня уже это поняла, поэтому продолжила говорить о своем.
 – А они могут нас… меня найти?
 – Могут. – Спокойный голос Феодора совсем не добавил ей оптимизма. Напротив. Сеня едва не уронила тарелку. – Но это вряд ли.
Сеня оставила в покое вилки и промокнула ладони о халат. Она вернулась на свой табурет и устремила беспокойный взгляд на мужчину.
  – Почему вы так думаете? Ваш знакомый может рассказать. Тот, у которого машина.
  – Он меня не знает.
  – Разве так бывает? Он дал вам ключ.
  – Детка, в моей среде все возможно. Посуди сама. Вчера я пошел на выставку к одному приятелю. Скажу тебе – посредственный художник. Я бы даже сказал – халтурщик. Так вот, там я поделился своим мнением с другим коллегой. Этого я не знал. Зато он пригласил меня в бар, обмыть взаимопонимание. Оттуда мы поехали на какой-то прием. Там потерялись в толпе зевак, зато у фонтанчика с шампанским я познакомился с классным скульптором. Не помню, как его зовут. Он оказался пьяным гораздо сильнее меня и отдал мне ключ от своего автомобиля, чтобы я мог добраться домой. По дороге к машине шумная компания из соседнего ресторана пригласила меня в сауну. Видишь, как много на свете добрых людей.
Сеня с ним не согласилась, но вслух не высказалась. Самое главное, что следы бородач запутал надежно – хоть и не специально. Однако, при желании, ее все равно могли найти. Только станут ли искать именно на даче? Разве что случайно встретят Феодора и вспомнят, что именно с ним она отправилась к машине.
Голова шла кругом, но другого выхода, кроме как положиться на странного художника, не оставалось. Во всяком случае, пока.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:28 pm

Глава 16:


 После обеда Феодор, употребивший все принесенное пиво, вытащил на середину комнаты единственный стул и водрузил на него натянутый на раму холст. Достал коробку с красками и кистями и деловито заявил, не глядя на Сеню:
 – Раздевайся.
 – Зачем?
Испуганная девушка попятилась к стене. Вчерашние события калейдоскопом замелькали перед глазами. Ужасно захотелось убежать куда-нибудь, лишь бы подальше отсюда.
 – Отрабатывать спасение будешь. Натурой. – Феодор посмотрел в ее сторону и, слегка пошатываясь, насмешливо добавил:  –  Не трусь. Писать тебя буду.    
Сеня едва не сползла по стене от своеобразного облегчения, поскольку о спокойствии речь не шла. Чего еще ожидать от Феодора, она не знала.
 – А это обязательно – снимать одежду?
 – Я рисую исключительно обнаженку. Специализация такая. Хватит скромничать. Ничего нового я не увижу. – Он подождал, пока Сеня снимала с себя халат, подошел к ней и отобрал одежду. Оглядев ее тело, словно она – неживой предмет, скомандовал:  –  Эти желтые тоже долой и ложись на диван. Руки закинешь за голову.
Смирившись, девушка сделала, как он велел, и уставилась в стену. Сегодня  она стыдилась гораздо сильнее, чем вчера на автостоянке. Феодор некоторое время раздавал команды  –  куда повернуться и в какую сторону смотреть, а затем приступил к работе.
Со временем Сене кое-как удалось расслабиться, и она с любопытством наблюдала за процессом. Феодор походил на сумасшедшего, бегая вокруг холста, раз за разом ероша то пряди сальных волос, то бороду и размахивая кистью. При этом он что-то бормотал, хмурил кустистые брови и периодически поправлял ее руки и ноги. Создавалось впечатление, что бородач изображал не женское тело, а девятибалльный шторм.
За окном сгустились сумерки, когда Феодор засунул кисть в банку с какой-то жидкостью и вытер руки тряпицей, измазанной красками.
 – Устал я, – заявил мужчина, но стоило Сене шевельнуться и попытаться прикрыть руками уязвимые места, как он скомандовал:  –  Лежать!
 – Я только хотела посмотреть, – оправдываясь, пробормотала девушка.
 – Потом увидишь.  –  Феодор подошел к дивану и какое-то время изучал ее лицо. Сеня замерла, интуитивно чувствуя опасность. Художник растянул губы в пьяной улыбке. – А теперь – награда. Детка, у тебя шикарный рот.
Он навалился на нее, впиваясь в губы и одновременно неловко расстегивая брюки. Сеня не отвечала на поцелуи. Она вообще старалась не двигаться, еще надеясь, что мужчина оставит ее в покое. Когда же он силой раздвинул ей ноги, девушка зажмурилась и попыталась не думать о том, что с ней происходит. Вместо она девушка принялась вспоминать счастливые моменты своей жизни – маму, бабушку и Сергея, тех, кто о ней заботился, был к ней добр, но сейчас не мог помочь по разным причинам.
 
За следующий месяц Сеня сумела смириться с новой жизнью. Она готовила еду, стирала одежду – свою и Феодора. Ей пришлось пожертвовать еще одной рубахой, чтобы сшить себе наряд на смену халату в клетку. Сеня выдраила дом и познакомилась с соседкой по даче, назвавшись племянницей Феодора. Она не знала, поверила ли ей пожилая женщина, но зато девушке удалось заполучить кабачки и петрушку в обмен на посильную помощь.
Обычно Феодор появлялся с кое-какой едой, естественно на свой вкус, но той хватало ненадолго. Гораздо больше художника интересовала выпивка. Иногда он пропадал на несколько дней, не объясняя, куда отправляется и сколько времен его не будет. Это имело свои положительные и отрицательные стороны. Когда Сеня оставалась в домике в одиночестве, к ней никто не приставал со своими мужскими потребностями, а вот ночевать оказалось страшновато. Обычно в таких случаях она засыпала только под утро, опасаясь незваных гостей.
Гость таки явился в их крохотный дом. Это случилось в тот момент, когда на Феодора нашло очередное вдохновение. Сеня едва успела прикрыться халатом, когда в дверь протиснулся крупный пожилой мужчина в светлом костюме с белоснежной копной волос, очень напоминавшей львиную гриву. Он остановился у порога и оперся на трость, молча обозревая присутствующих.
 – Давид!  – Подвыпивший Феодор подплыл к гостю и радостно потрепал мужчину по плечу. – Сколько лет, сколько зим!
 – Два месяца прошло, Слимак.
Именно это имя фигурировало на нелепых картинах, расположенных у стен ветхой дачи. Значит, на них – настоящая фамилия бородача, а не псевдоним. Сеня решила, что та ему подходит, но долго об этом не думала. Пожилой мужчина не спускал с нее хмурого взгляда. Поежившись, девушка принялась быстро натягивать на голое тело одежду. Руки дрожали. Ей было ужасно неудобно перед этим человеком.
 Закончив с пуговицами, она сложила руки на коленях, не зная, куда их девать. Феодор же совершенно не обращал внимания на ее суетливые движения. Он тянул гостя к столу, словно позабыв о Сене.
 – Я и говорю, давно. Садись. Кажется, у меня осталось полбутылки пива.
 – Благодарю, но нет.
 – Ах, да, ты же пьешь только вино. Красного нет. Извини. Ты продал мою картину?
Мужчина тяжело упал на табуретку.
 – Переговоры – на завершающей стадии. Кто это? – кивнул он в сторону Сени.
Девушка выпрямила спину. В конце концов, это не ее вина, что она оказалась в таком положении.
 Феодор бросил в ее сторону удивленный взгляд, будто впервые увидел. На несколько мгновений задумался, а затем выдал:
 – Кристина. – Он почесал живот и поинтересовался уже у Сени: – Ты же Кристина?
Она поспешно кивнула.
Пожилой мужчина устроил трость между коленей и обратился к ней – спокойно, словно добрый дядюшка:
 – Кристина, пожалуйста, погуляй немного. Нам с Феодором нужно поговорить.
Сеня тотчас взвилась с дивана, сунула в карман трусики и выскочила из дома. Уже на улице она закончила одеваться и уселась под окном – подслушивать. Совесть ее не мучила. Интуиция подсказывала девушке, что разговор пойдет о ней.
 
Обняв колени руками, Сеня прижалась ухом к облупленной краске и вдруг подумала, что если ей придется задержаться на даче до поздней осени, или даже зимы, она вряд ли выдержит здесь без одежды и обогревателя. Стены домика казались почти картонными, а одинарные стекла едва удерживали натиск ветра.
Нет, так дело не пойдет. Она должна верить, что вскоре все наладится, как-то решится. Иначе…
 – Откуда эта девочка?
 – Понравилась? Я пока не готов делиться.
 – Она не похожа на шлюх, которых ты называешь натурщицами.
 – Только не нужно читать мне нотации. Она – взрослая и сама решает, где ей быть. И с кем.
 – Так откуда?
 – Давид, лучше выпей. Зачем тебе лишняя головная боль?
 – У нее вид ребенка из приличной семьи. Я хочу знать, как она здесь оказалась.
 – Прибилась.
 – Она – не овца и не корова, чтобы прибиваться. Феодор, ты же знаешь, я не веду дела с сомнительными личностями. Если ты не скажешь мне, откуда взялась эта Кристина, я расторгну контракт, и ты начнешь продавать свою мазню сам.
Сеня мысленно согласилась, что пожилой мужчина прав. Художества Феодора ей тоже не нравились. Она, конечно, в этом – не эксперт, однако даже на ее неискушенный взгляд агент по продаже должен знать об искусстве много, если не все. Что ее действительно беспокоило, так это настойчивые расспросы Давида.
Чего он добивается и чем ей это грозит?
От раздумий девушку отвлек пьяный возглас Феодора.
 – Минуточку! А убытки? Тебе придется за это заплатить. Оно тебе надо? Или слишком богат? Может ты у нас подпольный миллионер? Зачем тогда возишься с подобными мне неудачниками?
 – Я привык выполнять обещания. Если ты помнишь, хозяин этой хибары, уезжая за границу, попросил меня помочь тебе. Вот я и пытаюсь по мере сил. Откуда девочка?
Упрямец не отступал, и Сеню пробрал озноб. Она не знала, что в этом случае лучше: молчание Феодора или его рассказ об их необычной встрече. Давид казался более приличным человеком, чем Слимак, но она могла ошибаться – как тогда, с Аллой.
Озноб усилился. Сеня прижалась спиной к домику, прикрывая спину.
 – Она не хочет говорить. И мне это не интересно. Я ее пишу, она здесь живет.
 – А это чья работа? – Насторожившись, Сеня пыталась вспомнить, что могло привлечь внимание Давида. – Решил поэкспериментировать со стеклом?
Они обнаружили ее банки из-под кабачковой икры!
Однажды, во время долгого отсутствия Феодора, заскучав, Сеня попробовала украсить нарисованными цветами импровизированную вазу. Это занятие ей понравилось. Девушка не раз поглядывала в сторону бутылок из-под пива, но не решилась взять. Слимак сдавал их в пункт приема стеклотары, чтобы купить очередную порцию выпивки или закуски. Сеня испугалась, что художнику может не понравиться ее самоуправство. Как она могла забыть и не спрятать их на нижней полке буфета?
 – У нее – талант.
 – Мазня. Это у меня – талант. А она здесь убирается.
 – И ты с ней спишь. Девочка – совершеннолетняя?
 – Конечно,  –  ответил Феодор, но даже Сеня уловила в его голосе неуверенность.  – Это наше личное дело.
 – Она знает, что ты женат?
Прижав ладонь ко рту, Сеня едва не расплакалась.
Она делит постель с женатым мужчиной. И не важно, что он ей об этом не сообщил. Теперь ее совесть не может быть спокойной. Сколько еще ударов судьбы ей придется пережить? И удастся ли это сделать?
 – Зачем? – Кажется, Феодор вовсе не смущен темой разговора. – Мы с Эльвирой исповедуем свободную любовь. Какая любовь без свободы?
 – И поэтому она одна живет в трехкомнатной квартире, а ты ночуешь на даче?
 – Давид, моя личная жизнь – не твоя забота, в отличие от моих полотен.
 – Ты прав. Но мои принципы не позволяют мне работать с подобными тебе типами. Или ты отправляешь девочку домой, или это сделаю я. Даю тебе неделю на раздумья.
 – Ты бы лучше продал мою картину!
Дверь скрипнула, и Сеня вскочила на ноги. В другой ситуации девушку бы смутило, что ее застали за подслушиванием, но это был не тот случай. Она бросилась вслед за прихрамывающим Давидом.
 –  Постойте! – Мужчина обернулся и подождал, пока она подойдет. Карие глаза смотрели на нее с грустью, без тени осуждения. Это придало девушке смелости. – У меня к вам просьба. Только одна!
 – Внимательно слушаю.
 – Я хотела попросить вас…
Она не знала, как лучше облечь в слова то, что она хотела донести до пожилого человека. Сеня кусала губы, подыскивая нужные формулировки.
 – Не бойся, девочка. Говори.
Она решилась.
 – Оставьте меня здесь.
Он нахмурился.
 – Ты уверена?
Сеня закивала головой, пытаясь и саму себя убедить в том, что поступает правильно.
 –  У меня нет родных. И мне здесь хорошо. Правда-правда!
Давид оглядел ее с ног до головы и покачал седой головой.
– Кристина, доверься мне. Расскажи все, и я попытаюсь тебе помочь.
Довериться? Как соблазнительно это прозвучало. И как ей хотелось поделиться своими проблемами. Вот только может ли она себе это позволить? Худо-бедно, но здесь ее не ищут. Во всяком случае, пока.
Сеня сглотнула и отрицательно покачала головой.
– Спасибо, но нет. Я останусь здесь.
Мужчина коснулся рукой ее склоненной головы, и она дернулась – едва, но Давид заметил.
– Я вернусь через неделю. Надеюсь, ты передумаешь.
– Нет.
– И все же. Оставляю тебя с тяжелым сердцем, девочка.
 
Он сдержал свое слово, но Сеня узнала об этом, когда очнулась в больничной палате. У нее случился выкидыш, когда Феодор отсутствовал на даче. Хотя, он вряд ли помог бы ей. Началось кровотечение, и Сеня потеряла сознание.
Именно Давид отвез ее в стационар и устроил со всеми удобствами. На его груди она рыдала, повествуя о своих злоключениях – начиная с поездки в поезде, и все-таки умолчала о своей прошлой жизни.


После ее выписки из больницы искусствовед Давид Датоян, она узнала его фамилию от медсестер, достал для нее паспорт с именем Кристина. Сеня не стала расспрашивать, как ему это удалось. Она была слишком благодарна этому человеку.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:29 pm

Глава 17:

– Ты ему доверяешь?
Вопрос дяди озвучил его собственные мысли, но Тигран не подал виду, что беспокоится. До этого момента Сергей не сделал ничего, что могло бы вызвать подозрения. Если Малеев и вспоминал об охраннике, то лишь потому, что привык подозревать всех.
– Насколько это возможно.
– Резонно.
– Радует, что ты со мной согласен.
Развалившись в кресле, Филипп перекатывал в бокале бренди. Он долгое время сидел молча, и Тигран, задумавшийся о собственных проблемах, связанных с новой разработкой, почти забыл о присутствии дяди. Старик сам напомнил о себе.
– И все же нужно быть начеку.
– Гладунов ведет себя сдержанно и интересуется исключительно вопросами охраны. К тому же Рушан – на страже. Он молчит, соответственно с этой стороны опасность отсутствует.
– Ну, это смотря что подразумевать под опасностью. Она – соблазнительная штучка.
Тигран нахмурился и недоуменно поинтересовался:
– Навигационная система?
Дядя хохотал так долго, что Тиграну надоело ждать объяснений. Любому другому собеседнику он бы ответил достаточно резко, но Филиппа обидеть не мог. Тигран вышел на балкон, давая тому время успокоиться.
Солнце подходило к зениту. Самая жара.
«Как там Кристина?»
Будь его воля, он не выпускал бы ее из дому. Во всяком случае, без личного сопровождения. Тигран хотел ее только для себя. Мечтал получить в безраздельное владение ее прекрасное тело и нежную душу. Он любил женщин, баловал их, знал все их мысли и тайны, и снисходительно прощал промахи. Ведь они – всего лишь женщины. Те неизменно отвечали ему взаимностью. Лишь Кристина, единственная, оставалась для него загадкой и, соответственно вызовом. Он готов был потратить миллионы и годы, чтобы разгадывать этот ребус, смакуя каждую деталь, как истинный гурман.
Ночью Тигран не удержался и зашел в ее комнату, хотя вначале собирался лишь заглянуть и убедиться, что все в полном порядке. Он просто стоял и любовался прекрасным, безмятежным лицом, ослепительно прекрасном в изменчивом лунном свете. В какой-то миг ему вдруг нестерпимо захотелось сбросить одежду, нырнуть под покрывало, окутывавшее шикарное тело и забыться в страстных объятиях. Сдержав болезненный порыв, как делал это бесконечное множество раз, Тигран позволил себе лишь поцелуй – скромный, практически невинный. Однако после того как в ответ Кристина тихонько застонала во сне, Тигран срочно ретировался из комнаты. Малеев мечтал, чтобы она пришла к нему сама, сообщила о своем желании. Она могла даже молчать. Тигран все понял бы по ее лицу, как понимал сейчас – эта женщина еще не готова отдаться ему. Он же согласен подождать. Какое-то время.
Кристина прочно засела в его мозгах, присутствуя рядом незримо днем и ночью. Все его мысли обращались к ней, заставляя тело напрягаться в постоянном неутоленном желании тотального обладания. Почти все.
«Соблазнительная штучка!»
Малеев вернулся в кабинет. Развалился в кресле. Живот Филиппа все еще сотрясался от тихого смеха.
 – Успокойся, дядя. Ты говорил о Кристине. Я уже понял. Странно, ты никогда не признавался, что считаешь ее соблазнительной.
 – Моя убежденность в том, что она тебе не подходит, не делает меня слепым. К тому же я имел возможность рассмотреть ее внимательнее.
Филипп вытер глаза и лоб белоснежным платком и принялся им обмахиваться.
– Включить кондиционер?
– Не стоит. Не люблю резкие перепады температуры. Кстати, Гуляев весь вечер не спускал глаз с одной маленькой симпатичной попки. Лично мне нравятся поаппетитнее.
Тигран проигнорировал скабрезность, сконцентрировавшись на другом высказывании дяди.
 – Жаль, что ты не намекнул мне вчера. Я не заметил, что Герман ею заинтересовался.
Филипп хохотнул.
 – Еще бы. Ты смотрел в том же направлении.
 – Как тебе это удается?
 – Замечать очевидное?
 Дядя оставил в покое платок и снова потянулся за бренди.  Предложил выпить Тиграну, но тот отказался и не удержался от ответной колкости:
 – Со стороны выглядело, что ты без ума от нашей потенциальной заказчицы.
Филипп многозначительно хмыкнул.
 – Алла – горячая штучка. Но поверь тертому калачу, она не станет покупать у тебя яхту. Даже самой лучшей профессионалке негде взять денежку на подобную роскошь.  Остается открытым вопрос, с какой целью Гуляев притащил ее сюда?
 – Теперь, когда ты об этом спросил, мне кажется, что они с Аллой познакомились не на днях, хотя и утверждают обратное. Слишком демонстративно Герман пытался показать, что эта женщина для него - чужая. Если Алла – его новая любовница, а скорее всего так оно и есть, то дамочка просто придумала причину, чтобы сопровождать Германа повсюду. Не самую удачную, но Гуляев проглотит все, что ему наплетут женские губки. Возможен также вариант, что идею подкинул сам Герман, желая похвастаться положением и знакомствами.
– Нельзя ничего исключать. Однако, зачем лгать? Привез с собой бабу – его личное дело. Но Герман вел себя как сводник, будто никак не мог решить, кому лучше ее подсунуть – тебе или мне. Спрашивается, зачем? Чтобы крутилась к нам поближе? Вынюхивала? Втерлась в доверие? Возможно, Германа что-то весьма сильно интересует?
  – Дядя, тебе не кажется, что бренди уже достаточно? Нашел, кого подозревать. Гуляев знает все, что ему положено. Даже больше. Для такого, как он, этих сведений вполне достаточно. Он же весь – как на ладони.
Дядя посмотрел на племянника сквозь богемское стекло.
 – Возможно, ты его недооцениваешь, и он хочет знать еще больше?
Тигран задержал взгляд на прищуренных глазах Филиппа.
– Подозреваешь его в шпионаже? В чью пользу?
– Пока не знаю. Натрави на него Рушана.
Анонимные вымогатели, интересующиеся разработкой его конструкторского бюро, не напоминали о себе уже второй день.  Это беспокоило Тиграна гораздо сильнее, чем надоедливые звонки, которые так и не удалось отследить. Эти люди что-то задумали, а неизвестность тяготила гораздо больше, чем явная опасность.
– Знаешь, иногда я сожалею, что навигационная система получилась настолько удачной. Столько хлопот из-за нее.
– Тогда отдай ее спецслужбам. Лучше потерять прибыль, чем… кое-что другое, гораздо более важное.
– Я подумаю над этим.
 
–  Давид увез меня в ЗАГС прямо из больницы.
Сеня сидела у него на коленях, обнимала за шею и прижималась так крепко, что Сергей слышал, как грохочет ее сердце. Любовь и жалость, заполонившие до краев, давили и на его сердце тоже. Он ощущал все, что чувствовала дорогая ему женщина. Переживал каждую минуту ее плена и негодовал из-за каждой проделки художника. А во время пауз ласково поглаживал девушку по спине или теребил волосы на затылке, успокаивая. Сам он не мог не волноваться, несмотря на многолетние тренировки.
Сергей словно прочувствовал всю боль, подавленность и отчаяние растерявшейся девочки, попавшей из домашнего уюта в кошмарный мир – на самое его дно. Ужасно, что затянула ее туда особа женского пола. С языка рвались другие слова, недостойные нежных ушей, но он молчал, хоть и понимал, что Сене пришлось слышать гораздо более сильные выражения. Оставалось лишь удивляться, как сумела эта девочка не сломаться в сложившихся обстоятельствах и даже проявляла находчивость в то время, как другая на ее месте билась бы в истерике.
Она выжила, вот что было для Сергея главным. Он ненавидел всех ее мучителей, презирал Слимака и испытывал огромную признательность к Датояну. А еще сожалел, что не может поблагодарить этого человека. Даже если при этом Сеня захотела бы оставаться его женой. Главное – это ее счастье и ее благополучие. А еще ее собственный выбор.
С едва слышным вздохом Сергей поцеловал шелковистую макушку.
 – Надеюсь, он был тебе хорошим мужем.
Сеня провела маленькой ладошкой по мужской щеке и потянулась губами к подбородку. Коснулась щемяще нежно, и внутри у него все перевернулось. Сражаясь с растущим желанием, Сергей прикрыл глаза. Сеня поцеловала его веки и произнесла:
– Скорее отцом, чем мужем. Мы не спали вместе.
Если можно радоваться в такой ситуации, то он точно обрадовался. Пожалуй, даже вздохнул с облегчением. И не только потому, что Сеня не делила постель с Датояном. Значит, чувства Сени к мужу не походили на ее отношение к нему, Сергею. Он почти не сомневался, что девушка желает его так же сильно, как и он ее.
И дело тут не в излишней самоуверенности. Сеня – словно открытая книга. В ней нет ни капли лукавства. Он понял это уже давно и именно поэтому ушел из дому. Счастье, что их родители расстались. Работая вдалеке от нового дома – от этой девушки, он всегда подсознательно чувствовал, что рано или поздно вернется к ней. Он метался, как тигр по клетке, когда узнал, что Сеня исчезла.
Но теперь он нашел ее. И не отпустит, если только она сама не захочет уйти. И даже если захочет. Он переубедит ее. Теперь главное вытащить девочку из этой передряги. И выбраться самому.
По телевизору начался выпуск новостей. Сергей посмотрел на часы.
 –  Нам пора?
Полные тревоги глаза, не мигая, смотрели прямо к нему в душу.
–  Еще есть немного времени. Продолжай.
– Но это почти все. Сразу после бракосочетания Давил увез меня из города – сюда, к морю. Он купил для нас эту квартиру и нанял мне учителя рисования. Всем знакомым рассказывал, что я – его очень дальняя родственница. А потом он умер. Давид болел. Рак. Он очень старался сделать для меня как можно больше, пока у него хватало сил. – Сеня всхлипнула. – А потом я пыталась помочь ему, чем могла. Облегчить его страдания. Но я так мало могла. Слишком мало.
Сергей приподнял ее лицо, вытер ладонью струившиеся слезы.
– Уверен, что ты сделала его счастливым.
– Ты, правда, так думаешь?
– Не сомневайся.
– Я верю тебе. Только тебе.
Он всегда чувствовал ответственность, огромную ответственность за эту девушку. Но ее безграничная вера в него делала это чувство беспредельным. А еще откуда-то выползал маленький червячок страха: что, если в нужную минуту его не окажется рядом? Сергей никогда себе этого не простит.
И что теперь делать с Тиграном?
А еще Сергея очень беспокоили требования Гуляева. Нужно очень хорошо подумать над тем, как их обойти. Придумать что-то, что поможет ему выполнить задание и одновременно защитить Сеню. Все усложнялось еще и тем, что сам Малеев давно не прочь сделать ее своей любовницей. Вероятно, даже женой.
С тяжелым сердцем Сергей решился спросить:
–  Как ты относишься к Тиграну? Мне нужно знать. Ради нас обоих.
Приподнявшись, Сеня оседлала его колени. Обхватила ладонями лицо, заставляя смотреть в глаза.
– Дорогой, любимый мой Сереженька! Тигран – хороший человек, но… Неужели ты не видишь? Мне нужен только ты. Больше никто. И даже если я тебе не нужна…  –   тихий голос сорвался, но Сергей ждал, пока она выскажется до конца. – Я все равно не смогу принадлежать никому другому. Во всяком случае, добровольно. Только тебе. Давно. Навсегда.
Он не мог больше сдерживаться. Даже если они, он совершал ошибку. За какие-то секунды Сеня оказалась под ним, помогая раздеться – себе и ему. Миг их соединения он не забудет никогда, потому что именно в этот момент неожиданно прогремел гром. Молнию они не заметили, занятые друг другом. А еще потому, что ни разу в жизни Сергей не был настолько счастлив. Он словно возвратился домой.
 Сеня обволокла его мягкой шелковистостью, отдаваясь полно, не оставляя себе ничего, возвращая каждую ласку сторицей. Он не сумел сдержаться, только не после произнесенных ею слов, и любовный ритм в самом начале получился быстрым. Опомнившись, Сергей заглянул в дорогое, прекрасное лицо – на нем сияла счастливая, будто неземная улыбка. Однако женское тело было очень даже земным и податливым. Словно черпнув вдохновения из источника жизни, не в силах остановиться, Сергей обвил стройные ножки вокруг своего тела и заполнил любимую медленно, но глубоко. Глаза Сени подернулись дымкой, а затем она заметалась под ним, прикрывая ладонью рот. Он оставил ее, выплеснув семя на подрагивающий живот.
 В его бумажнике презервативы не водились уже давно. Он не позволял себе подобную роскошь на работе. Сергей научился на задании обходиться без женщин, даже если оно длилось месяцами. Единственная из них могла заставить его отступить от принципов. Тем более он обязан позаботиться об ее безопасности. Вытерев платком нежную кожу, он обнял Сеню и принялся целовать – так, словно не было на свете ничего более важного.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:30 pm

   
Глава 18:

  Полчаса.
Сергей поправил застежку наручных часов, поудобнее устроился в автомобильном кресле, закинул руки за голову, сложив их в замок, и продолжил наблюдение за подъездом. Вот-вот должна появиться Сеня.
Полчаса назад они впервые стали близки. Физически. Истинное, сердечное единение состоялось давно. Настолько, что казалось, будто случилось это в другой жизни – или существовало всегда. Сегодня они оба лишь в очередной раз убедились в этом и одновременно перешли своеобразный Рубикон.
Прекрасно и неповторимо, вот как это произошло – и не потому, что повторить не хотелось. Сергей не сомневался, что каждый следующий раз будет непохожим на предыдущий. Все оказалось несравнимо лучше, чем можно себе представить. Если бы до этого он решился представлять. Но… Ставки возросли неимоверно. Вместе с ними и ответственность. За нее, за их любовь, за жизнь, которая вдруг стала во сто крат ценнее. Лишь бы вместе, шаг за шагом измеряя любовью дни. Да, именно так и будет. Только очень весомые обстоятельства смогут их разлучить.
Сергей потер виски и взялся за баранку.
К сожалению, их предостаточно - чертовых обстоятельств. Чтобы успешно выполнить задание, лучше иметь развязанные руки. Но случилось так, как случилось. Сеня, эта драгоценная девочка, слишком важна для него. Важнее всего на свете. Но и оставить невыполненным задание он не может.
Проще всего отправить любимую в безопасное место. Он сумел бы это сделать – только Сеня наотрез отказалась покидать его даже на короткое время. Ему не удалось убедить ее, что он справится сам. Она вбила себе в голову, что он тотчас окажется под подозрением.
Сергей не мог не согласиться с ней. Мысленно. Вслух он продолжал убеждать девушку. Сеня поцелуем закрыла ему рот, а потом заметила с горечью в голосе, что слишком много людей заинтересовано в ее присутствии – Тигран, Гуляев и он, Сергей. Если не первый, то второй начнут ее искать. Это усложнит всю ситуацию в целом. Тигран может решить, что она каким-то образом задействована в махинациях против него. Лично ли, опосредовано – не важно. Он может изменить свои планы, а как это скажется на задании Сергея, неизвестно. Да и Гуляев поставил на карту многое, раскрывшись перед ней. Неизвестно как поведет себя он. Негодяи особенно непредсказуемы. Они, как дикие звери, чувствуют опасность и могут ранить особенно сильно, тогда, когда не ожидаешь. Или сбежать. И неизвестно, кто в этом случае придет вместо него.
Невозможно не согласиться с аргументами, когда и сам думаешь точно так же. Но принять помощь, опасную для любимой женщины, слишком тяжело.
После первой в их жизни пикировки, Сергей согласился пождать с решением вопроса, но лишь на непродолжительное время. В любом случае ему необходимо продумать все возможные варианты выхода из сложившейся ситуации, начиная от безболезненного во всех отношениях исчезновения Сени из города и заканчивая ее возможным участием в этом деле. Минимальным, и только если другой возможности не представится.
Сергей оставил девушку в доме, чтобы она собрала какие-то, якобы необходимые вещи, а сам спустился вниз. Он и так слишком долго задержался в ее квартире. Если за ней все-таки кто-то наблюдает, его присутствие наедине с очаровательной хозяйкой, подругой Малеева, может вызвать вопросы. Сергей почти не сомневался, что за Сеней не следят, но глаз с ее окон и дверей подъезда не спускал.
Она наконец-то появилась, посмотрела в лобовое стекло, улыбнулась – едва-едва, и мир заиграл для Сергея яркими красками. И не потому, что Сеня переоделась во что-то цветастое. Ее предыдущий наряд измялся благодаря его усилиям.
Боже, дай ему сил уберечь эту женщину от любых опасностей. Он даже готов отказаться от нее, если это обеспечит ей счастливую, а главное спокойную жизнь.
Боже, не требуй этого.
Сеня заглянула в окошко, он кивнул в сторону заднего сидения. Она отворила дверцу и грациозно устроилась наискосок. Положила рядом коробку. Наверное, с чем-то «необходимым».
– Куда теперь?
Он знал ответ, но должен был спросить.
– В галерею.
Они встретились взглядами в зеркальце заднего вида.
Сергей беззвучно, одними губами вымолвил: «Люблю тебя».
Ее губы дрогнули в легком воздушном поцелуе.
 
С грохотом закрыв за собой дверь гостиничного номера, Герман бросил пиджак на пол, сдернул с себя рубашку, обрывая пуговицы, расстегнул ремень и «молнию».
Возлежащая на кровати Алла оторвала глаза от экрана телевизора.
– Тише нельзя? Соседи могут пожаловаться. И у меня голова болит.
– Нужно меньше шампанского хлебать. – Как же она его раздражала. Особенно сегодня. Захотелось ударить побольнее. – Шлюха, она и есть шлюха. Никакого воспитания.
Женские губы изогнулись в презрительной ухмылке.
– Кто бы говорил, интеллигент хренов. Сам выпил не меньше.
– Не хами. Забыла? Это я тебе плачу, а не ты мне.
– Пока я не дождалась ни единого цента.
– Так дорого ты не стоишь.
– Подонок.
Он подошел к ней впритык, потянул за полу атласного халатика, дыхнул прямо в лицо. – А это на чьи центы куплено? – Махнул свободной рукой. – За приличную обстановку кто денежки отвалил? – Оголил грудь и потянул за большой сосок. – Думаешь, этого хватит, чтобы расплатиться?
Алла прищурила глаза, но не отодвинулась. Она словно видела его насквозь, и это Гуляеву совсем не нравилось. Хотя, чему он удивляется. Только умная баба могла добиться большого успеха в своей профессии.
– Что, все проиграл? Сознавайся.
– Не твое дело.
Уголки узких губ расползлись в змеиной улыбке.
– Одолжить?
Он не мог позволить этой женщине торжествовать слишком долго. Навалившись на нее, Герман не стал тратить время на поцелуи и ласки. Просто взял свое – примитивно и жестко. Даже для Аллы это вторжение оказалось тяжелым испытанием. Гуляев видел это по искаженному страданием лицу.
– Гад! Хоть бы резинку натянул!
– Ты заразная?
– Я что, похожа на дуру?
– Все остальное – твои проблемы.
Он откинулся на другую половину кровати и прикрыл глаза рукой. Он слышал, как, ругаясь, Алла открыла душевую кабинку, но тут же перестал думать о ней. Вместо нее перед глазами появилась другая женщина.
Подкупив вахтера, Герман обеспечил себя ценными сведениями. Теперь он всегда точно знал, когда Кристина появляется в галерее. Гуляев не стал брать с собой Аллу, чтобы та не мешала общению. Тем более что любовница Тиграна появилась в гордом одиночестве. Охранник – не в счет.
Это Германа разозлило и одновременно раззадорило. Неужели вчера он мало ее напугал? Видимо, она только строит из себя хрупкое существо, а на самом деле только и мечтает о том, чтобы ее «припугнули» еще парочку раз – и, наконец-то, довели дело до конца. Жаль, что ему не удалось сделать это вчера. Как же он ее хотел! И сейчас не против – даже после разрядки с Аллой. Ничего, сейчас эта «временная замена» примет душ, и они продолжат. А пока…
Герман заставил себя немного успокоиться.
Примчавшись на выставку, он быстро нашел взглядом яркое платье Кристины и бросился к ней с распростертыми объятиями, будто старый добрый друг. Она не успела увернуться от его объятий и поцелуя – короткого, но стремительного. Испуг, как ни странно, сделал ее лицо еще более привлекательным. Ему тотчас захотелось поиметь женщину Малеева прямо посреди зала: ради дела и для удовольствия – два в одном. Он почувствовал себя почти счастливчиком!
 Кристине так и не удалось произнести ни слова, когда он увлек ее в боковую дверь. Герман присмотрел ту еще в прошлый раз. И даже использовал. С Аллой.
 Девушка начала вырваться лишь тогда, когда дверь за ними закрылась, скрыв от любопытных глаз.
– Отпустите!
Он придавил женщину Тиграна к стене всем своим весом и сдавил полные груди обеими руками. Втянул носом пряный запах кожи.
– Хватит врать. Я же знаю – ты меня хочешь. Меня все хотят.
– Нет! – Она дышала тяжело и часто. - Я не хочу.
– Значит захочешь. Помнишь, о чем мы вчера говорили? – По ее вдруг окаменевшему телу он понял, что девушка помнит все. И боится, что ему только на руку. – Вот и замечательно. Сделаешь, как я сказал.
 – Отпустите, – повторила она, - меня ждут!
 В голове у него дурманилось. Он почти не слышал – и не слушал – что лепечет красотка в его руках. Взявшись за ткань на женских бедрах, он начал поддергивать ту кверху. Кристина пыталась вырваться, трепыхаясь, как рыбка на крючке, но он уже решил, что именно сейчас возьмет ее.
Вдруг что-то ударило его по спине. От неожиданности Гуляев отшатнулся от испуганной женщины, немного пришел в себя и только тогда понял, что это была дверь. Из-за нее появился хмурый охранник Тиграна. Или Карины. Не важно.
– Убирайся! Не видишь, мы беседуем.
Мужчина оглядел Кристину с ног до головы и поинтересовался:
– Все в порядке?
Та не успела ответить. Герман же разозлился не на шутку. Его задел за живое невозмутимый взгляд охранника. Этот тупица ему помешал!
– Тебе какое дело? Выйди за дверь и сторожи там, пока мы заняты. 
– Господин Малеев приказал привезти госпожу домой.
– Я еще не закончил разговор.
– Зато госпожа закончила.
Охранник каким-то незаметным для Германа способом вытащил Кристину из-за его спины и увел, даже не попрощавшись. А Герману пришлось еще пятнадцать минут простоять за дверью, чтобы не оконфузиться перед посетителями выставки.
Маленькая потаскушка снова ускользнула от него. Ладно, рано или поздно он ее получит. Вот только порученное дело не могло ждать. Ему нужно хоть в чем-то отчитаться перед заказчиком. Ахиллесову пяту Тиграна он нашел, нужно лишь заставить ее повиноваться. Хорошо еще, что Малеев считает своего подрядчика слишком мелким и далеким от своего основного детища. Яхты – мелочь. Его шеф не догадывается, что он, Герман Гуляев, знает о навигационных системах. Это дает ему фору.
Сегодня вечером ему жизненно необходимо снова пошушукаться с милашкой Тиграна. Лишь бы охранник не крутился рядом. Подозрительный тип. Топчется под ногами, словно капканы расставляет.
Злясь на него, на Кристину, на собственную неудачу в игре, Гуляев назло им всем отправился в казино. Там он напился, проиграл все, что оказалось в карманах, и только тогда вернулся в номер.
 «Ничего. Еще не вечер. Шлюшка еще почувствует, что значит быть с настоящим мужиком. И главное, бесплатно».
В комнату вплыла нагая Алла, благоухающая каким-то экзотичным запахом. В глазах Германа она сильно проигрывала молоденькой Кристине. Но пока приходилось довольствоваться тем, что есть.
Алла, видимо, поняла, чего он хочет.
– Даже не мечтай.
Герман полез в прикроватную тумбочку, достал оттуда заначку и помахал ею перед женским носом.
– Неужели?
Он прямо видел, как в глазах опытной проститутки заработал терминал.
– Этого мало, – Герман сделал вид, что собирается вернуть купюру на место. – Ладно. Но только в виде исключения.
Пусть думает, как ей хочется. А он будет делать, как хочется ему.
 
Выходить из своей комнаты не хотелось. Да и назвать своим это помещение она не могла. Все здесь казалось чужим – город, дом и даже радушный хозяин. Которого она не любила и уже не полюбит. Сеня поняла это сегодня, став частью Сергея.
День, который имел все шансы стать одним из самых чудесных в ее жизни, за несколько мгновений превратился в ужас. В кинолентах она не раз видела, как к несчастной жертве приближается злодей, а та стоит, парализованная страхом. На экране это выглядело картинно и неестественно. Приговоренного сценаристом беднягу хотелось отругать и одновременно пожалеть, что тот не бросился прочь, не позвал на помощь.
Жизнь оказалась гораздо кошмарнее фильмов, даже самых страшных. Сеня почувствовала себя кроликом перед удавом, когда Герман вынырнул из толпы и обнял – почти по-дружески, если наблюдать со стороны, но ее ноги тотчас задрожали. Сеня так и шла, на негнущихся ногах к какой-то двери, которая оказалась так близко, что она даже не успела обернуться и предупредить Сергея.
В душе девушка не сомневалась, что тот – где-то рядом и выручит ее, но страх не хотел уступать дорогу логике. Она попыталась как-то сопротивляться, но мышцы словно одеревенели, а перед глазами стояла картинка вчерашнего вечера. Кажется, какой-то лепет вырывался из ее горла, но что в этот момент говорила, вспомнить Сеня не могла.
Состояние ступора продолжалось и после того, как появился Сергей. Она даже не испытала обычного облегчения. Просто отправилась вслед за ним к выходу. Точнее, он ее практически вынес из зала, поддерживая под руку. Ног она почти не чувствовала. Те двигались, словно отдельно от нее самой.
На улице Сеня слегка пришла в себя. Полуденная жара буквально вдавила ее в асфальт. Дышать стало тяжело, и она опомнилась – парадоксальная реакция. Лишь после этого смогла услышать то, что Сергей втолковывал ей уже несколько минут.
– Так больше продолжаться не может. Слишком опасно. Завтра ты исчезнешь из города.
– Как? – Она едва узнавала свой хриплый голос. – Это невозможно.
– Мы сделаем так, чтобы стало возможным. Завтра ты снова отправишься в галерею.
– Я не смогу. Если он снова туда придет…
– Ты пробудешь там всего несколько минут. К тебе подойдет женщина, ее зовут Марта, и произнесет пароль.
– Пароль? А моя квартира?
– Сеня.
– Извини, я плохо соображаю. Господи, снова бежать!
– Это – единственный выход. Теперь ты будешь не одна. Моя знакомая передаст тебе привет от человека, известного только тебе и мне. Ты отправишься с ней немедля, словно она – твоя старая знакомая. Ни с кем не разговаривай, не останавливайся. Доверься ей.
– А ты?
– Увидимся позже.
Они остановились у автомобиля – с двух сторон, разделенные капотом. Так даже лучше. Она не могла позволить себе обнять его на людях. Но как хотела!
Сеня заставила себя говорить спокойно – ради него.
– Я сделаю все так, как ты сказал.
Сергей лишь кивнул, сел в салон и разблокировал дверцу с ее стороны. Дальнюю. Сеня послушно устроилась наискосок, а потом стремительно наклонилась вперед и быстро поцеловала любимого в плечо. Неизвестно, когда ей представится подходящий случай, чтобы снова коснуться его.
Уже через мгновение она чинно смотрела на мелькающую за окном панораму и едва сдерживала слезы. Завтра она отсюда уедет. Этот город подарил ей обретение себя и боль утраты, надежды на лучшее будущее и встречу с прошлым – плохим и счастливым. Она не знала, чего было больше, но надеялась, что когда-то снова сможет сюда вернуться – хотя бы в качестве гостьи.
Они больше не обмолвились ни единым словом. Внешне Сергей казался невозмутимым, но она кожей ощущала его напряжение, беспокойство о ней. Во дворе особняка ей не удалось пожать ему руку. Дверцу автомобиля открыл Рушан. Именно он проводил ее в дом и сообщил, что хозяин будет к ужину, и просил составить ему компанию за столом. Сеня кивнула и начала подниматься по лестнице. Она не рискнула обернуться. Слишком сильным оказалось желание броситься в объятия Сергея и не покидать их вечность.
Об этом она продолжала думать и вечером, стоя на балконе и вдыхая сладкий аромат садовых роз. Сеня заставила себя одеться – на этот раз в шифоновый брючный костюм песочного цвета с терракотовой вышивкой. Снова пришлось украситься широкими браслетами, а еще добавить подходящее по стилю колье, чтобы скрыть «цветущие» синяки.
Еще один вечер ей придется прожить в этом доме. Расставание с Тиграном девушку не угнетало. В последнее время общение с ним стало тяготить Сеню, а после угроз и требований Германа сделало их отношения неприемлемыми. Сейчас даже дружба с ним казалась невозможной.
– Ты прекрасна, Крис.
Она вздрогнула и заставила себя улыбнуться Малееву. Он не виноват, что она его не любит, и всегда относился к ней с завидной внимательностью и нежностью. А еще страстью.
Как сейчас. Его темные глаза светились жарким огнем. Какая-то женщина будет счастлива с этим мужчиной. Если он по-настоящему ее полюбит.
Тигран заметил интерес в женских глазах и расценил его по-своему. Он обнял Сеню и наклонил голову, чтобы поцеловать. Она отстранилась, почти оттолкнула его – невольно, но недоумение, почти обида в красивых глазах вызвали в ней сожаление. Завтра она оставит его – без объяснений.
Чтобы как-то сгладить неловкость, Сеня положила руку на мужское плечо.
– Извини. Я просто устала. Извини.
Еще не успев договорить, Сеня увидела, как на лице Тиграна засияла знакомая сексуальная улыбка, уверенного в себе мужчины. Его самоуверенности можно позавидовать.
– Дорогая, все будет хорошо. Несколько глотков чудеснейшего «бордо», и все проблемы исчезнут из твоей хорошенькой головки.
Сеня снова улыбнулась. Ей почти не пришлось себя заставлять.
– Уговорил.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:31 pm

Глава 19:

«Значит, Гуляев».
Сменив намокшую на жаре рубашку, Сергей пригладил волосы и отправился вниз. После последних событий отказываться от принятых в доме Малеева совместных ужинов – верх глупости. Сергей появился бы за общим столом даже без приглашения. Он больше не имеет права на ошибку. Ставки слишком велики. Вокруг Сени, как грозовое облако, сконцентрировалась нешуточная опасность. Сергей чувствовал это кожей.
Он уже обошел окрестности, образно выражаясь, просканировал их. Проверил присутствие всех охранников и работу пункта видеонаблюдения. Перестраховываясь, некоторые места, необорудованные камерами, но не вполне защищенные – по его мнению, но, к сожалению, не Рушана, Сергей снабдил жучками, которые предупредят о посторонних шумах. Если что. Конечно, устройства несовершенны и реагируют, в том числе, и на животных, но выбирать не приходилось. За общую безопасность отвечает другой человек, который ко всему прочему в последнее время  посматривает на охранника сестры хозяина чаще обычного, что по понятиям Рушана означает – подозрительно.
Спускаясь по лестнице, Сергей думал о том, что в случае с Германом Тигран оказался недостаточно внимательным, если не сказать беспечным. Тот не мог не знать, что Гуляев – игрок, а значит человек ненадежный, если не продажный. Сейчас именно Герман – подозреваемый номер один. Конечно, это не мозговой центр дела о навигационных системах. Слишком мелок он для такого дела. Покупатель у подобного товара не встречается на каждом углу. Но шпионаж в чью-то пользу Гуляеву вполне по плечу.
Сегодня, во время посещения маленькой чебуречной – конспиративного пункта, Сергей передал Марте поручение, касающееся Сени, а также высказал подозрения насчет Германа. Уже завтра, если все пойдет, как нужно, любимая окажется в безопасности.  И тогда у него будут развязаны руки.
 Удручает лишь то, что при этом им придется расстаться. На какое время? Кто знает?
 Сергей провел рукой по ежику волос и надел свою, ставшую его вторым лицом, безразличную маску.
 Главное, чтобы с Сеней ничего плохого не случилось. Только хорошее. Она это заслужила.
У парадного входа рядом с Тиграном замерла Сеня, невероятно красивая и бледная, но с необычной решимостью в глазах. Хотя нет, он вспомнил этот взгляд. Точно так же она смотрела на его мать.
Теперь же перед ней стоял Герман. Похотливый и подлый тип. Негодяй упорно направляющийся к цели, не гнушающийся ничем и не забывающий о собственных интересах. Вот и сейчас он взял Сеню за руку, с бессовестной усмешкой произнося двусмысленный комплимент. Неужели совсем не боится, что Тигран что-то заподозрит? Возможно, он хочет, чтобы Малеев приревновал Сеню и поступал более решительно, потеряв контроль над собой и собственными делами?
Нет, вызывать огонь на себя – не его стиль. Гуляев трусоват. Его вольное поведение скорее свидетельствует о том, что парень дошел до какой-то критичной черты. Это может оказаться опасным как для него, так и для Сени.
Именно в этот миг девушка выдернула руку, повернулась к Гуляеву спиной и ушла в гостиную.
Рискованный поступок, но Сергей понимал ее чувства, а еще надеялся, что Сене удастся как-то объясниться по этому поводу с Малеевым. Тот проводил девушку заинтригованным взглядом, пригласил Гуляева войти и последовал за ним.
Сергей сделал несколько шагов в ту же сторону, когда услышал знакомый хрипловатый смех. В дом практически в обнимку вошли Алла и Филипп Малеев. Оставалась надежда лишь на то, что всем удастся держать себя в руках. Им нужно продержаться лишь сутки.
Однако вечер обещал быть сложным.
 
Пусть думают, что хотят. Все. Смотреть на этого человека, терпеть его прикосновения, отвечать на обращения – выше ее сил. После всего, что произошло сегодня и особенно вчера, в саду, переносить присутствие Германа ей невмоготу. Брезгливость, испытанная в тот момент, когда потные пальцы обвили ее ладонь, пробудила в Сене воспоминания о прошлом – далеком и близком одновременно. Господи, неужели ей никогда от него не скрыться?!
– Дорогая, как ты себя чувствуешь?
Встревоженный голос Тиграна не успокоил, а вызвал оскомину.
– Это все духота. Наверное, к дождю.
– Возможно. – Она не выдержала пронизывающий взгляд и отвернулась. Нашла глазами Сергея и стала дышать ровнее. – Хочу спросить о Германе.
Придется говорить об этом чудовище. Почему она не сдержалась?
– Извини, если я вела себя невежливо, но…
– Не нужно извиняться. Он чем-то обидел тебя?
Вдруг захотелось признаться, выложить о себе все. И что потом? Презрение еще в одних глазах, где раньше плескался восторг и уважение? Да, она не влюблена в Тиграна и не планирует связывать с ним свою судьбу, во всяком случае, теперь. Однако утратить его расположение ей не хотелось. Если только выбора не останется. Что вполне может произойти.
Запретив себе об этом думать, Сеня расправила на коленях салфетку.
– Дело не в этом. – Она подняла глаза, заглянула в красивое лицо. – Он мне не нравится. Я ему не доверяю. Мне неприятно его внимание.
– Может, расскажешь подробнее?
Разве в таком признаются? Да, но только очень близким людям. Не Тиграну.
– Возможно.
– Хорошо, поговорим позже.
Сеня хотела сказать, что передумала вести разговоры о Гуляеве, но Тигран уже переключил внимание на гостей. К тому же к столу вышла Карина в соблазнительном алом платье с голой спиной. Слишком рискованный наряд для такой молодой девушки, но у нее есть родственники, чтобы сообщить ей об этом. К тому же с некоторых пор в Сене девочка видит скорее не приятельницу, а своего врага. Точнее соперницу, что почти одно и то же.
 
Маленькая негодница задержала его. Он думал, что девчонка образумилась. Игнорировала его весь ужин, заигрывала с Гуляевым, хохотала над шутками дяди и при этом изгибалась  так, что бретельки яркого платья то и дело грозили сорваться с острых девичьих плеч. Хотя, даже это вряд ли смутило бы разошедшуюся Карину. Тигран хмуро наблюдал за выходками сестры и несколько раз шикнул на нее. Не подействовало. Девчонка словно с цепи сорвалась.
 После десерта все отправились прогуляться. Сергей едва сдержался, чтобы не ринуться следом за Сеней. Ему пришлось ждать Карину. Обязанности вынуждали не спускать с нее глаз.
Та, как назло, долго крутилась перед большим зеркалом в холе, что-то поправляла и рассматривала, и лишь когда все остальные отошли достаточно далеко, величественно проследовала к выходу, спустилась по ступеням, прошла несколько шагов, зная, что Сергей следует за ней тенью, а затем резко обернулась и бросилась ему на шею. Впилась яркой помадой в губы и прижалась к нему всем телом.
Сергею стоило труда отцепить от себя Карину и при этом не наставить синяков. Мягко, но, настойчиво держа девочку на расстоянии, он искал взглядом остальных. Заметил только троих. Алла держала под руки обеих Малеевых и выкрикивала с неподобающим ее возрасту азартом: «Смотрите! Вы видели? Звезды падают! Все загадываем желание! Никто не уходит, пока не загадает!»
«Значит, Сеня осталась наедине с Гуляевым, а спектакль, затеянный его помощницей, призван оставить Германа и его жертву без свидетелей».
В кармане брюк вибрировал индикатор. Значит, его девочка и Герман находятся где-то рядом с одним из расставленных ним жучком, а он не может посмотреть, где именно, не привлекая внимания. Этот гад точно знает, где отсутствуют видеокамеры, и затащил туда свою жертву.
Сергей едва сдерживался, чтобы не нагрубить навязчивой сестричке Тиграна. Именно в этот момент ему нужно находиться рядом с любимой, а вместо этого он нянчит избалованную подопечную.
– Я все знаю. - Сергей недоуменно посмотрел на Карину. О чем она? – Наконец-то! Хоть что-то заставило тебя посмотреть на меня.
Неужели опять?
– Я слежу за тобой весь день. За редким исключением, - недовольно пробубнил Сергей, всматриваясь в сгущавшуюся темноту.
– Исключение!
В голосе девушки прозвучала такая отчаянная обида, даже горечь, что Сергей едва не пожалел ее. Однако ответил так, как нужно.
– Не понимаю, о чем ты.
– Чем я хуже нее? Она не красивее меня, не умнее, старше всего на пару лет. И грудь у нее ненамного больше моей.
Сергей не удержался от восклицания. Сеня в опасности, а сестренка Тиграна городит черт знает что.
– При чем здесь гр… это?
– Тигран от нее без ума. Герман пускает слюни. И ты…
– Что я?
Неужели Карина что-то знает о них с Сеней? Следила? И он не заметил?!
– Сегодня утром ты побежал за ней, как собачонка за хозяйкой.
Нет, это домыслы. Всего лишь и не более того. Она не могла ничего видеть и слышать тоже. Но нужно как-то ее успокоить.
– Пес. И хожу я за тобой. Как охранник, естественно. А сегодня утром я выполнял поручение твоего брата.
– Мог отказаться.
– Я на службе.
– У меня на службе.
– У твоего брата. Большая разница, согласись.
Карина отшатнулась. В красивых глазах сверкнули слезы.
– Я никому не нравлюсь. Что со мной не так?
Господи, сколько еще ему исполнять роль няньки? Такие вопросы следовало задавать матери. К сожалению, девочка – сирота.
– С тобой – все в порядке. – Он старался говорить как можно убедительнее, хотя его снедало беспокойство. – Ты еще встретишь достойного парня. Вы полюбите друг друга. Не разменивайся на меньшее. – Он думал, где найти нужные слова? Что еще сказать, чтобы она ушла, и все больше беспокоился о Сене. – Послушай меня, не вешайся на охранников. Они годятся только для интрижки, но не смогут обеспечить тебе жизнь, к которой ты привыкла.
– А может, я хочу именно интрижку?
– Для этого нужны двое, а я отказываюсь принимать участие.
Карина залепила ему пощечину.
– Гадкий, противный тип! – Уже лучше. Возможно, теперь она избавится от иллюзий в отношении него. – Ненавижу!
– Твое право.
Карина ударила его еще раз и помчалась в дом. Он же, взглянув на индикатор, бросился бежать вокруг дома – в направлении, противоположном тому, откуда доносились восторженные, артистичные выкрики Аллы.
Его Сеня молча боролась с насильником. Она вертелась в руках Германа, как белочка – безуспешно, но не сдаваясь. Сеня царапалась, плевалась и кусалась. Сергей слышал, как тихо ругается Гуляев. Он гордился своей девочкой. Она не падала духом и сражалась, как умела.
В этот раз Сергей подкрался тихо, и негодяя ничего не насторожило. Гуляев не успел издать ни единого звука, как оказался опрокинутым на землю мощным ударом кулака. Из разбитой губы потекла струйка крови. Герман стер ее ладонью, посмотрел на измазанную руку, на Сеню, а затем на Сергея.
– Я это так не оставлю.
Сергей промолчал. Он ждал, пока Герман поднимется. Слегка пошатываясь, Гуляев отправился восвояси.
Дело осложнилось. Сергей не ожидал, что Гуляев станет настолько сильно рисковать. Ему тоже пришлось пойти на риск и ударить гостя хозяина. Он не мог поступить иначе.
Где-то за углом раздавался хохот Аллы и Филиппа. Она все еще удерживала около своей персоны Малеевых. Неожиданно Сергей испытал злость на Тиграна. Это он должен обеспечить защиту женщине, которую пригласил в свой дом и которая, по его словам, ему нравится. И где Рушан? Почему его нет, когда он так нужен?
Сергей не удержался и обнял Сеню. Дрожа, она молча прижалась головой к его груди. Он поцеловал ее в макушку.
– Тебе лучше подняться к себе. Закрой дверь на ключ. – Сеня кивнула и подняла глаза. Как ему хотелось ее поцеловать! – Сможешь идти?
Она снова кивнула. Поцеловала кончики своих пальцев и коснулась ими его губ. Затем развернулась и быстро пошла по дорожке к дому. Сергей проследил за ней взглядом и видел, что в конце она почти бежала.
«Бедная девочка! Слишком много испытаний за один день. Сколько же было таких дней?»
 
Вбежав в дом, Сеня сбросила босоножки и помчалась вверх по лестнице босиком. В боку резко закололо, и она остановилась на площадке перед коридором. В какой-то миг ей показалось, что внизу кто-то есть – наблюдает за ней. Бросив беглый взгляд, девушка заметила, как колышется занавеска. Не став выяснять, что или кто вызвал это движение – ветер или Герман, Сеня припустила к своей двери, вбежала внутрь и дважды повернула ключ в замочной скважине.
Она спасена. Надолго ли? Гуляев не станет ломиться в закрытую дверь. Но что будет завтра?
 Несмотря на то, что «завтра» ужасно страшило, Сеня впервые настолько сильно ждала нового дня. Она, наконец-то, окажется вдалеке от Германа, подозрительного взгляда Рушана, а еще Тиграна, Карины и их въедливого дядюшки. И от Сергея – единственного человека, которого она не оставила бы ни за что. Но другого выхода не оставалось. Забота о ней мешала ему выполнять свою работу. Оставалось надеяться лишь на то, что разлука окажется недолгой.
Сергей налетел на насильника, как настоящий рыцарь в сверкающих доспехах. Сеня не сомневалась, что он придет ей на помощь, и это придавало ей сил для неравной борьбы с Германом. Вспомнив, как нелепо выглядел Гуляев на земле у ее ног, Сеня неожиданно для себя хихикнула и тут же зажала рот рукой. Не хватало еще, чтобы ее сочли сумасшедшей. Кто угодно мог бродить под дверью.
Сняв очередной испорченный наряд, девушка забралась под одеяло и накрылась до подбородка. Несмотря на душный вечер ее знобило. Но усталость взяла свое. Или это было нервное истощение. Сеня уснула спустя несколько минут.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:31 pm

Глава 20:

Герман метался по кабинету Тиграна, как жаждущий крови зверь по закрытой клетке. Он знал, что не имеет права вламываться в святая святых без спроса, что со всех сторон на него направлены видеокамеры.
«Плевать. Тысячу раз! Так даже лучше».
Плеснув в хрустальный стакан лучшего виски Тиграна, он залпом опрокинул его. Налил еще и плюхнулся в кожаное кресло, закинул ногу на ногу. Огненная жидкость согрела желудок и горячей волной прошлась по телу. Герман пристроил голову на удобном изголовье и оскалил зубы в злорадной усмешке.
Предвкушение того, что сейчас он выложит самоуверенному слепцу правду-матку, раскроет, так сказать, глаза на прошлое его невесты, бальзамом лилось на нанесенные ему раны – видимые и мнимые. Герман даже представил себе лицо Малеева в минуту откровения.
Хмыкнув, Гуляев снова приложился к стакану. Спиртное начало действовать. Теперь он почти веселился, представляя последствия задуманной шалости. Малеев, который мог иметь любую женщину – красивую, родовитую, богатую или владеющую всеми этими достоинствами, вместе взятыми, остановил выбор на шлюхе. Он оказался ничем не лучше своего любимого дядюшки. Даже хуже. Старик, во всяком случае, не планировал жениться на проститутке, лишь забавлялся с подобными ей.
Гуляев не завидовал Сене и не сочувствовал ей. Дура отказала ему, предпочтя тупого охранника. Поэтому и по многим другим причинам Кристину Датоян ждет кара – неумолимая и беспощадная. Ее не спасет ни известность, ни давнее знакомство, возможно даже родство. Тигран не прощает обид. Никогда. Он мстит и месть его страшна.
Но какая же у него непрофессиональная охрана. С такими деньжищами, как у него, Малеев мог позволить себе что-то более надежное. В кабинете уже несколько минут ошивается человек, пусть даже знакомый, а тупые олухи так и не доложили об этом своему хозяину. Иначе как еще объяснить долгое отсутствие Малеева? Несмотря на то, что Тигран ничего особенно ценного здесь не держит – Герман случайно подслушал их разговор с дядей на этот счет и понял, что нужных документов в  кабинете нет, но ведь картины висят и весьма дорогие. Парочка из них смогла бы решить финансовые проблемы Гуляева, но он – на крючке и должен выполнить порученное дело.
«Дело».
После очередного глотка Гуляев почувствовал боль в разбитой губе. Это слегка отрезвило. Мозг пришел в рабочее состояние, и Герман вспомнил, что собирался использовать вдову совсем другим способом.
Веселье испарилось, но зато вернулось вдохновение. Чего только не сделаешь под страхом возможного физического уничтожения. Нет, до этого не дойдет. Он не допустит.
Когда открылась дверь, и в кабинет вошел Малеев, Герман уже приготовился к разговору.
 
Обрезав кончик сигары, которые обычно держал для гостей, Тигран остановился у окна. Затянувшись, он смотрел на одинокие фонари, освещавшие дорожки, и пытался обрести спокойствие – прежде чем войти в собственный кабинет. Курил он нечасто, в особенных случаях. Как сегодня.
Какое-то время назад дежурный охранник доложил ему, что в его кабинет вошел Гуляев. Несколько удивленный подобным нахальством, Малеев, наконец-то сумел отвязаться от Аллы, оставив ту на попечении дяди, и отправился поговорить с гостем, позволившим себе неподобающую вольность.
Герману оказалось мало того, что он навязал ему свою любовницу. Тиграну пришлось приложить силу, чтобы вырваться из ее цепких пальцев. Алла явно действовала по указке Гуляева. Ему же оставалось выбирать - оскорбить гостью или терпеть ее присутствие, чтобы окончательно не испортить и без того напряженный вечер.
К тому же Кристина снова куда-то пропала. Он решил, что девушка поднялась к себе, чтобы не оставаться наедине с неприятными ей людьми. После прогулки он планировал навестить ее и серьезно обсудить проблему их отношений с Гуляевым. Что-то случилось между этими двумя. Тигран собирался выяснить, что именно он упустил.
Ему хотелось взять отпуск и увезти прекрасную женщину на какие-то острова – подальше от суеты. Насладиться спокойствием и очаровательным обществом. К тому же в подобной обстановке легче склонить скромницу к близости. К сожалению, пока это желание оставалось лишь мечтой – он еще не решил важные проблемы.
Алла громко возмущалась по поводу его ухода. Филипп пытался отвлечь женщину очередным пошлым анекдотом, одновременно увлекая ее в укромный уголок с неизменным: «Вы обязательно должны это увидеть. Не пожалеете». Тигран же заторопился к дому, размышляя над происходящим, пытаясь понять подоплеку, анализируя поступки. Что-то случилось, раз Герман готов бы попасть в немилость к работодателю – а то и вовсе нарваться на увольнение.
Малеев не удивился, когда прямо перед ним будто из воздуха материализовался Рушан. Он давно привык к непредсказуемому поведению начальника охраны, но тот никогда не нарушал установленных в доме правил и тщательно исполнял обязанности, сохраняя при этом завидное спокойствие. Однако на этот раз на лице невозмутимого стража появилось странное выражение. Тигран не сразу понял, в чем оно выражалось.
 И тут он понял. Брови! Они сошлись на переносице в одну линию, как навес над умными глазами-бусинами. Что-то обеспокоило Рушана. Тигран сомневался, что причина – в неожиданной выходке Гуляева. В кабинете не хранилось ничего особенного.
– Прошу прощения, хозяин.
– Я в курсе. Герман оккупировал мой кабинет. Сейчас узнаю, что у него на уме.
Рушан не уходил, загораживая путь, и Тиграну пришлось задержаться.
– Есть еще кое-что.
Малеев насторожился. Он снова подумал о Кристине, о том, что не уделил ей достаточно внимания этим вечером. Должен был не спускать с нее глаз – особенно после странного заявления о Гуляеве, а вместо этого терпел навязчивое внимание Аллы. Непростительная недальновидность!
Но, не желая показывать собственные слабости, Тигран спросил о другом:
– Что-то с Кариной?
– Молодая госпожа в своей комнате. Но… перед этим она снова повздорила со своим охранником.
Его маленькая сестренка положила глаз на привлекательного мужчину. Что же, она не первая и не последняя жертва подобного увлечения. Ничего страшного в этом Тигран не усмотрел. Сергей вел себя весьма корректно и сдержанно. На него можно положиться.
– Это все?
– Гуляев приставал к госпоже Датоян. Она вырывалась, но он настаивал.
Тигран на мгновение перестал дышать. Гнев медленно, но неуклонно заполнял его сознание. Захотелось рвануть в дом и разорвать Германа на части. Он заставил себя говорить спокойно.
– Продолжай.
– К сожалению, видеонаблюдение в этом месте не ведется. Пока я услышал шум и добрался до места, появился Гладунов и ударил его.
– Надеюсь, достаточно сильно?
Про себя Малеев подумал, что, наверное, избил бы негодяя до полусмерти.
– Гуляев упал, а затем быстро поднялся и ушел. В ваш кабинет.
– О кабинете я знаю. Все?
– Госпожа Кристина заперлась в своей комнате.
«Бежать к ней. Сейчас же!»
Первый порыв быстро схлынул, уступая место трезвым мыслям.
– Ты понимаешь, что это твой просчет, Рушан.
– Да, господин. Я готов за это ответить.
– Позже.
Тигран кивнул и небрежным движением руки отпустил его. С Рушаном он поговорит потом. Сейчас на очереди Гуляев.
 
– Ты… - начал Гуляев, собираясь поинтересоваться, что задержало хозяина кабинета, поиздеваться над охраной, но, взглянув в непроницаемое лицо Малеева, слегка стушевался. Что-то странное было в поведении Тиграна. Не на такую реакцию рассчитывал Герман.
«Ну да ладно. Отступать поздно».
– Ждал кого-то другого?
Быстрый взгляд обжег, и Герман поежился. Он кожей чувствовал опасность. Вдруг захотелось уйти – укрыться от постепенно нарастающей паники. Нельзя. Возможно, удастся как-то выкрутиться, объяснить свое присутствие здесь.
– Я?
«Да, нужно продолжать валять дурака. Лучше все остальное оставить до лучших времен. Если бы только сроки не поджимали. Точнее придурки, которые держат в руках расписки».
– Но ведь это ты сюда пришел? У тебя здесь свидание? Позволь поинтересоваться: с кем?
Герман со страхом наблюдал, как бесстрастный Тигран подходит к столику с напитками, наливает коньяк, залпом осушает бокал, несколько секунд смотрит в темноту окна, стискивая хрустальную ножку, а затем медленно ставит бокал на место, закрывает графин пробкой.
Все это время Гуляев пытался что-то придумать, но в голове, как на карусели, вертелся прежний план. К тому же странное поведение Малеева намекало на единственно возможную причину – Кристина успела пожаловаться первой.
Тигран внезапно обернулся и вперил в него непроницаемый взгляд. Гуляева вдавило в кресло ощущение чего-то неизбежного. А еще подумалось, что малеевская потаскушка не сказала тому ни слова. Только дура призналась бы жениху в своем сомнительном прошлом. А ей пришлось бы это сделать, если бы она натравила на него, Германа, своего почти жениха – Тиграна. Ему необходимо как-то оправдаться. Теперь он не сомневался, что Кристина не обмолвилась ни словом.
Гуляев слизнул с верхней губы вдруг выступивший пот. Герман чувствовал себя глупцом, испугавшимся собственных мыслей. Зная о жестком характере Тиграна, его непримиримости по отношению к врагам и соперникам, он просто струхнул и напридумывал всякого. Нужно срочно брать себя в руки и начинать воплощать в жизнь план.
– С тобой, с кем же еще. Есть разговор.
Малеев зажег настольную лампу и остановился напротив кресла, в котором пытался обрести спокойствие Герман.
– Да, нам есть что обсудить.
– Начнем? Или выпьем еще?
Продемонстрировав свой пустой стакан, Гуляев попытался улыбнуться. Боль в разбитой губе заставила поморщиться.
– Болит?
Чертова лампа. Кажется, рану скрыть не удастся. Но объяснений по этому поводу можно попытаться избежать.
 –- Ерунда. До свадьбы заживет. – Тигран приподнял брови. – До твоей свадьбы.
Малеев прищурился.
– Кажется, я тебя не приглашал.
– Так в чем же дело? Пригласи. – Гуляев смотрел, как Тигран потирает костяшки пальцев правой руки, и никак не мог понять, как же так получилось, что ему все время приходится подстраиваться под диалог, отвечать на неприятные вопросы. Ведь это Герман Гуляев – нападающий, и должен вести в этой игре характеров. Он ее придумал. Ему известно больше. Тем не менее, именно он продолжал оправдываться. – Я хотел сказать, что это – лишь твое дело.
Малеев улыбнулся, но его глаза не смеялись. У Германа перехватило дыхание. Захотелось выскочить за дверь и оказаться как можно дальше от этого оскалившегося человека, произносившего:
– Тут ты прав. Это - мое дело.
Гуляев опрокинулся на пол вместе с креслом. Удар оказался внезапным и очень сильным. Герман полз на спине в направлении двери и рукавом вытирал в кровь разбитые губы и нос. Пока не удавалось определить, что пострадало больше. Тигран его не преследовал, и Гуляев решился подняться на ноги. Сомнений в том, что кто-то присутствовал при их с Кристиной разговоре, не осталось. Если наябедничала не она, значит это сделал Сергей.
– Ты совсем на ней помешался? Я лишь оказался невольным свидетелем. – Тигран молчал, и это прибавило Герману смелости. – Она изменяет тебе с охранником твоей сестры. – О, как ему хотелось ужалить побольнее! – Думаю, не с ним одним. – Герман ожидал хоть какой-то реакции, но Тигран молчал. – Ты слышал, что я сказал?! Я увидел их, и он меня избил! Ударил гостя в твоем доме!
На какой-то миг в кабинете воцарилась оглушающая тишина. Или это после падения он утратил способность слышать. Но нет, губы Малеева не шевелились. И вдруг…
– Рушан, убери это отсюда.
«Это?!».
Герман почувствовал, как его руку завернули за спину.
– Кому ты поверил? Наставившему тебе рога охраннику? Или этой шлю…
Договорить он не смог. Боль пронзила плечевой сустав. Маломерок, работавший начальником охраны, оказался сильным мужчиной. Гуляеву, скованному ловкими руками, не удалось даже дернуться.
– Этот… больше у нас не работает. Изъять ключи и документы, которые он держит в домашнем сейфе. Запретить охране впускать его на порог любого здания, принадлежащего семье. Не подпускать ни к одному из Малеевых. И госпоже Датоян. Пока это все. Кстати, не забудь выставить вместе с ним его подружку.
– Ваш дядя… – начал Рушан, но в этот момент в кабинете появился сам Филипп.
– Дядя не против.
Кивнув, начальник охраны вывел Гуляева, проклинавшего всех присутствующих и отсутствующих, за дверь.
 
Закинув ноги на стол, Тигран перекатывал в бокале очередную порцию коньяка и вспоминал вопли Гуляева. Зная, как все произошло на самом деле, Малеев не верил обвинениям уволенного сотрудника. Не хотел верить. Но где-то глубоко в душе маленький червячок ревности все же шевелился, беспокоя и раня мужскую гордость.
– Поэтому я и не женился.
Дядя все не шел спать, оставаясь рядом с племянником. Все, как в юности, ничего не изменилось. Филипп всегда знал, когда его присутствие особенно важно.
– Ты о чем?
– Вечно сомневаться, взаимно ли мое чувство, не для меня. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на глупость под названием «любовь».
– Я не считаю это глупостью. Но мне казалось, что ты не женился из-за мамы, потому что больше не встретил женщину, похожую на нее.
– Все женщины разные. В погоне за возможностью найти кого-то похожего, можно оказаться обманутым. Или пропустить подходящую тебе женщину.
– Ты снова о том же. Я не хочу говорить о Кристине.
– Но ты думаешь о ней, невольно ищешь схожесть с матерью. – Тигран не стал отрицать очевидное, и дядя продолжил: - Ты знаешь, как я отношусь к твоему решению жениться на этой девушке.
– Веришь в обвинения Гуляева?
– Я не доверяю ему в принципе, но не в этом дело. Сейчас мы говорим о Кристине, не так ли?
– Она – не лгунья и не легкомысленная женщина.
– Возможно. Даже скорее всего, иначе Давид не женился бы на ней.
– Тогда что не так?
– Мне кажется, что ты сам не до конца в ней уверен.
– Запутано все. До сегодняшнего дня я не сомневался, что мое доверие к ней безгранично, но после случившегося… Почему Кристина не пришла ко мне? Возможно, все дело в том, что это она мне не доверяет?
Кряхтя, Филипп поднялся с кресла, подошел к племяннику и потрепал его по плечу.
– Жизнь – сложная штука. Ложись-ка ты спать. Все, что необходимо, ты уже предпринял. Да и мне нужно отдохнуть. Завтра нам придется обдумать еще один важный вопрос.
Встрепенувшись, Тигран подозрительно воззрился на дядю.
– Что еще?
– Как по мне, главный вопрос. На что рассчитывал Гуляев, придя в твой кабинет? Была же у него какая-то цель.
– Думаешь, я сглупил, выгнав его?
– Ты поступил, как мужчина. К тому же после приземления на пол Герман вряд ли стал бы делиться с тобой своими соображениями – настоящими или надуманными. Правда, одно слово, которое я не стану повторять, меня заинтриговало, но прежде чем его озвучить, я должен все хорошенько обдумать. Бари гишер!
– Тебе тоже, дядя. Хотя, какое теперь спокойствие.
 
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:32 pm

Глава 21:

Проснувшись, Сеня какое-то время решала, приснилось ей вчерашнее или…
Она посмотрела на руки. Свежие свидетельства не оставляли сомнений – вечером едва не случилось худшее. Если бы Сергей не вмешался, то для нее осталось бы лишь два пути: пришлось бы уступить Герману, так как оказать серьезного сопротивления она не могла, или закричать, что более вероятно, а позже объясняться с Тиграном. Это неизменно повлекло бы за собой признание в своем позорном прошлом. Поговорить с Малеевым младшим о ее жизни до замужества следовало бы, но она не могла – ни раньше, ни, тем более, теперь. Счастье, что Сергей оказался рядом.
Сеня поймала себя на мысли, что рассуждает о случившемся, словно это не она, а какая-то другая женщина отбивалась вчера от Гуляева, защищая свою честь. Что это? Защитная реакция или надежда, что сегодня все закончится, и она окажется вдалеке от ужасов последних дней? И лет. Да, именно так, ибо страх слишком глубоко въелся в ее кожу.
Запретив себе излишне верить в успех предстоящей операции по собственному спасению – слишком часто ей не везло, Сеня соскочила с кровати и открыла окно, с удовольствием вдыхая свежий морской воздух. Вечером она не решилась оставить хотя бы одну щель, которая позволила бы любому попасть в ее комнату незамеченным.
Теперь осталось самое сложное – объяснение с Тиграном. И не только о вчерашнем поспешном уходе. Слишком часто в последнее время, отправляясь спать, она оставляла своего покровителя без обычных слов прощания. Выглядело это не только невежливо, но и подозрительно.
Сеня тряхнула головой. 
«Нет, не покровителя – хозяина дома», - поправила она себя, поскольку слово «покровитель» намекало на двусмысленность ее положения, что не соответствовало истине. Она так и не стала любовницей Малеева и не сожалела об этом. Хотя какие-то нежные чувства она к нему все же испытывала.
«Симпатия, но не любовь – вот что это такое».
Давнее знакомство, неизменная доброта по отношению к ней, и даже то, что он не настоял на близости, хотя и мог, сыграли свою роль. Сегодня она простится с ним. Возможно, навсегда. И нужно очень постараться, чтобы он не понял, что это – прощание.
Нарядившись в удобный голубого цвета льняной костюм и закрыв запястья несколькими браслетами, Сеня уже принялась складывать вещи, когда в голову ей пришла мысль, что все привезенное придется оставить здесь. Ее исчезновение должно выглядеть случайным, а это значит, что одежда должна находиться в шкафу, а краски и кисти - в мастерской.
Сеня отправилась туда, чтобы в последний раз полюбоваться своими работами, еще незаконченными, но неизменно дорогими ее сердцу. Ассиметричная ваза из голубоватого стекла манила к себе нежными, несуществующими в природе цветами. Сеня планировала закончить работу над ней сегодня - до того, как Герман нашел ее на выставке. Разве можно изобрести лучший подарок, чем эти выдуманные, фантастические лепестки и листья? Как это похоже на нее саму. В памяти Тиграна она так и останется женщиной, которая не существовала. Ведь Кристина – это не она, Сеня.
Рука сама потянулась за кистью.
 
Сергей обеспокоено оглядел гостиную. Вот-вот должен начаться завтрак, а Сени все нет. Он не решился постучать в ее комнату, чтобы не вызвать ненужные подозрения – особенно сегодня, когда все готово для спасения любимой. Тигран тоже отсутствовал. Возможно, он находился рядом с Сеней, и Сергей не знал, опасна ли их встреча.
Что ему было известно, так это то, что вчера Малеев выгнал из дома гостей. И не просто отправил Гуляева восвояси, а уволил его. Об этом тихо сплетничали охранники в комнате видеонаблюдения. Они замолчали, когда как обычно незаметно появился Рушан. Маленькие глазки остановились на нем лишь на миг, но этого оказалось достаточно, чтобы Сергей понял – начальнику охраны известно многое. Хорошо, если только о нем.
Первое, что приходило на ум: Рушан стал свидетелем нападения на Сеню и рассказал об этом хозяину, что вполне естественно. Тогда почему он не вмешался? Если пришел, когда Гуляев получил свое – признаться, слишком мало получил – значит, начальник охраны видел нежную сцену между ним и Сеней. И в дополнение: так как он, Сергей, до сих пор не уволен, и, как минимум, не допрошен, значит, либо Рушан доложил Тиграну не обо всем, либо разговор с Малеевым – впереди.
Ладно, все это – потом. Сейчас самое важное – безопасность Сени. Где же она? Только Филипп, что-то напевая, переставлял шахматные фигуры, и в этот момент весьма походил на многоопытного мафиози. Он не был им, Сергей доподлинно это знал. Но так же хорошо ему было известно и то, что недооценивать такого персонажа, как дядя Тиграна, глупо и даже опасно.
Гладун вздохнул с облегчением, когда услышал на лестнице нежный голосок Сени. Она спускалась под руку с Тиграном, улыбалась и выглядела очень красивой. Сергей испытал незваное чувство – ревность. Он отогнал его, как несущественное.
Спустя мгновение, Гладун порадовался, что за годы тренировок научился скрывать эмоции. Он поймал на себе внимательный взгляд Малеева младшего. Сомнений не осталось – ему тоже что-то известно. О нем и Сене.
 
Тигран нашел Сеню во временной мастерской, когда она практически закончила работу. Смешивая краски, нанося на стекло импровизированные узоры, девушка почти забыла о своих тревогах. Вздрогнула, когда Тигран коснулся губами ее плеча, невольно поежилась, но не забыла отвести кисть от вазы, чтобы не испортить собственный труд. И подарок.
Она так и сказала Малееву, когда тот похвалил ее работу. Удивление на лице Тиграна заставило девушку отвести взгляд. Она поставила вазу на столик у окна и принялась чистить кисти.
– Все в порядке?
В голосе Малеева слышалось искреннее беспокойство, и Сеня вдруг почувствовала себя предательницей. Но мгновение прошло, и Сеня напомнила себе, что должна оставить этого мужчину – чтобы спастись самой и развязать руки Сергею. А, возможно, и Тиграну тоже. Ей лучше держаться подальше от двух мужчин, которые сделали для нее много хорошего.
Первого она любила, второго считала другом. Только одного она не знала: долго ли Малеев будет относиться к ней с симпатией и как скоро она снова сможет увидеть Сергея после предстоявшей разлуки. Мысль о том, что второе может не произойти, Сеня упорно игнорировала.
Сейчас же девушка старалась сделать все, чтобы хоть немного смягчить горечь от ее бегства, о котором Тигран не должен узнать слишком рано. Станет ли он ее искать? Неподвластную Сене женскую сущность удовлетворил бы именно такой порядок вещей. Но стремление к справедливости заставляло девушку желать счастья и спокойствия хозяину этого дома – но уже без нее.
– Уверена?
Кажется, он сомневается.
– Да, все хорошо. Нужно подождать, чтобы краска высохла: примерно около двух суток.
– Что?
Он думал о чем-то другом. Ей нужно как-то отвлечь его. Может, попросить автомобиль, чтобы отправиться на выставку?
Подумав, она отказалась от этого плана, решила, что сделает это за столом.
Сеня едва коснулась губами щеки Малеева – на прощание – и улыбнулась.
– Я о вазе. Тебе не понравился мой подарок? Тогда можешь выбрать любую другую.
Тигран нежно, но крепко обхватил руками ее плечи, провел ладонями вверх затем вниз, легко поцеловал в губы.
– Беру эту. Мне нравятся все твои работы. Ведь они – твои. – Вглядываясь в ее лицо, тихо добавил: – Такая красивая.
Сеня проглотила ком. Ей вдруг стало жаль этого мужчину. Он выглядел встревоженным и слегка ранимым. Таким он представился ей впервые. Если бы Тигран вел себя подобным образом раньше, она, возможно, поддалась бы его уговорам, но сейчас… Поздно.
– Я рада. Правда. – Их разговор становился слишком интимным. И слова здесь ни при чем. Чувства – вот что делало его таким. «Нужно срочно с этим заканчивать. Ты покидаешь его», - напомнила себе Сеня. – А еще я страшно проголодалась, пока рисовала.
– Да, конечно. Извини, что задержал.
Пока они спускались к столу, Тигран больше ни о чем ее не расспрашивал. Сеня радовалась этому и надеялась, что на вопросы, которые весьма вероятно роились в его голове, ей отвечать не придется.
Она едва кивнула Сергею и поздоровалась с Филиппом, который удивил ее неожиданным восклицанием:
– Хороша! Хороша!
Девушка даже покраснела от неожиданного комплимента, хотя уверенности в искренности дяди Тиграна она не испытывала. Вероятнее всего, это был лишь сарказм. Что она на самом деле чувствовала, так это некоторую напряженность, которая царила в комнате. Была ли она тому причиной, Сеня не знала и опасалась этого.
С тяжело давшимся ей беззаботным выражением на лице, девушка заняла свое место за столом, положила на колени салфетку, когда Тигран поинтересовался:
– А где Карина?
– Она еще не покидала свою комнату.
Голос Сергея прозвучал спокойно, и Сеня почувствовала себя увереннее.
– Спроси, спустится ли она к завтраку, - обратился Тигран к охраннику своей сестры. – Нет. Пожалуй, будет лучше, если это сделает Рушан.
Сергей кивнул и уселся за стол. В комнате как всегда ниоткуда появился юркий человечек и, поклонившись хозяину, быстро исчез в дверном проеме. Сеня украдкой посмотрела на Тиграна. Его голос прозвучал необычно жестко. И случилось это, когда он разговаривал с Сергеем. Подумав, девушка решила, что слишком нервничает, и ей все это показалось.
Вернувшись, Рушан что-то прошептал Тиграну на ухо. Слегка нахмурившись, тот отпустил начальника охраны едва заметным движением руки и сообщил присутствующим, что его сестра отказалась от завтрака.
Все принялись за еду. Сеня с энтузиазмом намазывала булочку маслом, хотя и не чувствовала голода. С другой стороны, неизвестно, когда ей снова придется поесть. На Сергея она не смотрела – опасалась чем-то выдать себя.
Допивая чай, она решилась перемолвиться с Тиграном.
– Мне нужно на выставку. Я могу вызвать такси?
Время, пока Тигран молчал, показалось Сене вечностью. Она начала нервничать, не зная, почему тот не говорит ни слова. Девушка ждала ответа, поигрывая салфеткой.
– Нет. – Сердце ее упало. Неужели Малеев узнал о вчерашнем происшествии? Или еще хуже: о ней и охраннике своей сестры. – Тебя отвезет Николай, мой водитель.
– Спасибо.
На сердце все так же лежала тяжесть. Сеня не знала, хорошо это или плохо, что машину поведет не Сергей. Потом решила, что так даже лучше.
Она оставила в покое салфетку и встала из-за стола. Малеев тоже поднялся.
– Я поеду с тобой.
«Это катастрофа!»
Из нее словно вышибли весь дух. Взгляд потянулся к Сергею, но она заставила себя смотреть на Тиграна. Пока Сеня придумывала причину для отказа, в комнате снова появился Рушан. Прошептав что-то Малееву, начальник охраны так же быстро исчез.
Признаки внутренней борьбы на лице хозяина дома были едва заметны, но Сеня стояла очень близко и заметила их. Сомневался он недолго.
Взяв ее за руку, Тигран покачал головой.
– Извини, дорогая, но мне придется ответить на срочный звонок. Возможно, это займет много времени. Ты не против, если я приеду к тебе чуть позже?
– Нет. Конечно, нет.
Что еще она могла ответить? Оставалось надеяться, что к его приезду Сеня уже покинет выставку.
Теплые губы прижались к ее запястью и слегка задержались. Сеня не стала отнимать руку, хотя в комнате находились свидетели. Тигран проводил ее к двери и распорядился насчет шофера.
Сеня взлетела вверх по лестнице, схватила заранее приготовленную сумочку с минимальным количеством вещей – только самое необходимое, и спустя пять минут оказалась на подъездной дорожке.
Оглянуться на усадьбу она позволила себе, уже находясь в машине. Сколько всего случилось в нем – хорошего и плохого. Сеня никогда не забудет этот дом. И его хозяина тоже.
Просторный «Мерседес» мягко выбрался на дорогу, ведущую к городу. Сеня смотрела в окно, разглядывая все подряд и стараясь ни о чем не думать. Они уже подъехали к автозаправочной станции, когда девушка услышала какой-то шум, доносящийся откуда-то сзади. Девушка поделилась с Николаем своими наблюдениями. Огромный флегматичный водитель остановил автомобиль и направился открывать багажник ключом, а не автоматом.
Сеня едва не выругалась вслух, когда задняя дверца «Мерседеса» распахнулась и на сидение рядом с ней плюхнулась Карина.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Софія Чайка на тему Нд Лип 26, 2015 3:33 pm

Глава 22:

– Что ты здесь делаешь?
Вопрос прозвучал резко. Сеня понимала это, но не сумела сдержаться.
– Еду в город. Развлекаться. – Карина достала из сумки-мешка солнцезащитные очки и демонстративно напялила на нос. – Николай, трогай!
– Нет, Николай, стой.
Водитель пребывал в явной растерянности. Нахмурив брови, он смотрел на обеих девушек в зеркало заднего вида.
– А я сказала, поезжай. Она пока еще не твоя хозяйка.
Командному тону маленькой негодницы мог бы позавидовать любой начальник.
– Николай – на службе у твоего брата. – Карина в очередной раз проигнорировала Сеню. Но та не собиралась уступать сестрице Малеева. В эти минуты, возможно, решалась ее судьба. Девушка не могла допустить, чтобы из-за строптивицы пропали все усилия Сергея по ее спасению, а собственные надежды рухнули. Еще раз провернуть подобное будет уже сложнее. Практически невозможно, хоть и не хотелось так думать. Тигран стал весьма и весьма подозрительным. – Вообще-то я к тебе обращаюсь.
– Не хочу с тобой говорить. Меня совсем не радует перспектива сидеть рядом с тобой, но не осталось другого способа, чтобы выбраться из тюрьмы. Так что давай не станем мешать друг другу. Поезжай по своим делам, а я развлекусь со своими друзьями. Мы договорились встретиться в… Не скажу где, а то еще наябедничаешь Тигру.
Все это Карина произносила, глядя в затылок водителю. Ребячество, но лишь на первый взгляд. В ее поведении Сеня видела проявление протеста – против всех, кто перечил ей. Девочка считала себя взрослой и самостоятельной. Совсем как когда-то Сеня, покидая отца и ожидая от взрослой жизни только позитива.
– Зря ты так. Родные заботятся о тебе. Любят тебя.
Карина хмыкнула и отвернулась к окну.
– Душит меня эта забота. Ничего не случится, если я один денек проведу так, как мне хочется. А Тигран – у него в голове только одна женщина. – По ее тону Сеня поняла, кого девушка имеет в виду. - Николай, сколько можно ждать?
Время истекало. Сеня словно чувствовала, как оно просачивается сквозь пальцы.
– Сделаем так: Николай отвезет меня на выставку, а потом ты отправишься с ним домой. Но прежде я позвоню Тиграну. Он, наверное, уже беспокоится. Если брат разрешит тебе прогуляться по городу, пообщаться с друзьями, тогда другое дело.
Сеня достала телефон.
– Да пошли вы!
Никто не успел опомниться, как Карина выскочила из автомобиля и побежала назад. За их машиной стоял черный джип с тонированными стеклами. Девушка постучала в боковое стекло со стороны водителя.
Далее все происходило как в кошмарном сне.
Стекло слегка опустилось. Загорелая рука с перстнем на пальце махнула рукой в сторону задней дверцы. Карина, виляя попкой в коротких белых шортах, рывком распахнула дверцу, как привыкла это делать. Ей не пришлось садиться самой. Две волосатые мужские руки затянули ее в салон. Машина рванула с места.
«Похищение!»
Сеня видела, как, ругаясь, выскочил из автомобиля Николай, как пробежал с десяток метров за автомобилем, потом вернулся в салон и помчался за джипом, приказав Сене пристегнуться. Все это время перед глазами девушки мелькали темная комната, одна кастрюля на всех, первая встреча с Феодором. Ужас сковал ее до такой степени, что пальцы не сумели удержать сотовый. Он упал ей на колени, и Сеня опомнилась.
Она вдруг поняла, что не может приказать Николаю отвезти ее на выставку. Не теперь, когда он преследует людей, похитивших Карину. Да разве ж это люди?! Гадов, которые украли молоденькую девочку и теперь неизвестно что с ней делают. Или еще сделают.
Значит, не судьба ей сбежать.
Подавив всхлип, Сеня набрала номер Малеева. Выслушав сбивчивый рассказ, Тигран приказал дать телефон водителю. Ловко лавируя между автомобилями, Николай молча выслушал хозяина и отдал телефон Сене. Тигран уже отключился. Все верно, он обязан принять меры. А она могла лишь тихонько сидеть и не мешать водителю исполнять свои обязанности.
Они потеряли джип в пригороде. Тот просто исчез, видимо заехал в какой-то двор, пока они объезжали встречный транспорт. Николай проехал еще немного вперед, затем вернулся назад. Позвонил Тиграну и снова нажал на газ.
– Что теперь?
Она не могла находиться в неведении. Достаточно того, что ее стремления разлетелись в пух и прах из-за выходки малолетней девчонки. Но сейчас Сеня не имела сил и желания ее обвинять. Только жалеть.
– Мы возвращаемся в усадьбу.
Задние дверцы защелкнулись на замки.
 
Некоторое время назад…
 
– Черт!
Тигран бросил телефонную трубку, а затем швырнул на пол телефонный аппарат.
– Что на этот раз?
Невозмутимый Филипп курил, развалившись в кресле, будто происходящее его не задевало. Но он слышал и видел все. Тигран ни на мгновение в этом не сомневался.
Он уселся на письменный стол и взъерошил волосы.
– Они не оставляют мне выбора.
– Угрожают?
– Зря я не отговорил Кристину ехать.
Он не просто сожалел об этом. Тигран беспокоился очень сильно. Прогресса в их отношениях так и не произошло, но чувства Малеева к этой девушке стали еще сильнее. К тому же он ощущал ответственность за нее - несмотря на открывшиеся факты.
– С ней Николай.
– Один в поле не воин.
– Только свои знают, что ты собираешься на ней жениться. Успокойся и постарайся мыслить конструктивно. Ты твердо решил отдать прибор спецам?
– Да. Только в последнее время от них нет никаких известий. Но ведь это ничего не значит, верно?
– Верно, – Филипп улыбнулся и стряхнул пепел в серебряную ракушку. – Думаю, далеко ходить не придется.
Тигран вскинул голову.
– Я чего-то не знаю?
– Многое, я бы сказал. Но, ты еще молод. Когда доживешь до моих седин… Хотя, не будем о грустном. Радоваться и так особо нечему. Важно, чтобы в курсе оказался хотя бы один из нас.
– Дядя, я тебя люблю, но сейчас не время для игр. К тому же твоя бабушка прожила больше ста лет.
– Хорошо бы. А то только начинаешь что-то понимать в этой жизни, а тут…
– Дядя!
– Думаю, тебе нужно поговорить по душам с охранником твоей сестры.
Тигран помрачнел. Ночью он уже успел допросить Рушана. Тиграну не спалось, и он решил, что если не может обсудить все с Кристиной, то обязан поговорить с тем, кто в этом доме замечает все. Он не ошибся. К сожалению. Начальник охраны сознался, что следил за Сергеем - по поручению Филиппа. И за Кристиной – с благословения его же дяди.
Понурившись, Рушан сознался, что видел, как Гладунов обнимал молодую женщину после столкновения с Гуляевым, но не доложил о происшествии своему работодателю. А должен был. К тому же Сергей позволил себе поцеловать его гостью. В лоб, но и это слишком интимно.
А еще Рушан поделился своими наблюдениями за Кристиной. Компромата он не заметил, но иногда девушка поглядывала на охранника Карины. Ничего особенного – на первый взгляд, но делала она это тайно, исподтишка, словно совершала что-то запретное. Взгляды – мелочь, и это должно бы облегчить страдания Тиграна, но так не случилось.
А он на самом деле страдал. И ревновал – до тупого, примитивного желания. Двух желаний: либо броситься в комнату Кристины и взять то, чего он так давно желает, либо прижать к стене Сергея и вытряхнуть из него душу. Тиграна не волновало в чем вина его соперника. В том, что Сергей встал на его пути, Малеев почти не сомневался. Раненое самолюбие подсказывало ему это.
Тигран не сделал ни того, ни другого. Вспомнил, что месть – это такое блюдо, которое лучше подавать холодным. Он пока не решил, что станет делать с Крис. Несмотря ни на что, он не желал ее терять. Тем более что глубина ее обмана пока неизвестна. Он не мог понять, почему она ничего ему не рассказала, не поделилась?
Тигран вспомнил, что вчера отправил эту парочку в город вдвоем, не обеспечив дополнительным наблюдением, и помрачнел еще сильнее.
– С ним я поговорю позже.
По взгляду, которым его наградил Филипп, Тигран понял, что дядя знает больше. Как, впрочем, всегда.
– Теряем время.
– Личные проблемы я буду решать позже.
– Боюсь, здесь конфликт не только личных интересов.
Очередные дядюшкины интриги. Или это что-то другое?
– Договаривай.
Тигран уже начал кое-что понимать, но не хотел сознаться себе, что в очередной раз опростоволосился. Однако, не только он один.
– Боюсь, спецслужбы давно пасут тебя в собственном доме. Во всяком случае, один из них.
– Гладунов? Но его привел сюда Рушан. Твой Рушан.
Дядя поднял руки, будто сдаваясь.
– Виноват. Но это лучше, чем мафия.
– Оправдание так себе. Да и выбор – не слишком.
Тигран щелкнул пальцами, и в комнате появился Рушан.
– Гладунова ко мне.
Рушан кивнул и исчез.
– Что ни говори, а с начальником охраны тебе повезло.
– А тебе-то как повезло, дядюшка. Все местные сплетни подают прямо с гриля, с дымком, на тарелочке с голубой каемочкой.
– Не нужно завидовать, мой мальчик. У тебя еще все впереди.
В этот миг в комнате появился Сергей. Малеев удивился, что тот пришел настолько быстро, но эта мысль затерялась в эмоциях. Тигран не подозревал, что способен испытывать настолько сильные чувства. Что это? Ненависть? Зависть? Неужели Кристина влюблена в этого мужчину?
Он забыл обо всем, когда Гладунов произнес первые слова:
– Карина исчезла.
– Что?
После этой фразы даже дядя выпрямился в кресле.
– Я решил проверить, все ли с ней в порядке. Забрался на балкон у ее окна и заглянул внутрь.
 При другом раскладе Малеев напомнил бы, что заглядывать в комнату к девушке без ее разрешения непозволительно. Она может быть неодетой или еще что-то. Но сейчас был другой случай.
– Продолжай.
– Комната пуста.
– Возможно, она отправилась прогуляться.
– Я обыскал всю территорию и как раз собирался сообщить вам о случившемся.
– Это невозможно. Вся усадьба под контролем.
– Тем не менее, ее нет.
– Рушан, всю охрану ко мне!
Тигран командовал, но в сердце уже начал вползать невольный страх. Его маленькая сестренка неизвестно где, когда обстановка и так накалена до предела.
Зазвонил телефон, и Малеев достал из кармана сотовый.
– Что случилось, Кристина?
 
С самого утра интуиция подсказывала Сергею, что что-то идет – или пойдет – не так. Он передумал многое, взвесил все «за» и «против», но так и не нашел причину, по которой Сене не удалось бы попасть на выставку. В конце концов, она – не пленница, и Тигран не имеет права удерживать ее здесь насильно.
Поведение Малеева лишь укрепило Сергея в его стремлении спрятать любимую. Он заметил недоверие в глазах Тиграна – по отношению к нему и к Сене. Выяснилось, что тот не настолько умеет владеть собой, как показалось Сергею вначале. Возможно, всему виной его чувства к Сене? Тогда Сергей не мог его винить. Сам иногда едва сдерживался в ее присутствии – и даже при одной мысли о ней.
Не вполне уверенный в том, что девушка сумеет справиться с собственными эмоциями, особенно после вчерашних неприятностей, Сергей пытался мысленно подбодрить ее, передать хоть часть собственных сил виртуально. Если бы это было возможно! К сожалению, человечество пока не научилось до такой степени управлять собственной энергией.
Сергей дотошно обшарил всю территорию особняка и прилегающей местности, проверил комнату видеонаблюдения и пропускной пункт. Не обнаружив ничего подозрительного и одновременно движимый неясной тревогой, он подошел к комнате Карины. После того, как сестра Тиграна не ответила на стук, Сергей обошел вокруг дома и взобрался на балкон ее комнаты, используя густые ветви плюща. Благо, что он крепко обвился вокруг естественных подпорок и крюков. Хотя, с другой стороны, плющ был еще одним слабым местом в защите особняка. Любой другой человек, в том числе недоброжелатель или попросту преступник, мог сделать то же самое.
На осмысливание предположения не осталось времени, поскольку обитательница комнаты с доступным балконом исчезла – скрылась в неизвестном направлении. Чтобы удостовериться в этом Сергей тотчас опросил всю охрану, которая имелась в доме. Кроме Рушана. Если тот не хотел, чтобы его увидели, никто не мог обнаружить пройдоху.
И тогда Сергей понял: вот он, просчет, неучтенный момент в тактике, за которую отвечал именно он. То, что контролировать неугомонную девчонку с каждым днем становилось все труднее, не имело никакого значения. Случившееся – его ошибка. И не только потому, что он – охранник Карины. Предвидеть выходки подобной особы – его работа. Он с ней не справился. Чувство долга и лихорадочные поиски выхода из создавшегося положения не заглушали чувства вины, которое испытывал Сергей.
На какие-то мгновения на второй план отодвинулись мысли о Сене, поэтому прозвучавшее имя вызвало у него настоящее потрясение. Он понял, что исчезновение подопечной каким-то образом переплелось с операцией по эвакуации из опасной зоны дорогого ему человека.
Направляясь в кабинет к Малееву, Сергей думал, что готов к любому развитию событий – вплоть до разоблачения, но подобного он не ожидал. В другой ситуации Гладун уже мчался бы в сторону города, но пока он не ознакомился хоть с какими-то фактами, позволить себе действовать и поставить под угрозу не только существование Сени, но и всю операцию Сергей не мог. Пока он раздумывал, как спросить, о чем говорит девушка, и при этом не вызвать подозрения, Филипп поинтересовался:
– Что там?
Голос мужчины прозвучал необычно строго. Тот тоже волновался, хоть и едва заметно. Только о ком  – Сене или племяннице? Что это он? Конечно, о Карине! С Кристиной Датоян Филипп едва считался. Терпел только ради племянника.
Тигран бросил телефон на стол и поднял глаза на Сергея. Они пылали темным огнем и словно обвиняли.
– Карина сбежала в машине, которая отвозила Кристину в галерею.
– И твоя любовница позволила?! – Филипп ударил ладонью по подлокотнику.
При слове «любовница» в сердце Сергея словно вогнали кол. И хотя он не верил в то, что Сеня спала с Тиграном и не призналась в этом, боль проходить не торопилась. Да и сам Малеев-младший не торопился опровергнуть заявление дяди. Он продолжал испытывать взглядом Сергея и одновременно отвечал дяде:
– Карина отправилась на прогулку в багажнике. Сестру обнаружили лишь на автомобильной заправке. Кристина пыталась уговорить ее вернуться, но Карина решила, что может путешествовать самостоятельно.
– Хватит ее оправдывать. Твоя любовница, видимо, разрешила нашей девочке это. Ведь она – не член нашей семьи, и ей безразлично, что случится с Кариночкой. – Сергею казалось, что камни летят не в сторону любимой, а в него. Что же, он согласен терпеть все, что угодно, лишь бы с Сеней ничего не случилось. Но с каждым словом становилось очевидным, что ничего хорошего ждать не приходится. – Но куда смотрел Николай?
– Она – Малеева, если ты не забыл дядя. Разве кто-то может остановить женщину с такой фамилией?
– Господи, Тигран, договаривай же!
– Карину украли прямо на глазах у Кристины и Николая. Запихнули в автомобиль и увезли в неизвестном направлении. Николай пробовал их преследовать, но неудачно. Я приказал ему возвращаться. Вместе с Кристиной.
Сергей вспомнил последние слова Тиграна, прежде чем тот отключил телефон.
«Закрой дверцы автомобиля на замки».
Он не доверял Сене. И сейчас она вместо выставки, едет сюда, в особняк. Возвращается в своеобразное заточение. Иначе истолковать фразу, произнесенную Малеевым, причем совершенно ровным тоном, Сергей не мог. Он не сдержался.
– С… госпожой Датоян все в порядке?
Тигран одним мощным движением руки смел на пол все, что имело несчастье находиться на столе. Послышался грохот камня и звон разбитого стекла. От спокойствия Тиграна не осталось и следа. Он грохнул кулаком по столу, и Сергею на какой-то миг показалось, что следующий удар он испытает на себе.
– Ты должен бы следить за моей сестрой! Знать каждый его шаг, каждый вздох, каждую мысль! Я нанял тебя для этого. – Сергей молчал. Возразить он не мог. Все сказанное было правдой. А ведь утром, чтобы узнать, спуститься ли Карина к завтраку, Малеев отправил к ней Рушана, проигнорировав при этом Сергея. Слабый аргумент. – А вместо этого – что? Какого черта тебя беспокоит госпожа Датоян?! Кто она тебе?! – Тигран устремился к нему, как раненый зверь. Остановился практически впритык. Бешеный взгляд словно пытался проникнуть к Сергею в мысли. – Кто ты?
Сергей промолчал. Он смотрел в темные глаза и мечтал во всеуслышание заявить, что Сеня принадлежит только ему и больше никому. К сожалению, Гладун или Гладунов, как его здесь называли, не мог себе этого позволить.
Неизвестно, кто сорвался бы первым, но тут вмешался Филипп.
– Если вы не забыли, похитили Карину, тогда как Кристина жива и здорова, и скоро порадует нас своих присутствием. – Спустя мгновение добавил. – Всегда знал, что от этой женщины стоит ждать неприятностей.
Снова зазвонил телефон. Тиграну пришлось отойти от Сергея, чтобы отыскать его. В комнате появился Рушан и подал хозяину трубку, подняв ее с пола за шторой.
– Да! – рявкнул Тигран. Какое-то время молча слушал, а затем завил присутствующим в комнате: – Они сказали, что пленница в безопасности. Пока. Обещали позвонить попозже и сообщить условия ее возвращения.
В этот миг Сергей впервые испытал жалость к этому человеку. Такого испытания не пожелаешь никому.
– Я сделаю все, что смогу.
– Сделаешь. Никуда не денешься.
Тигран отошел к окну и уставился вдаль.
Сергей без разрешения вышел из комнаты. В конце концов, он – не раб. Тем более что только что дал обещание, почти клятву помочь. Сергей не сомневался, что и Малеев понимает – он не сбежит. Сеня  стала заложницей.
avatar
Софія Чайка

Сообщения : 1089
Дата регистрации : 10.04.2014
Возраст : 50
Откуда : Івано-Франківськ

На початок Донизу

Re: Почти брат

Створювати по Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


На початок Донизу

Сторінка 1 з 2 1, 2  Наступне

Попередня тема Наступна тема На початок


 
Права доступу до цього форуму
Ви не можете відповідати на теми у цьому форумі